Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№10, 20.08.1998


ЮНИР БИКТЯКОВ О СВОЕМ ИМЕНИ И НЕ ТОЛЬКО О НЕМ...

Юнир БИКТЯКОВ, президент группы предприятий "ЭГО", 13 мая на открытии республиканской олимпиады по татарскому языку и литературе в Татарской Пишле интересно рассказал о том, как осознал себя татарином...

- Мне 2 июля исполнилось 37 лет. Один мудрый человек сказал, что до 30 мы учимся, с 30 до 40 мы становимся на ноги, после 40 мы отдаем, что приобрели. Я уже на этапе завершения становления. И, мне кажется, каждый в своей жизни после 40 задумывается, что он после себя оставит...

Татарином себя я, конечно, всегда ощущал. Это ощущение связано было с именем. Меня зовут Юнир, но родители и знакомые, соседи в детстве и юности часто звали меня Юрой. Конечно, дело не только в других, мне и самому часто было стыдно признаться, что я Юнир. Поэтому я при знакомстве говорил, что меня зовут Юра.

А потом, где-то к 8-му и 9-му классу, когда я уже начал знакомиться с девушками, начал взрослеть, и хотелось, чтобы отношения были искренние, я начал задумываться - а как же мне представляться?

С одной стороны, мне стыдно было говорить, что я татарин, потому что к татарам тогда было отношение предвзятое. Татары - это значит татары. Тогда саранские девушки как бы сторонились татар, избегали знакомиться с ними. Считалось, что уважающей себя девушке общаться с татарами как бы не совсем прилично. Я это чувствовал, видел, и я говорил: "Юра".

С другой стороны, после того, как я знакомился и говорил, что меня зовут Юра, мне становилось не по себе.

И вот этот дискомфорт, дискомфорт своей личности, некую неполноценность оттого, что я татарин, я ощущал почти во всей жизни.

Я не лицемер, я человек открытый и дискомфорт у меня наступает сразу же, когда я начинаю обманывать.

Жена мне всегда говорит: "Когда ты обманываешь, это сразу видно. Ты не можешь лгать".

Что касается бизнеса, то там, конечно, есть ложь, но она профессиональная, и это совсем другое. А что касается личных дел, зваться мне Юрой или Юниром, для меня это была та самая грань, когда мне приходилось врать по личным мотивам, когда я должен был себя перебороть, и все это порождало дискомфорт.

В школе учителя, ребята меня звали Юрой. Даже сейчас многие ребята по привычке называют меня Юрой. Но где-то в 8-9 классе я начал понимать, что так не может продолжаться...

И как-то однажды я познакомился с девушкой и сказал, что зовут меня Юнир. Меня поразила ее реакция - ей понравилось мое имя!

Когда я сказал, что своего настоящего имени никогда не говорю девушкам и представляюсь Юрой, она удивилась и сказала, что Юнир - такое красивое имя.

С тех пор я по-настоящему задумался над своим именем. Это большая проблема для многих молодых городских татар. Родители, мне кажется, в этом плане, тоже виноваты. Ведь они могли бы воспитать у своих детей уважение к своему имени, так ведь?

Нашим родителям, как всегда, было некогда. Работали, на хлеб зарабатывали. Мать у меня маляр была всю жизнь, отец обычным наладчиком на заводе. Говорят, все решают в жизни женщины и все идет от женщин. Вот и меня русская девушка подтолкнула к тому, чтобы не стыдиться своего настоящего имени и называться Юниром.

Но этот переходный момент у меня затянулся надолго - я много лет еще называл себя то Юниром, то Юрой. То есть для меня эта дилемма оказалась очень сложной.

Я в армии представлялся Юниром. Там ребята, кто были татары, в основном называли свои истинные имена - Равиль или Касим. А некоторые скрывали, так же, как и я до этого.

И только после армии я для себя решил окончательно - уже никому не говорил, что меня зовут Юра.

Правда, после армии, где-то года полтора, когда я еще жил в Саранске, у меня все же был "рецидив", и только начиная с Свердловска, куда я уехал учиться, я уже больше не называл себя Юрой, только Юниром. Видимо, то, что там другой город, новые для меня люди, это помогло мне.

Дело в том, что после армии я тренировал ребят по боксу, две группы, в 10-й школе в Саранске. Я им тогда представлялся Юрием Романовичем, а отца у меня зовут Ряшит. Ребята сейчас уже взрослые, многие стали бизнесменами, со многими из них у нас сейчас общие дела.

И вот они сейчас подходят ко мне и говорят: "Юрий Романович". Они знают, что я Юнир Ряшитович, они так шутят и говорят: "Помните, как Вы представлялись Юрием Романовичем?"

Мы сейчас смеемся над этим - какой я Романович, по большому счету! Я Ряшитович, и притом Юнир. Вот так вот.

Это очищение, скажем так, переход от какого-то Юры к себе самому, это очень сложный был момент. А сейчас вот я горжусь тем, что я Юнир. И везде уже всем говорю, и везде уже все привыкли.

К сожалению, я вижу, даже сейчас есть еще взрослые люди, татары, даже старше меня, по 50 лет люди, скрывающие свои истинные имена.

Этот момент двойственности у них все еще есть. А я, как говорится, радуюсь, что этот момент для себя решил, и мне как-то уже спокойно, я сознаю, что я вот татарин и не стыжусь этого.

Вообще о татарском вопросе можно было бы поговорить.

Я прочитал в последнем номере "Татарской газеты" материал "Корни татарофобии в Мордовии..." и думаю, что говорить об этом вслух, может быть, и не надо. Возможно, это заострение внимания на этом вопросе только ухудшит наше положение, не знаю...

Если ты имеешь русскую национальность или мордовскую, то тебе все дороги открыты, в плане любых сделок, любых операций, любых продвижений, в том числе в культуре...

Если ты активно проявляешься в жизни, то ты прежде всего соперник кому-то, будь-то в экономике, торговле, политике, и тот факт, что ты плюс к тому еще и татарин, играет не в твою пользу. Твой соперник старается использовать это, как-то обыграть. Хотя по большому счету ему неважно, кто ты по национальности, поскольку все это выходит на план экономических интересов. Я никогда об этом не говорю, и всегда как бы замалчиваю этот момент. Но я это вижу.

Многие говорят, вопрос есть, проблема есть. А если сейчас эту проблему поднять, как бы ситуацию не осложнить.

Как решать вопрос негативного отношения к татарам? Я думаю, что это вопрос очень серьезный, и не одного дня, и не одного года, и вопрос этот, я думаю, надо решать через культуру...

Через поддержку всего красивого, достойного в татарских национальных традициях, в культуре, языке, в танцах, и прежде всего в людях, которые выражают эти самые традиции, культуру, язык. При этом маленькими такими шажками. Условно, есть у нас хороший художник, да? Допустим, тот же Малик Ямбушев, да? Надо этого художника показывать везде, хотя бы среди своих татар.

Нужно прививать нашим татарам любовь к культуре, к живописи, музыке, учить их ценить все свое красивое, достойное, понимать мировую культуру. Чем более культурными будут наши татары, тем лучше будет к ним отношение со стороны других народов.

Я для себя определил, что я должен внести свою личную маленькую лепту в развитие татарской культуры. Я решил это год назад и думаю, что самым лучшим моим вкладом будет помощь какой-либо школе. Это учебники, это методическая литература, это учителя татарского языка. Вообще-то начинать это надо с садика.

Я думаю, что надо взять группу какую-нибудь, класс, факультатив, типа того, что есть в 23-й школе.

Я должен четко видеть - вот я этот факультатив веду, условно, поддерживаю их. Что, учителю надо доплачивать? Будем доплачивать учителю. Давайте возьмем проблему его переподготовки - министерство образования вложит и мы добавим, чтобы обучить его в Казани. В принципе это можно и нужно сделать даже без моих вложений. Это обязанность государства.

Я думаю, если каждый возьмет, кто более-менее способен, цепочку свою, свое маленькое дело, свой маленький участок в татарской культуре, это будет самое лучшее решение татарской проблемы. Я считаю, это все надо. Но я вижу, везде зажимают, зажимают капитально. И поэтому...

А в то же время и у нас, между татар, между собой всякие недомолвки идут, разные течения, какая-то там идет завистливая возня, кто, что, куда, не знаю... А кто-то специально такой раздор делает...

Ваша газета как раз пример такого конкретного дела. Сам факт появления "Татарской газеты" уже, я считаю, большое событие у нас в Саранске и республике. Она должна была появиться намного раньше. Конечно, многие татары ее ждали. Это очень хорошее дело.

Я много газет выписываю, чтобы быть в курсе всего и всегда внимательно прочитываю "Татарскую газету". Очень профессионально она редактируется, выпускается. Ее читаешь так же, как и "Столицу-С" или другие солидные газеты, очень профессионально все сделано. Я знаю, что Стас Холопов помогал вам в первое время.

Так что практикантам-журналистам есть где учиться. Есть где развиваться. Вам надо на практику брать их, давать им задания. Чтобы они брали где-то материалы, писали. Газета в принципе может много...

Конечно, когда будет нормальное финансирование, вам нужны будут профессионально подготовленные кадры. Насколько я знаю, на отделение журналистики нашего университета больше одного татарина в год не берут. Можно брать к себе русских, мордву, кто захочет. Если нет таких, тогда ищите в школах выпускников. Там много умных девочек.

В газете нужно писать как можно больше о татарских проблемах. Газета должна быть для простых людей, татар разного уровня. Как и любая республиканская или центральная газета. Больше должно быть материалов из районов, где живут татары. Тогда газета будет интереснее, и даже русские будут читать. Пока корреспонденты могут писать на общественных началах.

Мне хотелось бы, чтобы мы в следующий раз уже встретились в редакции, в нормальном здании. Ведь какой-то офис должен быть у газеты, так? Чтобы там были все средства, необходимые для работы - оборудование, компьютеры, все, что положено.

Хотелось бы, чтобы в газете к тому времени уже было десятка два или три тех, кто ее делает. Я думаю, она должна иметь свою историю. Ну, она сама по себе уже историей является. Уже то, что газета есть - это уже история. Так ведь? Ее открываешь через год, посмотрел - что тогда мы писали, как мы работали, о чем мы тогда думали?

Ну и самое главное, чтобы личное здоровье было у сотрудников, и они выдержали бы во всем этом, потому что сейчас что творится - ужасно. Я думаю, все будет нормально…


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru