Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№4, 31.10.1997


ДИСКРИМИНАЦИЯ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ПРИЗНАКУ?

Язык второго по численности народа России может оказаться вне закона?

Закон «О языках в Республике Мордовия», предлагаемый Комитетом Государственного Собрания по культуре, образованию, науке, гласности, межнациональным отношениям и делам молодежи к принятию Госсобранием Республики Мордовия потрясает своим цинизмом.

В пояснительной записке комитета-разработчика к данному проекту записано: «В разработке законопроекта принимали ученые-лингвисты, краеведы, представители национально-культурных обществ, юристы, депутаты». Нам неизвестно, с какими национально-культурными обществами обсуждался этот законопроект. Что касается общества татарской культуры «Якташлар», никто с нами по этому закону даже словом не обмолвился.

Кроме этой пояснительной записки, к законопроекту прилагаются замечания и заключения различных комитетов и отделов Госсобрания, Правительства РМ, Министерства финансов РМ, Прокуратуры РМ. Ни в одной бумаге нет ни слова о татарах, как бы нас совсем нет, и только в замечаниях прокуратуры законодателям напоминают, что «...следует иметь ввиду, что на территории РМ проживают кроме русских (60,8%), мокша и эрзя (32,5%) и татары (4,9%)».

Прокуратура указывает на заметные противоречия предлагаемого законопроекта как Конституции Российской Федерации, так и действующему Закону РСФСР "О языках народов РСФСР".

Если Конституция РФ и закон о языках РСФСР гарантируют защиту языков всех народов, то наши мордовские законотворцы хотят предоставить гарантии защиты только государственным языкам РМ, лишая татарский язык какого-либо статуса и каких-либо гарантий.

В такое же противоречие с Конституцией РФ и законом о языках РСФСР вступает предлагаемый «Закон о языках в Республике Мордовия» в части финансирования языковых программ, устанавливая своей статьей 5, что «Органы государственной власти Республики Мордовия обеспечивают льготное финансирование государственных и научных программ сохранения и развития государственных языков, проведение в этих целях льготной налоговой политики».

Однако, если исходить из общероссийских норм, то речь должна идти о финансировании программ сохранения и развития языков всех народов РФ, проживающих на территории Мордовии, а не только государственных языков. Прокуратура делает такие же замечания относительно статей 4 и 6.

Прокуратура отмечает еще ряд других противоречий данного законопроекта общероссийским нормам, например, ст. 11, которая предусматривает обязательность изучения мордовского языка в национальных мордовских селениях. Правда, в Законе "О языках народов РСФСР" речь идет о праве свободного выбора языка обучения, а в предлагаемом законопроекте имеется ввиду обязательность изучения мордовского языка как предмета. Так что здесь противоречия с российским законом нет. Эту статью можно было бы только приветствовать, если добавить туда обязательность изучения и татарского языка в татарских селах хотя бы как предмета.

Если предыдущие законопроекты, так и не принятые, как-то половинчато и морщась, но все же упоминали татарский язык наряду с государственными русским, мокшанским и эрзянским, при этом придавая татарскому статус официального в местах компактного проживания татар, то предлагаемый ныне закон о языках, хотя и содержит в себе положение о недопустимости дискриминации языков в Республике Мордовия, татарский язык вовсе даже и не упоминает.

А ведь татары, наряду с русскими, мокшанами и эрзянами, являются одним из четырех коренных народов Мордовии. Села во всей Мордовии, за исключением украинского Хутора Лопатино в Лямбирском районе, являются либо русскими, либо мокшанскими, либо эрзянскими, либо татарскими, либо смешанными. В нашей республике нет населенных пунктов, где бы жили компактно представители какого-либо иного народа, кроме вышеназванных четырех коренных.

И вот из этих четырех языков только один остается в стороне от тех денег, которые обещаны статьями 4, 5 и 6 в поддержку программ развития и сохранения государственных языков, коими являются три основных - русский, мокшанский, эрзянский. Таким образом, недоброжелатели татар в Госсобрании РМ пытаются протолкнуть законодательно лишение татар права на государственную поддержку в развитии и сохранении своего родного языка.

Для статуса русского языка совершенно неважно, в какой редакции будет принят этот закон, и будет ли он принят вообще. Реально в республике был и будет иметь настоящие права один язык - русский. Циники из Госсобрания прекрасно это понимают. Они также понимают, что в число государственных языков наряду с мокшанским и эрзянским, и с таким же успехом, можно включить и татарский язык. Положение от этого не изменится. Но они также понимают, что не упоминая никак статус татарского языка, они тем самым низводят татарский язык до уровня, условно скажем, чукотского или корякского. Хотят татары Мордовии учить свой язык, пусть учат, а вот бюджет не тронь! Так ведь, господа сытые? Все вам мало?

Все это наглое, циничное попрание прав одного из четырех коренных народов Мордовии. Татары платят те же налоги в бюджет, что и русские, мокшане, эрзяне, при этом практически ничего не имея по части средств массовой информации, кроме 28 минут в месяц по Мордовскому радио. Татарские деньги будут и далее, теперь уже на законной основе, уходить на поддержку других языков? Кому-то очень хочется, чтобы мы работали против себя, против своего народа, на дальнейшее ассимилирование?

Почему у нас в Мордовии сложилось такое явно дискриминационное отношение к татарам? Чует кошка, чье мясо съела? Недодавили прежних хозяев этих земель?

По времени появления на территории Мордовии татары-мишари являются вторыми после мокшан. Затем, во времена Золотой Орды, татары разрешили теснимым русскими эрзянам переселение на юг, на ордынские земли, к коим тогда относилась вся территория нынешней Мордовии.

И только в ХVI в. здесь начали обосновываться русские, в основном как крепостные тех русских и татарских дворян, которых за боевые и прочие заслуги цари одаривали недавно приобретенными землями.

Более того, мишари, сейчас считающиеся этнической группой татар, но по всем объективным данным имеющие такое же отношение к казанским татарам, как и башкиры, сложились именно на территории Мордовии. Это фактически автохтонный народ, сложившийся из разных местных и пришлых тюркских и угро-финских компонентов.

Мы знаем точно, на какой территории сложились русские как народ, и как они попали в Мордовию, но мы не знаем точно, где сложились такие древние народы, как мокша и эрзя, откуда они пришли на эти земли.

Мы знаем, что абсолютное большинство государственных образований, куда когда-либо входила территория Мордовии, были или тюркскими, или татарскими. Мы знаем, что вплоть до середины ХVI в. здесь всегда командовали татарские ханы, мурзы, беки, князья. Мы знаем, что до насильственного крещения татарских мурз и князей Петром Первым в 1713 г. абсолютное большинство землевладельцев на нашей территории были татары.

Мы знаем, что те, кто составлял данный проект, были знакомы с предыдущими вариантами закона о языках, где татарский язык назывался официальным языком в местах компактного проживания татар. Они бессовестно опустили вопрос о татарах, как бы нас совсем нет. Им этого очень хотелось бы! Но мы были, есть и будем!


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru