Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№10, 20.08.1998


ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Ирек БИККИНИН

Для татар Мордовии выход второго сборника Камиля Тангалычева - это событие большого масштаба.

Какой татарский писатель или поэт удостаивался чести выпустить книжку в Саранске? Никто и никогда. Хотя Хади Такташ, Шариф Камал и Абдрахман Апсалямов - классики татарской литературы, такие же татары Мордовии, как и Камиль.

А вот Камиль выпускает уже вторую книжечку. Камиль востребован, мало того, он нужен властям.

Конечно, для великой и весьма обширной русской поэзии, а творчество Камиля, несомненно, относится к ней, эти сборнички остались совершенно незамеченными.

Неизвестно, как высоко ценились бы в татарской поэзии стихи Камиля, если бы он мог писать на родном языке. Но совершенно ясно, что татары ценили бы его гораздо выше, чем русские. Вовсе не потому, что он свой, татарин. А просто в силу арифметики - уже потому, что сочиняющих на татарском языке на несколько порядков меньше, чем русских или русскоязычных поэтов.

Русских поэтов татарского происхождения немало. Наиболее громкие имена - Анна Ахматова и Белла Ахмадуллина. Но они родились и выросли в русском культурном окружении.

Единственным известным русским поэтом из татар, родившихся и выросших в своем, татарском окружении, можно считать только Михаила Львова. И то еще неизвестно, стал ли бы он поэтом, да еще русским, если бы не попал в детский дом и не назвался там Мишей Львовым. Может, так и прожил бы жизнь в своем татарском селе, не написав ни строчки.

Ну а второстепенных русских поэтов из татар немало. Может быть, Бог даст, и Камиль пробьется в их ряды.

Правда, эксплуатация татарской темы, вернее, даже спекуляция на татарской, как бы даже восточной, экзотике, вряд ли будет способствовать в дальнейшем улучшению восприятия русским читателем его творчества.

Обилие фактических ошибок во всем, что касается ислама, не радует тех немногих татар, кто читает стихи Камиля.

Удобство промежуточного состояния - от ворон отстал, к павам не пристал - подразумевает снисходительность к Камилю, когда он не знает чего-то из обязательного для русского интеллигента. А не знает он многого и в стихах это чувствуется. Отсутствие хорошего образования для поэта не порок, но все же... Это же удобство выручает Камиля, когда он не знает чего-то татарского, мусульманского - ведь он же русский поэт, а не татарский. Он же не виноват, что "...русская пророческая муза ханского угнала скакуна".

...Честно говоря, мне трудно беспристрастно относиться к Камилю. Я собираюсь написать большой материал под названием "Приласканные неофиты", основой которого должно стать творчество Камиля Тангалычева - поэта и публициста, как он любит называть себя сам.

Там же я напишу о других татарах, занимающих достаточно высокое положение в мордовском истеблишменте и от которых нет никакой отдачи культуре своего народа.

...В декабре прошлого года я в очередной раз агитировал Камиля сделать-таки что-нибудь для татарской культуры. Смысл ответа Камиля сводился к тому, что если он чем-то и кому-то обязан, то только своим родителям, и уж никак не татарскому народу в целом. Четкая формулировка мысли не оставляла места сомнению - это выстрадано Камилем.

На него не произвели никакого впечатления мои доводы, заключавшиеся в том, что десятки поколений предков Камиля не оставляли свою веру, не меняли свой язык, несмотря на жестокие преследования, несмотря на все очевидные выгоды смены религии и языка, и что, видимо, в этом упорном отстаивании всего своего был и есть какой-то смысл, и все те татары, кому Бог дал какие-то способности или даже талант, как-то и чем-то должны помогать сохранению языка, сохранению культуры. Причем совсем необязательно для этого писать стихи именно на татар-ском.

Камиль тогда наотрез отказался чем-либо помогать нашей "Татарской газете". Мало того, он полностью отмежевался от решения Совета общества "Якташлар" включить его в состав редакции книги "Татары Мордовии: вчера, сегодня, завтра", мотивируя это тем, что не желает связывать себя с "...узконациональной публицистикой".

Я спросил его, почему именно он в этой длинной цепочке поколений берет на себя смелость предать своих предков, ведь мать и отец Камиля выполнили свой долг перед предками - дали ему имя, передали ему язык, религию.

Ответом была безмятежная, слегка усталая улыбка всезнающего мудреца, чуть ли не пророка. Понятно, что ему в его карьерке не нужна лишняя ноша, лишние помехи. К тому же в наказанье за излишнюю татарскость его могут перестать ласкать.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru