Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№13, 25.12.1998


КАРФАГЕН ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗРУШЕН?

Оболгание татар продолжается

Ирек БИККИНИН

Недавно я обратился к своему старому знакомому, профессору Николаю Мокшину с просьбой уступить мне написание статьи о татарах для «Мордовской энциклопедии». Реакция была неожиданно резкой и высокомерной: "Такие статьи не для того пишутся, чтобы кому-то отдавать. Я специалист, этнограф, а ты кто?" Я всегда хорошо относился к Николаю Федоровичу, но он доказал, что в этом я был не прав.

Я попытался объяснить маститому ученому, что в его коротенькой статейке о татарах есть места, которые вызывают недоуменные вопросы:

а) Почему автор делит татарский народ на 3 субэтноса - казанские татары (самоназвание которых якобы "казанлы"), мишер (самоназвание якобы "мишер"), сибирские татары (самоназвание якобы "сэбер эк") и несколько этнографических групп (крещеных татар, касимовских татар и др.)?

б) Почему появление татар на этнической территории мордвы автор связывает напрямую с монголо-татарским нашествием XIII в., хотя в последнее время появилось множество исследований, подтверждающих присутствие здесь тюрков по меньшей мере с VIII века?

в) Зачем в краткой энциклопедической статье нужно подробно расписывать происхождение клички для татар - экзоэтнонима «печкаст» (обрезанные - так, по мнению Мокшина, называют татар мордва)?

Николай Федорович гордо пояснил, что такое деление татар на субэтносы он взял из работы татарского этнографа Дамира Исхакова. Но у Дамира в разных работах разные деления татар на субэтносы. Например, в его работе «Историческая демография татарского народа» (Казань, 1993. - 143 с.) приведена другая разбивка: " ...в этнической структуре ядра татарской нации выделяются основные этнические подразделения средневолжско-приуральских татар, которые мы предлагаем именовать субэтносами. Их, по нашему мнению, три: казанские татары, мишари и касимовские татары" (с.47). Исхаков здесь сибирских татар субэтносом не считает, причем, зная, что термин «субэтнос» совершенно не в ходу в татарской этнографии, он только предлагает его. В третьей работе (Татары. Популярный очерк этнической истории и демографии. - Набережные Челны, 1993.) сибирских и астраханских татар он называет этнотерриториальными группами татарской нации (с.4).

Во всех своих работах Исхаков приводит множество локальных самоназваний и этнонимов различных групп татарского населения. Мокшин же на свой вкус выдергивает из этого множества "казанлы", "мишер", "себерэк" и утверждает, что якобы это самоназвания соответственно казанских татар, татар-мишарей и сибирских татар.

С упорством, достойным лучшего применения, Николай Федорович во всех своих последних работах, где речь идет хотя бы немного о татарах, неизменно и пространно рассуждает на тему обрезания.

То, что нас, татар, мордва иногда называют «печкезь» - «обрезанными», удивления не вызывает. Любой народ имеет скрытое имя для соседних народов, с кем приходится часто общаться. Это имя употребляется в ситуациях, когда нужно, чтобы соседи не поняли, о ком идет речь.

Например, эрзяне чувашей называют «ветькеть» (по-эрзянски «ведь» - вода, «кедь» - кожа, получается что-то вроде «водянистой кожи»), русских - «якстере кель» (красный язык) и «цика», евреев - «пазонь чави» (богоубийцы). Эрзяне татар называют не только «печкезь», но и «кельме пря» (холодная голова). У мокшан для чувашей нет специального имени, для русских есть - «якстерь кяль» (красный язык), для евреев - «шкаень шави» (богоубийцы).

Русские также не остаются в долгу - мордва для них «поперечные», татарина могут назвать «князь, бусурман, нехристь, гололобый» и т.д.

Для татар скрытое имя русских «арткыры» (поперечный), мордва - «чыбар яга» (пестрый воротник) и «кэркеш» (бечевка, шнур), евреи - «шимбэ» (суббота). Интересно, что русские мордву, а татары самих русских называют одинаково - «поперечными».

Мокшин, ссылаясь на «Словарь мордовского языка» XVIII века, не только пытается ввести в научный оборот, но и просто таки навязывает татарам кличку - «печкаст», называя его мудреным словом экзоэтноним (экзо - чужой; этно - народ; ним - имя). Он отвергает тюркскую этимологию слова «печказ» и связывает его только с обрядом обрезания.

Николай Федорович отвергает аргументы Рифката Ахметьянова и других исследователей о том, что «печказ» мог быть образован от этнонима «печенег» или «кипчак». Корневая основа слова «печенег» - печ, что означает "режь, бей". Этноним «кипчак» состоит из двух корней - «ки» или «ку» (светлый) и «пычак» - нож. Печказ или печкас также легко распадается на два корня: «печк» - нож и «ас» или «аз» - люди, народ.

На родном языке Мокшина, на эрзянском, «татарка» звучит как «татарава» (букв. татарская женщина). Интересно, как он применит к татарской женщине экзоэтноним «печкаст»? Если татарин - «печкезь» (обрезанный), то татарку Николаю Федоровичу согласно правил его родного языка -придется назвать «печкезь ава» (обрезанная женщина)? Так что ли?

Часть мужчин-татар действительно обрезаны. Но в России много и крещеных татар, как же их назвать по Мокшину? Ведь они православные и необрезанные! Да и татары-мусульмане женщин своих не обрезают. Многие, наверное, читали, что в Африке есть племена, где женщин обрезают (им, беднягам, отрезают клитор), но к татаркам это не имеет никакого отношения, уверяю Вас, Николай Федорович.

Так что же, начнем употреблять вот эти неприличные клички? Эти «поперечные, гололобые, красные языки, водянистые кожи, богоубийцы» - всех их введем в повседневную речь? Нет, им место в специальных исследованиях, и уж никак не в энциклопедии и, тем более, в книгах для детей.

Возьмем к примеру изданную летом 1998 года московскими издательствами "Флинта" и "Наука" трехтысячным тиражом книгу «От Карелии до Урала». Книга рекомендована Институтом этнологии и антропологии РАН для чтения по курсам "История родного края" и "Народоведение". Авторы - Н.Л.Жуковская и наш неутомимый Н.Ф.Мокшин. Рецензенты - кандидаты исторических наук Л.М.Минц и Н.С.Полищук.

Судя по тому, что этот институт рецензировал и рекомендовал школьникам такую явную «лажу», неудивительно, что Рамазан Абдулатипов назвал в своем выступлении 28 октября в Саранске это учреждение "институтом мифологии".

Книга красочная, богато иллюстрированная, правда, фотографии в основном заимствованы из ранее изданных книг и альбомов об этих народах и республиках. Главы о карелах, коми и калмыках написаны Н.Жуковской, а главы о удмуртах, марийцах, мордве, чувашах, татарах и башкирах написаны нашим героем, Н.Мокшиным.

В каждой главе есть разделы: «Край и люди», «Города и села», «Народный костюм», «Национальная кухня», «Обычаи, обряды», «Праздники», «Народное творчество». Вот такие обширные познания у наших авторов - все они знают.

Антитатарским душком начинает попахивать в главе о марийцах. В следующей мокшинской главе - о мордве, татары упоминаются только с плохой стороны. Вот что написано на с.155:

"Значительное воздействие на русско-мордовское сближение оказала совместная борьба против татаро-монгольского ига, а затем и Казанского ханства.

Вторжение татаро-монголов на Мордовскую землю русская летопись датирует 1239 годом. В 1242 году, когда войска Батыя были в Польше, Венгрии, Чехии, Далмации, ему сообщили о большом восстании в тылу, на Волге, что вынудило его вернуться, покорить мордванов и обязать их выплачивать ясак (налог).

В XV веке, по мере роста освободительного движения и борьбы с остатками татаро-монгольского ига и Казанским ханством, русско-мордовские связи продолжали крепнуть. В 1444 году совместными усилиями русских и мордовских войск под Рязанью (на реке Листани) было разбито войско татарского царевича Мустафы. В конце XV века завершился процесс присоединения мордовского народа к Российскому государству". Конец цитаты.

Мокшин повторяет старые мифы, давно уже разнесенные объективными историками в пух и прах, - о татаро-монгольском иге, о совместной борьбе мордвы и русских против татар, о присоединении мордвы к Российскому государству еще в конце XV века. Но этого мало, мы присутствуем при рождении нового мифа: Николай Федорович сделал "открытие" - Европу от монголов спасли не русские, как раньше нам твердили, а мордва!

Оказывается, монгольские войска ушли из Европы не потому, что из-за смерти тогдашнего монгольского императора Удегея всем Чингизидам нужно было срочно возвращаться в Монголию на выборы нового императора. Оказывается, это произошло из-за восстания мордвы на Волге!

В приведенной выше цитате есть очень подлое место - о совместных усилиях русских и мордовских войск под Рязанью в 1444 г. Дети должны понимать так, что татары как бы напали, а русские и мордва дружно дали отпор негодяям.

На самом деле это одна из трагических страниц истории - пример подлости и вероломства рязанцев и москвичей. О нем можно прочитать на стр. 61-62 XII тома «Полного собрания русских летописей». Известно, что русские летописцы никогда не страдали избытком симпатий к татарам, тем не менее этот эпизод с жестоким и коварным уничтожением татар описан в летописи вполне достойно.

А наши современные мордовские историки, и в их числе профессор Мокшин, в попытках найти пример совместной борьбы русских и мордвы против татар так перевирают этот эпизод, что не останавливаются перед настоящим подлогом.

Между тем в летописи написано следующее. Некий царевич Мустафа совершил набег куда-то на Рязанщину, увел заложников, послал своих людей договариваться с рязанцами. Рязанцы выкупили заложников. Обычные для того времени действия.

Осенью в тех местах, где обычно кочевал Мустафа, выгорела трава. Начался падеж скота. Мустафа договорился с рязанцами же о зимовке на Рязанщине.

Рязанцы зла не держали и поселили пришедшего с миром Мустафу с его людьми в Переяславле (будущей Рязани). Узнав об этом, московский князь Василий Васильевич прислал войско под руководством Василия Оболенского и Андрея Голтяева и мордву. Все на лыжах из-за глубоких снегов. Из каких мест была эта мордва, подчиненная москвичам, в летописи не сказано.

После этого рязанцы выслали Мустафу с его людьми из Переяславля. Татары стали лагерем в голом поле у реки Листань. Та зима была очень снежной и очень морозной. Лошади пали, люди голодали, обмораживались. Основное оружие татар - луки и стрелы - из-за мороза вышло из строя. Оставались только копья и сабли.

Так описаны события, предшествовавшие бойне. Дальнейшие события - москвичи напали с одной стороны, московская мордва - с другой, а рязанские казаки, презрев все законы гостеприимства, напали с третьей стороны. Многократно превосходящими силами союзников двигала жажда завладеть имуществом попавших в беду татар, ведь Мустафа должен был иметь при себе всю свою казну, поскольку он пришел зимовать, а за услуги надо платить, да и не мог же он оставить свои деньги, золото, имущество где-то в степи. «…Татарове же никако не давахуся в руки, но резашася крепко. И много татар избиши и самого царевича Мустофу убиша, и князей с ним много татарских избиша…».

Мустафа не подозревал, что рязанцы его предадут, иначе зачем бы он вышел зимой в чисто поле из города, где тепло и есть запасы продовольствия. Он бы укрепился в Переяславле и оборонялся там. Видимо, рязанцы уговорили его на время потерпеть, чтобы москвичи убедились, что рязанцы не помогают татарам в беде, и вернулись бы к себе в Москву. Но жадность или коварство, или и то, и другое, взяли верх.

Вот так заурядный пример обмана, ограбления, уничтожения доверившегося в трактовке нашего корифея Мокшина превращается в пример совместной борьбы русского и мордовского народов с татаро-монгольским игом.

О древнем татарском городе Темникове Мокшин пишет, что он был основан в 1536 году (с. 157). На самом деле это год переноса Темникова на новое место. В купчей 1442/1443 г. указывается, что правнуки Бехана - темниковские татары. Это означает, что город Темников уже существовал до 1442 года. Темникова нет в духовной грамоте Иоанна III, датируемой 1504 годом. По последним данным временем вхождения Темникова и Темниковского княжества в зависимость от Московского государства являются 1523-1524 годы. Сейчас идет подготовка к проведению в Пензе в феврале 1999 года 475-летия присоединения Темниковской Мещеры к России.

О самом Темниковском княжестве, татарско-мордовском государстве, Мокшин не говорит ни слова. Профессору явно не хочется, чтобы школьники, основные читатели этой книги, знали о многовековом мирном совместном проживании мордвы и татар в составе различных татарских государственных образований. Как римский консул Катон еще за 200 лет до нашей эры любую свою речь заканчивал словами «Carthago delenda» ("Карфаген должен быть разрушен"), так и Мокшин обязательно должен сказать что-нибудь плохое о татарах.

В главе о чувашах Николай Федорович подробно пересказывает историю булгар (с. 189-190), повторяет свою сказку о том, что в 1242 году монголы прекратили завоевание Европы из-за восстания народов Поволжья, рассказывает о совместной борьбе чувашей и русского народа против казанских ханов, о том, как чувашский гусляр " ...помог русским взять Казань хитростью" (с.191).

При написании, а практически, при компиляции, глав о народах Поволжья Мокшин использует цифры 1989 г., не указывая этого. Специалисту следовало бы работать с последними статистическими данными.

В главе о татарах Мокшин пишет: "В Татарстане проживает 1 млн. 765 тыс. татар (48,5 процента всего населения)" (с. 221). На самом деле татар в Татарстане по данным на 1 июля 1996 года было свыше 1 млн. 883 тысяч, т.е. более 50%. А по данным на середину 1998 года татар в Татарстане уже свыше 52%. Увеличение доли татар объясняется просто - реэмиграция татар из Средней Азии и Украины. Причем зачастую в Татарстан переселяются и татары, ранее уехавшие в Азию и Украину из других регионов.

На той же 221 странице у Николая Федоровича есть примечательное место: "...поволжские (или казанские) татары, сибирские татары, астраханские татары, крымские татары. Это очень близкие между собой, но все же отдельные народы, говорящие на близкородственных, но тем не менее различающихся языках".

Как же так? В статье для "Мордовской энциклопедии" Мокшин называет сибир-ских татар одним из трех субэтносов татарского народа, а в книге для детей сибирские татары уже стали отдельным народом. Может, дело в том, что он в разное время списывал у разных авторов? Тем более, что на с. 222 Николай Федорович делит татар уже на две "субэтнические" группы - казанских татар и татар-мишарей.

Так и хочется спросить у великого этнографа: "Уважаемый Николай Федорович, определитесь, пожалуйста, на сколько же «субэтносов» Вы хотите поделить татар и не уточните ли их названия, чтобы мы, татары, точно знали - кто мы?"

В следующих двух абзацах Мокшин садится на своего любимого конька - это снова экзоэтноним "печкаст". Пусть дети всей России знают, что мордва иногда и кое-где называли татар "обрезанными", не уточняя при этом, как мордва называли татарок. Видимо, это оставлено для наиболее сообразительных детишек.

На с. 223 Мокшин дает, по его мнению, татарское название реки Камы - Ак-Идель. На самом деле Кама по-татарски - Чулман. Агидел же, а не «Ак-Идель», - это по-русски будет река Белая. Она, как известно, течет по Башкортостану и впадает в Каму. Великого географа из Николая Федоровича явно не получилось.

Да и в исторических датах Мокшин путается - на с. 224 он уверяет читателей, что Тимур разгромил Волжскую Булгарию в 1361 году. Для сведения Николая Федоровича - Волжская Булгария после ее разгрома монголами в 1236 г. более не возрождалась. В 1361 году на престол Золотой Орды сел малоизвестный Тимур-ходжа (Булат-Тимур), убив своего отца Хызра, законного хана. А знаменитый и могучий эмир Тимур из Самарканда в 1391 году на территории бывшей Волжской Булгарии разгромил армию Тохтамыша и удалился в свою Азию.

Читаем на с. 225 следующий пассаж: "Царское правительство проводило политику на создание в Татарии социальной опоры в лице местных феодалов и мусульманского духовенства. Выходцы из старой феодальной знати, потомки прежних татарских ханов, мурз и тарханов, крестившись, вливались в состав русской аристократии: таковы были князья Юсуповы, Урусовы, Тявяшевы, Мещерские и другие".

Вроде все правильно, но князья Юсуповы и Урусовы происходят от правителя Золотой Орды Едигея, их предки пришли на службу к русским из Ногайской Орды, а не из Казанского ханства. Князья Мещерские также не имеют никакого отношения к Казанскому ханству и, тем более, к Татарии. Эти правители Мещеры крестились еще в конце XIII века. Предки Тевяшевых (а не Тявяшевых, как у автора), пришли к русским в 1391 г. после поражения Тохтамыша от Тимура. Так что связывать эти фамилии с политикой царского правительства в Татарии после разгрома Казанского ханства в 1552 г. по меньшей мере нелепо.

Да и мусульманское духовенство в Татарии преследовалось вплоть до легализации ислама Екатериной II, и уж никак не было "социальной опорой" для царизма.

Далее в главе о татарах допущен ряд других ошибок. Например, водяной из татарской мифологии назван "Сыу-бабасы", домовой - "Ой-эйса". На самом деле по-татарски «водяной» - "Су анасы", «домовой» - "Йорт анасы". У отдельных групп тарских и тобольских татар в Сибири «водяной», действительно, "Су бабасы", а у нугайбеков и сибирских татар «домовой» - "Эй иясе". Видимо, с татарской мифологией Николай Федорович знакомился по какой-нибудь дореволюционной книжке.

Страницу 242 завершает такой перл: "Для празднования курбай-байрама каждый домохозяин обязан был собственноручно заколоть несколько животных - по числу членов семьи, чтобы каждому из них вымолить благополучие". Поражает абсолютное незнание предмета. Быть таким невежей в самых простых вопросах ислама и браться писать что-то о татарах - это верх наглости.

То, что это не «курбай-байрам», а «курбан-байрам», не столь важно. Важнее то, что мусульмане никогда не закалывают животных. Это православные закалывают своих свиней, а мусульмане обязаны совершить соответствующий обряд и затем перерезать горло животного так, чтобы слить кровь в специально выкопанную ямку.

Второе - вовсе не каждый хозяин должен совершить жертвоприношение, а только тот, кто имеет соответствующий уровень благосостояния, оговариваемый шариатом.

Третье - мусульмане не приносят в жерт-ву животных по числу членов семьи (эдак никакого стада не хватит). Треть мяса обычной жертвы остается семье, остальное раздается неимущим. Мясо жертвы по обету раздается беднякам полностью.

Четвертое - жертва приносится вовсе не для того, чтобы "вымолить благополучие" на этом свете. Жертвенное животное должно помочь мусульманину перейти мост Сират после Судного дня.

Вот так в одном предложении четыре грубых ошибки. Вот такой уж «специалист по татарам» Николай Мокшин.

На примере главы о татарах можно судить, как составлялись главы и о других народах. Взято несколько книг и альбомов о татарах и Татарстане, причем старые, еще советского периода. Из этих книг надерганы куски и абзацы. Текст главы выглядит, как лоскутное одеяло - смешение стилей, резкие переходы. Сразу видно, что автор не владеет темой. Неужели те, кто заказывал эту книгу, не могли обратиться к специалистам из соответствующих республик?

В главе о башкирах и о Башкортостане Николай Федорович, как это и следовало ожидать, расписывает борьбу башкирского народа с татарскими государственными образованиями и добровольное присоединение башкирского народа к Российскому государству. На стр. 253 Мокшин указывает, что башкир в республике "864 тыс. человек, что составляет 22 процента всего населения". Далее он пишет, что " ...39 процентов ее населения составляют русские, также здесь проживают десятки тысяч татар...".

По данным переписи 1989 г., откуда черпает свои познания Мокшин, тогда в Башкортостане жило 3 млн. 943 тыс. 113 человек. Из них русских 1 млн. 548 тыс. 291, т.е. 39,3%, башкир 863 тыс. 808, т.е. 21,9%, а татар 1 млн. 120 тыс. 702, т.е. 28,4%. Вот так! Почувствуйте разницу!

Как ловко обращается автор с цифрами! Татар тогда в Башкортостане было свыше миллиона, гораздо больше, чем самих башкир, а Николай Федорович даже не спотыкается: " ...также здесь проживают десятки тысяч татар...". Ну зачем же так передергивать? Зачем Николаю Федоровичу все это? Зачем он так сильно, на целых два порядка уменьшает число татар в Башкортостане? Ему-то какая от этого выгода? «Carthago delenda»?

…Было время, когда на татаро-башкирский брак требовалось письменное разрешение царских губернаторов. При этом нужно было отдать в казну две лошади. В случае свадьбы без разрешения жених и невеста отправлялись на каторгу. Политика цар-ской администрации, направленная на разъединение татар и башкир, продолжалась и в советское время.

По данным переписи 1959 года из почти 738 тысяч башкир, живших тогда в Башкортостане, татарский язык считали родным около 306 тысяч человек, т.е. 41% башкир фактически были татарами. Такое же положение сохраняется и сейчас. В 70-е годы была предпринята большая и довольно успешная кампания по дополнительному "обращению" татар в башкиры. Многие татарские села были записаны башкирскими, в их школах вместо татарского начали преподавать башкирский язык.

Таким образом, если определять национальность по языку, фактически татар в Башкортостане свыше 37 процентов! А башкир, соответственно, всего лишь 13 процентов! Почему же татары Башкортостана, хоть и возмущаются таким положением дел, но не очень громко?

Любой татарин, если он хотел достичь высот карьеры в Башкортостане, легко менял запись о национальности в паспорте и становился башкиром. Грань между татарским и башкирским языками настолько тонка, что способным татарам нетрудно было становиться даже башкирскими литераторами, не говоря уже об управленческих должностях. Достаточно назвать имя башкирского поэта Мустая Карима.

Вот если бы центральные власти в свое время поставили задачу - создать единый татаро-башкирский народ, - это можно было бы сделать одним-единственным постановлением ЦК КПСС.

Для слияния башкир и татар в единый народ не нужны такие ученые, как Мокшин, посвятивший свою жизнь осуществлению "голубой мечты" - слияния двух, - понимаешь, «субэтносов» - эрзя и мокши - в "единую мордовскую социалистическую нацию".

Понятно, что в советские времена, когда история изучалась согласно постановлений ЦК КПСС, он должен был писать так, как это было нужно верхам - как можно больше негатива о татарах. Ему нужно было заработать не только на хлеб, но и на масло, чтобы этот хлеб помазать. Но теперь-то уж никто не отнимет у него ни доктор-ской степени, ни профессорского звания. Зачем ему нужно продолжать оболгание татарской истории? Чем татары Вас так сильно обидели, Николай Федорович?

Мокшин Николай Федорович - доктор исторических наук (1987), профессор (1989), заведующий кафедрой дореволюционной отечественной истории, археологии и этнографии Мордовского государственного университета (с 1986), заслуженный работник культуры Российской Федерации (1990), лауреат Государственной премии Республики Мордовия (1995) и Огаревской премии (1979).

Область научных интересов - этногенез, этническая история, духовная культура, этнокультурные связи мордовского и других народов Поволжья и Приуралья.

Н. Ф. Мокшин - действительный член Русского географического общества и Академии социальных наук (1994), член-корреспондент Международного общества фольклористов при Академии наук Финляндии, член Союза журналистов Российской Федерации (1961). Награжден Орденом Дружбы (1996).

Родился 22 июня 1936 г. в с.Иванцево Лукояновского р-на Нижегородской обл.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru