Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№1, 21.08.1997


ИЗ ИСТОРИИ ТАТАРСКОЙ ПЕЧАТИ

(По материалам канд. ист. наук Равиля Амирханова, Казань. Татарстан, №9, 1996)

Начиная с 1808 года татары десятки раз подавали прошения с просьбой разрешить выпуск газеты на татарском языке, однако вплоть до 1905 года такого разрешения не смогли получить.

В 1905 году после революционных событий правители Российской империи, напуганные ходом событий, разрешили ахуну города Петербурга Атаулле Баязитову, коллежскому ассесору, переводчику, награжденному многими высшими орденами России, издавать русско-татарскую газету под названием "Нур".

Баязитов в первый раз подал прошение в 1891 году. Он просил высочайшего разрешения издавать газету под названием "Хафта" ("Неделя"). Через два года он же просит разрешения на издание газеты "Чишме" ("Родник") и опять отказ.

То, что самый грамотный народ России, татары, не могли получить разрешения на свою периодическую печать, имеет свои резоны.

В Закавказье, в Тифлисе, с 1830 года начинается издание газеты "Фарсийские ведомости" на персидском языке. В 1832 году ее заменяет газета "Вести с этой стороны Кавказа" на азербайджанском языке. В 1870 году на русском и узбекском языках начинается издание "Газеты Туркестанского края". Позже в Закавказье появляются еще несколько газет на азербайджанском языке. В 1883 году Исмаил Гаспринский начинает издание газеты на общетюркском языке "Тарджеман". И только волжским татарам не дается разрешения.

В чем дело? Дело в том, что самодержавие по праву видит в татарах единственную силу, способную противостоять духовно русификации и христианизации. Высокий уровень грамотности среди татар отмечается многими источниками того времени. Например: "В России трудно указать народность, среди которой была бы так широко распространена грамотность, как у казанских татар" (Коблов Я. Конфессиональная школа казанских татар. Казань, 1916, с.3-4).

При рассмотрении прошений татар для мотивировки отказа приводятся такие доводы: "Развитие литературы и периодических изданий на татарском языке среди инородческих племен, населяющих Россию, едва ли послужит целям сближения и слияния этих племен с русским народом; в татарах сильно развита любовь к своей религии и своему языку и из всех инородцев, населяющих Россию, татары наименее поддаются слиянию с русскими; развитие же литературы на их родном языке может лишь пробудить среди инородцев национальное самосознание и - быть может, более этого - политические мечтания" (ГАРФ, фонд 776, опись 12, дело 14, лист 10).

Даже в 1903 году такие же доводы использовались для отказа в выпуске татарской газеты: "Газета на татарском языке, удовлетворяя естественную любознательность татар и давая им все нужные сведения из общественной... жизни, надолго устранит необходимость изучения татарами государственного языка и... будет способствовать скорее национальному сепаратизму, чем культурному слиянию татар с русским населением" (ЦГА РТ, фонд I, опись 4, дело 1109, лист 5).

Вплоть до 1905 года за исключением вышеупомянутых и еще нескольких изданий в России периодическая печать выходила кроме русского, на армянском, грузинском, модавском, литовском, латышском, польском, эстонском, финском языках — то есть на языках христианских народов. Надо добавить, что была печать и для евреев.

Хотя сейчас практически все татары владеют русским языком, "слияния" русификаторам пока добиться не удалось. Но полтора миллиона татар в России совершенно не знают татарского языка. А это для русификаторов уже кое-что. Остается каких-то пять-шесть миллионов татар лишить родного языка и все будет в порядке.

Правда, век-другой тому назад их "мечтания" носили более грубый и конкретный характер. Например, в 1735 г. в своей записке о мерах борьбы с магометанством царский сановник И.К.Кириллов с цинизмом предлагал направлять башкир и мещеряков (мишарей) на службу в Оренбург: "...Хотя по мало наряжены будут, однако же которое время там пробудут, в то жены без плода останутца, а кого убьют, тот и вовсе не возвратитца. Как исстари сию политику во всем государстве над татарами во время Швецкой и Польской и Турецкой войн делали, везде их перед войска в первых на пропажу посылали, вменяя в службу". (Материалы по истории Башкирской АССР. — М.-Л., 1949, т.III, с.493-494).

В 1737 году Сенат издает указ о сборе подушенных денег, хлеба "с татар и прочих иноземцев пашенных брать хлебом против того, как на русских положено, вдвое, ибо оное, как довольно известно, что жительство имеют в весьма хороших хлеборобных и удобных местах, и такое на них положенное число безтягостно снести могут". (ПСЗ, т.IX, №7244).

Но плавного физического уничтожения "инородческого" населения не получилось, да и невыгодно это было с экономической точки зрения. Ведь инородцы платили налогов гораздо больше, чем сами русские. Более "разумной" была политика русификации и православизации инородцев, в том числе татар.

Правительство, увидев, как успешно работают татарские школы при мечетях в деревнях и селах, в 1870 г. принимает решение об открытии русско-татарских училищ. Министр народного просвещения граф Толстой при этом подчеркивал, что "конечной целью образования всех инородцев, живущих в пределах нашего Отечества, бесспорно, должно быть обрусение их и слияние с русским народом". (Аграрный вопрос и крестьянское движение в Татарии XIX в. — М.-Л., 1936, с.281-285). Яснее не скажешь.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru