Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№1-2, 10.02.2000


"... ПОЛИТИЧЕСКИЙ АКТ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ МНОГОМИЛЛИОННОГО МУСУЛЬМАНСКОГО МИРА..."

От редакции "Татарской газеты"

Представляем нашим читателям любопытный материал о зарубежных татарах на основе рассекреченного документа из архива КГБ Татарстана. В приложенной к нему справке Квантунского жандармском управления среди активистов татарского движения на Дальнем Востоке названо много имен и фамилий (иногда искаженных) татар, выехавших в далекие годы революции из татарских сел Торбеевского, Атюрьевского и Ковылкинского районов.

Мы уверены, что эти же фамилии татарских эмигрантов должны быть в различных документах, хранящихся в архиве нашего Мордовского ФСБ. Ведь если чекисты Татарстана занимались этими татарскими эмигрантами, так сказать, по национальной принадлежности, то в Мордовии, на их родине, на них тоже должны были составляться различного рода бумаги, рапорты, справки - кто их близкие родственники, чем занимались до революции и т.д.

Автор этой публикации, Рустем Гайнетдинов, с 1980 г. работал в КГБ. Рустем Бадретдинович родился в 1957 году в Казани, окончил историко-филологический факультет Казанского университета, работал в ВЛКСМ. Служил в Афганистане, награжден орденами и медалями. Рустем Гайнетдинов увлекся историей татарской политической эмиграции, защитил на эту тему кандидатскую диссертацию. В 1997 году вышла его первая книга «Тюрко-татарская эмиграция: начало XX века - тридцатые годы».

Рустем ГАЙНЕТДИНОВ

Мы представляем вниманию читателей уникальный документ, который еще совсем недавно хранился в архиве КГБ Республики Татарстан под грифом "совершенно секретно". Эта подробная аналитическая справка Квантунского жандармского управления (Маньчжурия) под названием "Современное состояние тюрко-татарского национального движения на Дальнем Востоке" датирована 23-м марта 1935 года. Уже в августе 1935 года она попала в руки сотрудников иностранного отдела ГУГБ НКВД СССР, а оттуда - и к татарским чекистам. Вновь этот документ был обнаружен среди трофейных материалов, захваченных советскими войсками в ходе разгрома Квантунской армии в 1945 году. В 1951 году МГБ ТАССР запросило его копию в УМГБ СССР по Хабаровскому краю, где хранились трофейные японские и маньчжурские документы. Тогда же были запрошены в копиях еще две справки под названиями "Краткие сведения о тюрко-татарской колонии в Маньчжоу Ди Го" (1940) и "Татарская колония в Маньчжоу-Го" (1944), которые существенно дополняют публикуемый сегодня материал, посвященный одному из наиболее заметных событий в жизни татарской политической эмиграции на Дальнем Востоке - объединительному съезду тюрко-татар азиатского континента.

Представляет интерес и та обстановка, которая предшествовала появлению этого доку-мента.

В 30-х годах, в условиях подготовки новой империалистической войны, для японских руководящих кругов была привлекательна идея использования антикоммунистических настроений лидеров татарской эмиграции в планах будущей войны против СССР. Япония даже соглашалась предоставить мусульманам автономию при условии полного соответствия их деятельности задачам японской политики.

Первоначально ставка была сделана на известного татарского эмигранта Габдулхая Курбангалеева, возглавлявшего эмигрантский центр в Токио. Однако он, явный сторонник монархического устройства России, не получил поддержки в эмигрантских кругах и задачу японских правительственных кругов - объединить в единый "Союз мусульман Дальнего Востока" всех татарских эмигрантов, проживавших в Японии, Китае и Маньчжурии, не выполнил.

Потерпев неудачу с незадачливым Курбангалеевым, японцы нашли более достойного кандидата на роль лидера эмиграции в лице Гаяза Исхаки, который был рекомендован японцам представителями польских военных кругов.

Дальний Восток давно привлекал внимание Исхаки. Планы по созданию Идель-Уральского государства он связывал с предполагаемой японской интервенцией против СССР. "Столкновение большевиков на Дальнем Востоке с японцами неминуемо... И в этот момент настанет час, когда мы сумеем провозгласить Республику Идель-Урала и создать на останках казанских, астраханских, сибирских и касимовских ханов свое тюрко-татарское государство на новых началах текущего века", - заявил Г.Исхаки в 1932 году.

В апреле 1933 года Исхаки изложил планы привлечения дальневосточной эмиграции к ликвидации большевизма в СССР представителям японской военной миссии в Варшаве.

"Самая многочисленная и активная часть нашей эмиграции остается без надзора, благодаря чему представляется широкая возможность русофильской и большевистской пропаганде... Восстановить и оживить нашу работу очень легко. Необходим будет созыв съезда наших организаций... Многочисленность и разбросанность нашей эмиграции требует от нас открытия новых филиалов, ревизию существующих, поездки, переезды и т.п..."

6 сентября 1933 года Гаяз Исхаки прибыл в Токио для работы по объединению тюрко-татарских эмигрантских организаций на Дальнем Востоке. Оставшийся 1933 и весь 1934 годы были, пожалуй, наиболее плодотворными в политической биографии Исхаки.

Оттеснив Курбангалеева от руководства татарской общиной в Японии, Исхаки и его сторонники созвали в мае 1934 года в г.Кобэ первый всеяпонский курултай тюрко-татарских эмигрантов. Съезд утвердил устав "Идель-Уральской организации", избрал временный руководящий орган - центральный комитет и принял ряд решений по практической работе организации. Вскоре Исхаки с такими же задачами выезжает в Маньчжоу-Го.

Всю вторую половину 1934 года Г.Исхаки много и энергично передвигался по дальневосточному региону. В июле он посетил в Корее и Маньчжурии Фусянь, Мукден и Чанчунь; в августе прибыл в Харбин, затем в Хайлар; следующими пунктами были вновь Чанчунь и Мукден. В конце года выехал в Китай, где по-сетил татарские колонии в Тяньцзине, Пекине, Шанхае и Гуньдао. В ходе многочисленных выступлений и встреч с соотечественниками ему удалось завоевать сторонников; личность Исхаки и его идея создания "Идель-Урала" стали известны и популярны на Дальнем Востоке. Ко времени созыва дальневосточного съезда отделе-ния "Идель-Уральской организации" были созданы в Токио, Нагое, Кобэ, Кумаметово, Фузане, Сеуле, Синдюсю, Дайрене, Мукдене, Аньдуне, Синьзяне, Харбине, Хайларе, Шанхае, Цин-дао и Тяньцзине,

Дальневосточный съезд тюрко-татар четырех государств азиатского континента - Японии, Кореи, Китая и Маньчжоу-Го - явился завершением решаемых Исхаки организационных задач по объединению татарской эмиграции. Съезд проходил в отеле "Ориенталь" г.Мукдена с 4 по 14 февраля 1935 года. На него прибыл 41 делегат от местных комитетов "Идель-Урала", а также приняли участие более ста активистов организации, представители маньчжурских и японских официальных кругов, корреспонденты местных газет и аккредитованных в Маньчжурии зарубежных изданий,

Несмотря на внешне видимое единство, съезд явился еще одним свидетельством той неоднозначной обстановки, которая сложилась в татарских общинах в середине 30-х годов. Уже не было терпимости между различными общинами и группами татарских эмигрантов, которая отмечалась в 20-х годах. Религиозные об-щины татар были большей частью политизированы, между ними шла борьба за лидерство, что отразилось и на работе съезда.

Все десять дней шли горячие споры о дальнейших путях развития и судьбе татар на Востоке, "Идель-уральцы" во главе с Исхаки и его доверенным лицом Ибрагимом Давлет-Кильди последовательно отстаивали идею тюрко-татарской конфедерации, увязывая ее создание со свержением большевистского режима в СССР. Харбинские мусульмане-старожилы, наиболее приспособленные к местным экономическим и политическим условиям и лояльно относившиеся как к маньчжурским властям, так и к Советскому Союзу, ограничивались задачами национального просвещения, удовлетворения культурных и религиозных нужд. Противостоявшие им харбинские "новоселы" из бывших белогвардейцев выступали с позиций непримиримой борьбы с большевиками. Идеи "Идель-Урала" среди них не имели большой популярности. Тюрко-татары в Хайларе занимали промежуточное положение. Корейские и японские делегаты склонялись то в одну, то в другую сторону. Скандальную обстановку вокруг съезда создавал и Габдулхай Курбангалеев, которого японцы выслали из страны за слишком явные связи с русскими монархистами. Присутствовавшие на форуме представители маньчжурской администрации в лице Бюро по делам российских эмигрантов--мусульман (БРЭМ) также лавировали между сторонами. Главной задачей БРЭМ было обеспечение контроля политической благонадежности в среде тюрко-татарских эмигрантов, поэтому их предпочтение было все же на стороне "идель-уральцев".

Однако главенство на съезде полностью обеспечили "идель-уральцы", которые смогли добиться принятия резолюций, носивших явный антисоветский и антикоммунистический характер. В избранный съездом центральный орган "идель-уральских организаций" всего Дальнего Востока - Мэркэз ("Ерак Шэрык Идел-Урал терек-татар меселманнарынын дини-милли мэркэзе"), в который вошел 21 человек, также прошли представители "идель-уральцев" во главе с Исхаки.

После завершения съезда все японские и маньчжурские газеты широко комментировали его как крупный политический акт представителей многомиллионного мусульманского мира, направленный против СССР, форум политически активной части мирового мусульманского движения.

И все же, закрепленный Гаязом Исхаки на съезде успех его воистину титанической работы по созданию тюрко-татарского единства оказался недолговечным. Идея суверенного тюрко-татарского государства вызвала непродолжительное оживление движения за независимость на Дальнем Востоке, Большинство же татар отнеслось к этому движению нейтрально, продолжая соблюдать национальные обычаи и традиции, сохраняя при этом патриотические чувства по отношению к далекой родине. К тому же официальные представители высших кругов Маньчжурии и Японии также воздержались от публичной поддержки позиции Исхаки. Все это, в конечном итоге, повлияло на то, что Гаязу Исхаки не удалось подтолкнуть дальневосточных татар на проявление открытой враждебности к Советскому государству. Уже с середины 30-х годов, после отъезда Исхаки в Европу, активность тюрко-татарской эмиграции на Дальнем Востоке стала затухать.

В 1941 году под руководством Ибрагима Давлет-Кильди все же был проведен второй съезд тюрко-татар Восточной Азии, оказавшийся и последним. В конце 1944 года прекратился выход издававшейся "идель-уральцами" татарской общеэмигрантской газеты на Дальнем Востоке "Милли байрак" (Национальное знамя), редактором которой являлась высокообразованная для своего времени Рукия Мухаметдин.

После капитуляции Японии в 1945 году и ареста органами советской контрразведки многих лидеров татарской эмиграции на Дальнем Востоке (в числе арестованных оказались Ибрагим Давлет-Кильди и Габдулхай Курбангалеев) "Идель-Уральская организация" полностью прекратила свое существование. Начался массовый отток татар из этого региона в Европу, США и Австралию, где они заложили основу современных татарских диаспор.

Несколько слов о дальнейшей судьбе Гаяза Исхаки. В 1936-1938 годах он активно разъезжал по миру, создавая и инспектируя комите-ты "Идель-Урала", снова побывал в Юго-Восточной Азии, а также в Финляндии и Египте. С началом Второй мировой войны в 1939 году он осудил нацистское нападение на Польшу и в 1940 году посетил в Лондоне польское эмигрантское правительство, высказав свою солидарность, чем вызвал гнев и немилость гитлеровцев. В визе на передвижение по Третьему рейху германским правительством ему было отказано, а после разгрома фашистской Германии появляться в бурлящей послевоенной Европе было и небезопасно, поэтому оставшиеся годы жизни Гаяз Исхаки провел в Турции, где скончался в 1954 году в возрасте 76 лет.

Перепечатка из журнала "Гасырлар авазы - Эхо веков" № 1/2 1999 г. Казань

Информация Квантунского жандармского управления о современном состоянии тюрко--татарского национального движения на Дальнем Востоке. 23 марта 1935 г.

I. ИСТОРИЯ ТАТАРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

Тюрко-татары, являющиеся в основной массе мусульманами, разбросаны по всему свету, причем основная масса их живет в Центральной России, т.е. в районе Идель-Урала, а также в Туркестане и на Украине.

Их численность достигает 60 миллионов, и хотя они когда-то покорили всю Россию, но, будучи затем побежденными славянами, они попали под владычество царской России. С тех пор они в течение 350 лет покорно жили под этим ярмом, но лет 55 тому назад некий Измаил Ханспулин впервые в России начал, проповедуя "тюркский" национализм, движение за независимость этих народностей. С тех пор эти народности жили под властью России, сохраняя свой собственный национальный дух; когда же после революции 1917 года возник Советский Союз, подавление этих народностей со стороны Красной России стало еще более ужасным. А именно: хотя в законах СССР имеется следующее постановление: "Каждая республика, входящая в состав СССР, вступает в него добровольно и в любое время может свободно выйти из Союза" - в отдельном пункте предусмотрено также и то, что "каждая республика, намеревающаяся выйти из состава СССР, может это сделать на основании голосования всех остальных республик", поэтому каждая республика после своего вступления в СССР подпадает под диктатуру последнего и, лишаясь прав на собственное законодательство, ограничивается не только в свободе и самостоятельности. Хотя около 25.000.000 татар, которых советская власть особенно не притесняет, разбрелись по всему свету в качестве бездомных странников - в настоящее время еще около мил[лиона] их, находясь в Советском Союзе, страдает под его гнетом и поэтому их ненависть к славянам, которые господствуют в Сов[етском] Союзе крайне обострилась; во весь голос проклиная Сов[етский] Союз, они лелеют мысль о самостоятельности. Однако движение за создание независимого государства в районе Идель-Урала почти не развивалось.

Но в 1932 году создание и здоровое развитие на Дальнем Востоке, Маньчжурии дало новый импульс, и в 1933 году движение опять постепенно начало нарастать. Так как это движение приняло антисоветский характер (поскольку им удалось поднять антисоветское движение), СССР для того, чтобы уничтожить это движение, принял политику умиротворения татар и других народностей, не имеющих своей страны. Несмотря на это, татары, рассеянные по всему миру, еще теснее сплотившись, создали для противодействия этому независимые комитеты в Финляндии, Эстонии, Польше, Румынии, Германии, Турции, Персии, Афганистане, Туркестане, Идель-Урале, Индии, Франции и т.д. и организовали на ДВ культурные общества, а вместе с этим продолжали движение на независимость. Их лозунгом было "долой большевизм", а объединение мусульман явилось их национальной задачей. Несмотря на все это, результаты на сегодняшний день имеются небольшие.

Примечание: Термин "независимость" употребляется в Европе, но на Дальнем Востоке по соображениям морали, он заменяется термином "культурное общество".

II. СОСТОЯНИЕ ТЮРКО-ТАТАРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ НА ДВ

Количество рассеянных по ДВ татар точно не известно, но считается, что в Японии их имеется около 2.000, а в Маньчжурии и Китае около 7.000 человек. В большинстве своем - это все бежавшие после русской революции. Они группируются вокруг проживающего в Токио председателя мусульманского объединения Курбангалеева (Курбангалеев Габдулхай (даты жизни неизвестны) - татарский общественный деятель, после Октябрьской революции эмигрировал в Китай. В 1945, после разгрома Японии, арестован органами НКВД. Скончался в 60-х гг. в Новосибирске.), сочувствуют движению за независимость, ведущемуся живущими в Западной Европе татарами и занимаются объединением единомышленников, преследуя антисоветские цели. Однако, благодаря отсутствию руководящего аппарата, контролирующего эту деятельность, последняя, по сравнению с деятельностью в Европе, не давала фактических результатов. В ноябре 1933 года проживающий в Берлине деятель движения независимости Аяз Исхаки (Исхаков Мухамметгаяз (Гаяз Исхаки, 1878-1954) - писатель, общественный и политический деятель. После Октябрьской революции эмигрировал за границу. Умер в Турции.) (главный издатель "Милли юл") был послан в Японию от "Идель-Уральского комитета" независимости для пересмотра линии развития культуры этих народностей на ДВ. По мере того, как это движение постепенно прогрессировало, в Кобе был создан центр "культурного общества" этих народностей, а в различных местах, собственно Японии и Корее, были организованы отделения этого общества. Выработав нижеуказанное положение этого общества, он (Гаяз Исхаки - Р.Г.) продолжал это движение. Однако, так как надо было создавать для целей объединения проживающих в Маньчжурии тюрко-татар отделения этого "культурного общества" в главнейших городах Маньчжурии, он в середине августа 1934 года перебрался в Маньчжурию, где в течение трех месяцев работал по объединению единомышленников, агитируя во всех районах Маньчжурии. В результате этого были учреждены отделения "культурного общества" в Мукдене, Синьцзяне, Харбине, Хайларе и т.д., и таким образом его цель в основном была достигнута; поэтому в конце декабря того же года он вновь вернулся в Японию и, с тех пор живя в Токио, принимает активное участие в движении.

Положение об "Идель-Уральском тюрко-татарском культурном обществе"

§1. Общество называется "Идель-Уральское тюрко-татарское культурное общество".

§2. Местопребывание правления общества устанавливается в Токио.

§3. Целью общества является: улучшение жизненных условий и культивирование взаимной дружбы на основе поддержания исторической культуры тюрко-татар и воспринятия японской культуры.

§4. Общество для достижения вышеуказанных целей выполняет следующие функции:

а) создает исследовательское общество по изучению народной истории, культуры и литературы;

б) создает литературное общество с целью обучения юношества народной литературе;

в) создает вечернюю школу;

г) выпускает книги и брошюры, посвященные этим вопросам;

д) устанавливает связь с другими обществами, имеющими такие же цели, как и настоящее общество;

е) организует библиотеку.

§5. Члены общества разделяются на членов-учредителей, действительных членов и почетных членов.

Членами-учредителями являются те лица, которые принимали участие на первом организационном собрании этого общества.

Действительными членами общества являются тюрко-татары, избранные поименным голосованием членами-учредителями.

Действительные члены признаются таковыми по истечении годичного срока после их приема путем голосования членов общества. Несовершеннолетние тюрко-татары вообще становятся действительными членами.

Почетными членами общества являются японцы, а также граждане других стран, которые, сочувствуя целям общества, помогают ему.

§6. Дела общества ведутся избранными на общем собрании представителями; срок полномочий этих представителей - один год. Они избираются из среды членов-учредителей; их число должно быть, по меньшей мере ... (дальше в подлиннике пропуск - переводчик).

§7. Представители образуют комитет, число членов комитета определяется собранием. Однако минимальным количеством является председатель, секретарь, бухгалтер.

§8. Общее собрание избирает из числа членов-учредителей ревизионную комиссию со сроком полномочий - 1 год. Минимальное число членов комиссии - 3 человека.

§9. Средства общества образуются из поступлений в виде членских взносов, пожертвований, сборов за концерты и т.д. Членские взносы составляют ежемесячно: для членов-учредителей не меньше 50 сэн, для действительных членов - не меньше 25 сэн.

§10. Общество проводит один раз в году общее собрание, на котором заслушивается отчет о деятельности общества и производятся выборы нового (исполнительного) комитета и ревизионной комиссии.

§11. Чрезвычайные собрания общества созываются по решению исполнительного комитета или по требованию не меньше 1/3 числа действительных членов.

§12. Имущество общества, в соответствии с законами Японии, управляется от имени общества. Председатель общества является в этом отношении представителем общества.

§13. В случае ликвидации настоящего общества его имущество подлежит целиком передаче другому преследующему те же цели и ведущему такую же работу обществу "идель-уральских тюрко-татар", проживающих в других городах Японии.

III. ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ СЪЕЗД ТЮРКО-ТАТАР

1). Обстановка до созыва дальневосточного съезда.

а). Обстоятельства, приведшие к созыву съезда.

С приездом в Японию в ноябре 1933 года деятеля татарского движения Аяза Исхаки татарское народное движение на ДВ начало постепенно развиваться; в Японии и Маньчжурии учредились отделения "Общества татарской культуры" и создавалось впечатление, что именно в связи с его приездом это движение на ДВ начало постепенно расширяться. В Японии и Маньчжурии учреждались отделения общества "татарской культуры", словом, создалось впечатление, что налицо первые шаги организованного движения. Однако - благодаря тому, что не приходилось даже и мечтать о самостоятельном движении только татар из числа живущих в Северной Маньчжурии белогвардейцев - результаты объединения проживающих в Маньчжурии тюрко-татар пока что незначительны. Поэтому ввиду крайней необходимости изучить пути сохранения руководства этими "обществами культуры", а также ввиду наличия различных методов достижения задач и т.д. было решено созвать 4-го февраля в Мукдене дальневосточный съезд этой народности.

Вместе с подготовкой, проводившейся находящимся в Кобе руководством этого "Общества татарской культуры", всем дальневосточным отделениям общества, а также религиозным объединениям было разослано от имени руководства общества следующее воззвание, объясняющее причины созыва съезда и предлагающее прислать делегатов.

ВОЗЗВАНИЕ:

Почтенный брат такой-то.

Несмотря на то, что истекло 15 лет со времени эмиграции, мы не смогли установить даже простого порядка и национальной религиозной и культурной жизни.

Всем известно, что в настоящее время каждое религиозное объединение занято только жизнью своей обособленной народности. Национальные религиозные обязанности чрезвычайно обширны, однако наши силы распылены, и поэтому мы не можем стать конкретной моральной силой для выполнения наших общих, совместных обязанностей.

В результате этого множество наших религиозных обществ не имеет монахов (так в документе. - Р.Г.), учебников для обучения; в читальнях и библиотеках нет письмен; молодежь, не имея руководителей, приобщается к различным иностранным культурам.

Однако, если говорят, что продолжение существования нации и националистических чувств подвергается опасности - наша национально-религиозная работа на Дальнем Востоке не чувствует недостатка в необходимой материальной и моральной мощи. Между тем, благодаря тому, что она растрачивает свои силы в одиночку и самостоятельно, мы не можем использовать ее в достаточной мере. Задачей каждого националиста является создание единой национальной силы путем объединения духа распыленных национальных сил, учитывая то обстоятельство, что национальные требования чрезвычайно многочисленны.

Для проведения в жизнь этого национального объединения, для обсуждения мер взаимной помощи по объединению и руководству, индивидуально требований нашей молодежи и детей, для устройства заново жизни эмигрантов - нет другого пути, как, созвав дальневосточный съезд, установить отправные пункты с точки зрения законности нации и религии. Руководство, установив связь с различными разбросанными по ДВ религиозными организациями и объединениями, добилось взаимного понимания и пришло к убеждению, что наступило время созыва всеобщего дальневосточного съезда. Решено, что этот съезд откроется 4-го февраля 1935 года в Мукдене. Для того, чтобы и ваш город помог этой национальной задаче, необходимо прислать делегата. По указанию руководства от вашего города, от мусульман-тюрко-татар необходимо прислать 10 представителей. Выбрав этих представителей заблаговременно, необходимо прислать их на съезд, официально сообщив им о требованиях вашего района и об общенародных чаяниях вашего района. Далее необходимо до 15-го января 1935 года сообщить штабу и "обществу мусульманской культуры идель-уральских тюрко-татар" имя и фамилию делегатов, а также день и час их прибытия в Мукден. Если в вашем городе имеется несколько национальных организаций, желательно прийти к взаимной договоренности.

Мы надеемся во имя народа, что вы уделите достаточное внимание тому, чтобы ваш представитель был бы мусульманином-националистом, на которого можно положиться, как на выразителя искреннего мнения вашего религиозного объединения.

31 декабря 1934 года.

б). Отношение местных отделений к созыву съезда.

Во всех дальневосточных отделениях в общем отнеслись благоприятно к предложению руководства выслать делегатов на дальневосточный национальный съезд и приняли его. Созвав общие собрания или собрания комитетов, отделения выбрали делегатов и вместе с этим утвердили инструкции им. Все представители прибыли в Мукден до начала съезда. Однако часть из них проводила до съезда следующую оппозиционную политику:

1). Среди мусульман, проживающих в Харбине, были лица, утверждавшие, что "Исхаки, как получивший помощь от Советского Союза, имеет задачу под предлогом подъема культуры и движения самостоятельности социализировать всю религию", и что принимать участие в съезде не следует. Вследствие этого выборы представителей натолкнулись на ряд затруднений.

2). Проживающая в Токио группа Курбангалеева имеет расхождение по принципиальным вопросам с группой Исхаки (отношение Исхаки к Курбангалееву изложено в 4-ом параграфе) и высказывала отрицательные отношения к созыву съезда. Поэтому, хотя некий Абузов (белогвардеец, проживающий в Мукдене) и другие, принадлежащие к группе Курбангалеева и были выбраны группой Исхаки представителями от Мукдена - отказались от этого избрания и старались сколотить антиисхакиевскую группу. Далее, 25 января Курбангалеев прислал от имени Токийского мусульманского объединения командующему Квантунским жандармским отрядом следующую телеграмму: "Открывающийся 4 февраля в Мукдене съезд идель-уральских татар имеет своей целью большевизацию дальневосточных мусульман".

Словом, они всячески противодействовали пропагандируемому Исхаки дальневосточному съезду.

3). Кроме этого, влиятельные лица из числа проживающих в Мукдене белогвардейцев заявляли, что "дальневосточный съезд, о котором кричит Исхаки, внешне является движением за религиозное и культурное объединения народа, а на самом деле не выходит за рамки чистого национального движения" или "если даже 35.000.000 человек татар как-нибудь и объединятся, то, если они в культурном отношении будут уступать Сов[етскому] Союзу, сомнительно, чтобы они могли добиться самостоятельности". Лиц, имеющих такие взгляды и относящихся недоброжелательно к созыву конференции, было много.

2). Обстановка созыва дальневосточного союза.

а). Общая обстановка.

Дальневосточный съезд, пропагандировавшийся деятелем движения за самостоятельность тюрко-татар - Исхаки, проведен, как и предполагалось, с 4 февраля (в течение 9 дней - после закрытия, собрания продолжались еще два дня, так что общая продолжительность определяется 11-тью днями) в "Ориенталь отеле" в Мукдене под председательством Исхаки. Были обсуждены: повестка дня, а также различные вопросы, поднятые делегатами с мест. Оппозиционная деятельность настроенной против съезда группы Курбангалеева и других, напротив, была прекращена благодаря стараниям Исхаки, в результате чего заседания в течение всего времени проходили при энтузиазме патриотически настроенных делегатов. Благодаря единомыслию делегатов, заседания продолжались сверх предположенного срока и съезд благополучно закрылся. Вышеупомянутая оппозиционная деятельность никоим образом не повлияла ни на их изложенную ниже программу, ни на присутствующих делегатов, ни на декларации и решение этого съезда.

б). Программа съезда.

Съезд созывается центральным обществом тюрко-татарской культуры в Мукдене 4-го февраля 1935 года.

Цель. Съезд созывается для создания материального, религиозного и просветительного объединения татарских народов.

Повестка дня.

1). Создание центрального руководящего органа по вопросам религии и морали, по принципу и духу наивысшего народного парламента.

2). В духе принятых народным съездом решений: реорганизовать постановку обучения, установить единые учебные нормы, выработать установки учебы детей школьного возраста.

3). Создать пути для воспитания в духе национальной морали.

4). Изыскать необходимые для национального движения финансовые средства.

5). Создать методы, стимулирующие национальное самосознание и вместе с тем сохранение и укрепление национальной морали среди расселенных по всему миру татар.

6). Облегчить осуществление национального движения путем создания взаимной связи между рассеянными в разных странах татарами.

7). Заслушать сообщение каждого делегата о положении проживающих в разных районах татар, в случае необходимости оказать соответствующую поддержку.

8). Отчет о делах общества.

Примечание: если представленные делегатами с мест доклады будут признаны важными, таковые будут заслушиваться на пленарных собраниях настоящего съезда.

Представители Харбина: Ибрагим Девлеткильди, Ибрагим Акчурин, Ахмет Гиргазов, Зугра Агиева, Мариям Габидуллина, Мунир Хасбиулла, Загидулла Рагин (Агишев - перевод).

Хайлара: Хуснутдин Сухов, Фатих Имбеков.

Всего 40 человек.

г). Комиссии съезда.

1). Комиссия по религии:

Председатель - Мадьяр-хазрат Шамгуни;

Секретарь - Абдул Хак Нугман;

Члены - Мунир-хазрат Хасбиулла, Абдурахим Хаджилат Рахим, Гали Дашкин, Закилейдек.

2). Учебный комитет:

Председатель - Разия Девлеткильди;

Секретарь - Мунир-хазрат Хасбиулла;

Члены - Ракия Мухамедин, Шафраги, Захидра Агилей.

3). Комитет пропаганды:

Председатель - Ибрагим Девлеткильди;

Секретарь - Ракия Мухамедин;

Члены - Шах Агсам Кудяков, Ахмедша Гизатуллин, Абдулла Гафар.

4). Финансовый комитет:

Председатель - Касим Бакбаев;

Секретарь - Файзрахман Максуди;

Члены - Ахмет Вали Ибрагим, Хусаин Беглец, Хуснутдин Сухов, Измаил Юсупов, Хайрулла Мударисов, Гарабша Бытырша.

5). Ревизионный комитет:

Председатель - Захир Рагиш (Зугра Агиев - пер.);

Секретарь - Мариям Габидуллина;

Члены - Ахмет Вали Ибрагим, Хусейн Алтыш, Азра Ибрагим (Ашраф Ибрагим - перев.), Ибрагим Акчурин, Фатих Ильбеков, Касим Бикбаев.

д). Речь председателя съезда Исхаки.

4 февраля при открытии съезда Исхаки произнес в качестве вступительного слова следующую речь, в которой подчеркнул обстоятельства, приведшие к созыву съезда.

"Товарищи делегаты и гости.

Этот съезд, который созван согласно решения общего собрания Японско-го центрального общества культуры тюрко-татар (в Кобе), может быть назван первым вседальневосточным съездом тюрко-татар-мусульман. Я, в качестве председателя вышеуказанного общества культуры, объявляю от имени этого общества настоящий съезд открытым.

Прежде, чем приступить к деловой части, мне хочется сказать пару слов.

Товарищи. Мы, тюрко-татары, находящиеся на ДВ, проживаем главным образом в 14 городах трех стран: Японской и Маньчжурской империй и Китайской республики, и то обстоятельство, что в съезде смогло принять участие так много делегатов, наполняет наши сердца радостью.

Не приходится и говорить, что благодаря тому, что мы являемся эмигрантами, наше положение крайне тяжелое. Вы, которые, не побоявшись далекого пути и материальных затруднений, прибыли на этот съезд и братья, которые послали вас на съезд, показали этим, каково то национальное сознание, которым вы горите. Это напомнило мне наш древний Курултай, и я восхищен.

Целями сегодняшнего съезда являются: поддержание национального духа, религиозные и просветительные проблемы, а также взаимная связь нации и ее объединение на основе решений созванного в 1917 году в Уфе народного собрания.

Национальный дух, который мы храним, - это дух того чисто азиатского народа, который возник давным-давно более 2000 лет назад и [проводников-мусульман] которого только на ДВ насчитывается около 30.000 человек, а всего наших братьев 60.000.000 человек. Число всех мусульман достигает фактически 350 миллионов человек. Все они, будучи националистами, любят мир, законность и порядок.

Однако мы, татары, больше 300 лет страдали от русского царизма, а красная рука Советов выгнала нас за границу, и теперь наши братья бродят по всему свету, как безродные странники.

Благодаря этому традиции нашего народа отмирают, отсутствует просвещение.

То обстоятельство, что этой осенью товарищи, поспешив на этот съезд, помогли национальному подъему, было не только просто нашим важным и срочным делом, но это было также обязанностью по отношению к нашим детям. Более того, они имеют честь быть передовыми бойцами за объединение народов Великой Азии и против постепенного европеизирования восточной культуры.

В отношении места созыва настоящего съезда нам была предоставлена свобода и щедрость, и мы могли созвать его в странах, управляемых его величеством императором Японии и его величеством императором Маньчжурии.

Товарищи. Надеюсь, что, со всей серьезностью проведя обсуждение, мы закончим наше дело успешно.

В заключение я выражаю чрезвычайно глубокую благодарность присутствующим здесь и симпатизирующим нам гостям, и, наконец почтительно провозгласив громкое "ура" в честь его величества императора Японии и его величества императора Маньчжурии, я открываю собрание."

е). Декларация.

1). Наши соотечественники, --идель-уральские тюрко-татары, проживающие в западной части азиатского материка, а также в странах Ближнего Востока, будучи потомками народов империи Чингиз-хана, издавна осели на Волге и составляют одну часть великого тюркского народа, пережившего империи Тимура, Халифата и Османа. Хотя в результате многолетних политических причин они разбились на целый ряд отдельных народностей, как, например: узбеки, туркмены, нагаи, татары, башкиры и т.д. - все же мы утверждаем, что все они, будучи единым народом, являются чисто азиатской нацией, взаимно связанной единой культурой и единой религией, и никогда не были европейским народом.

2). Благодаря тому, что наши предки издавна воспитывались на абстрактных идеях, приняли магометанство и, постоянно соблюдая его сущность, традиционно поддерживали истинную веру, несмотря на то, что наш народ много лет прожил в окружении европейской материалистической культуры, мы до сих пор сохранили горячий восточный национальный дух.

Особенно коммунизм, являющийся продуктом материалистической цивилизации (и ненужной в обществе духовной культуры) крайне противен нам, и поэтому стонущие в настоящее время под игом Советского Союза 35.000.000 наших братьев никогда не примут коммунизма. И он[и], не теряя надежды освободиться от тисков коммунизма, продолжают мучаться и днем и ночью.

3). Мы, для того чтобы сохранить наш национальный дух, религию и культуру, долгие годы и ценой невероятных жертв боролись с русским царизмом; теперь же вновь изо всех сил сопротивляемся коммунизму. Это движение поистине является не только нашим долгом в отношении наших предков и детей, но мы твердо убеждены и в том, что оно является нашей задачей, которую мы, как передовые бойцы, должны выполнить, чтобы преградить проникновение на Восток коммунизма - этого несчастья всего человеческого рода.

4). Хотя мы и стали беглецами из России, но мы заявляем, что по расо-вым и религиозным причинам мы не можем полностью объединиться с так называемыми белыми русскими. С самого начала всех бежавших из России называют "белыми русскими", однако больше половины беглецов из России являются притеснявшимися русским царизмом инородцами. Соответственно мы заявляем, что движение нашего народа, также являвшегося инородцем, а также цели этого движения совершенно отличаются от целей "белых русских".

5). С точки зрения нашей истории и культуры, мы радуемся, что на Востоке оказались дружественно настроенные к нам государства и руководители. А мы выражаем полное доверие Японии и Маньчжурии и их народам, как нашим руководителям и глубоко почитаемым старшим.

6). Мы, заставив признать все человечество факт существования 35-миллионного народа, страдавшего 380 лет под гнетом самодержавия, а теперь потерявшего свою свободу под ярмом ненавистного коммунизма и бежавшего в целях национального самоопределения, никогда не перестанем требовать человеческой симпатии к делу освобождения этого народа.

Первый вседальневосточный съезд татар-мусульман в Мукдене

ж). Резолюция.

Резолюции этого съезда выносятся в результате внимательного совместного обсуждения на подкомиссиях, выделенных для этого; их установки представляются в следующем виде:

I. Пункты, касавшиеся религии.

1). Члены религиозной подкомиссии, установив теснейшую связь с религиозными объединениями всех районов, должны принять исчерпывающие меры распространения религии среди народа.

2). Общая резолюция относительно религии выносится в результате совместного обсуждения на религиозной подкомиссии.

3). Три человека, выбранные из состава религиозной комиссии, должны вести повседневную работу в штабе.

4). При преподавании религии вступающим в школы детям муллы должны получать из штаба программу.

5). Хотя до сих пор при рождении ребенка об этом сообщалось в храм, в дальнейшем необходимо в районах, где нет храмов, сообщать в местные отделения.

6). До настоящего времени в храмах за удостоверения о рождении, свадьбе, разводах и т.д. взымались различные поборы. В дальнейшем разрешается брать только по следующим нормам:

А. Удостоверение о рождении (метрика) 2 иены;

Б. Удостоверение о свадьбе, разводе и т.д. 5 иен.

50% этих сборов идут в распоряжение местных отделений, остальная часть может использоваться на содержание храма или [на] другие цели.

II. Пункты, касающиеся средств.

1). С каждого члена общества, достигшего 20 лет, взымается 1 иена в месяц.

2). Лица, имеющие наличными 10 иен и больше, должны вносить часть этой суммы.

3). При рождении, свадьбах и разводах должно вноситься 25% установленной суммы оплаты.

4). При устройстве лекций, спектаклей, концертов и т.д. вносится 10% от суммы прибыли.

5). Один раз в год, от членов общества принимаются пожертвования (сумма не устанавливается).

6). Глава каждого местного отделения каждый месяц принимает от членов общества членские взносы и, скапливая их за три месяца, отсылает их в штаб.

Однако, если в пределах юрисдикции отделения имеются лица, которым трудно живется, разрешается, не отсылая денег, использовать их в качестве сумм на вспомоществование.

III. Пункты, касающиеся науки.

1). Пункты, относящиеся к обучению:

а). В согласии с планами расширения постройки школ - те районы, в которых школ еще нет, должны в будущем озаботиться организацией их.

б). Дети школьного возраста даже в тех районах, где нет школ, должны по возможности посылаться в школы.

в). Школы должны называться - "Народная школа идель-уральских татар".

г). Продолжительность обучения в школах установить 6 лет.

д). С третьего года начинать изучение японского языка, а с 5-го года необходимо изучать историю Японии.

е). До окончания шестилетней народной школы поступления в японские школы чрезвычайно поощряются.

2). Пункты, относящиеся к союзам молодежи:

а). Окончившие народные школы юноши и девушки должны вступать в общий для обоего пола союз молодежи.

б). Необходимо создать повсюду библиотеки, имея в виду повышение образования.

в). Интенсивно проводить доклады по своей стране, народные концерты, спектакли и т.д. для развития народного самосознания, вместе с этим необходимо широко завязывать связи с молодежью других стран, а с другой стороны - помогать исправлению неблагонадежных элементов.

г). Необходимо стараться воспитывать твердую волю и крепкое тело.

д). Союзы молодежи всех районов должны поддерживать теснейшую взаимную связь.

IV. Пункты, касающиеся пропаганды.

1). Необходимо издавать печатный орган, имея целью развитие национального самосознания тюрко-татар.

2). Для того, чтобы привить сознание о существовании дружественных всему японскому народу тюрко-татар, необходимо газету частично издавать на японском языке.

3). Газета должна издаваться в месте пребывания правления.

4). Для издания газет, журналов и т.д. необходимо создать, если удастся, типографию.

5). Пропагандисты занимаются по мере возможности собиранием различных газетных материалов; в случае помещения в каких-либо газетах, журналах и т.д. статей о нашем народе они должны пересылать их в правление.

6). В дальнейшем, в случае созывов съездов на местах, для удобства и для пропаганды необходимо посылать делегатов, связанных с иностранцами.

V. Создание маньчжурского правления и решения о нем.

1). Находящееся в Японии (в Кобе) правление по материальным соображениям упраздняется.

2). В Мукдене создается Маньчжурское главное правление, которое руководит всеми японскими, корейскими, маньчжурскими и китайскими отделениями.

3). Срок службы членов главного правления - три года, по истечении которого собрание представителей всех районов избирает новое правление.

4). Главное правление ведет работу на основе принятых настоящим съездом резолюций.

5). Главное правление имеет в виду теснейшую связь со всеми органами и принимает решения по всем переговорам с внешним миром.

6). Главное правление наряду с общим руководством обязано в пределах сметы издавать различные органы, необходимые для развития народа.

7). Главное правление может собирать средства от всех местных отделений.

8). Главное правление может принимать решения по выбору личного состава, имеющего отношение к политике, религии, а также в отношении мулл и учителей.

9). Создаваемые в различных пунктах Японии и Маньчжурии отделения обществ культуры идель-уральских тюрко-татар ведут работу под руководством и по указаниям главного правления.

10). Собрание всех отделений созывается согласно указаний главного правления и проводится по повестке дня, предлагаемой главным правлением.

11). Расходы на поддержание союзов молодежи покрываются самими союзами; в случаях же, когда это трудно, главное правление дает дотацию из резервных фондов.

12). Хотя принятые на настоящем съезде различные постановления и являются несовершенными, они не могут быть изменены, коль скоро они не подвергнутся вторичному обсуждению на втором съезде через три года.

13). Результаты собрания главного правления проводятся два раза в год. Однако в экстренных случаях ограничений нет.

14). Наличные деньги главного правления хранятся в маньчжурских банках.

15). Печать главного правления должна быть выполнена на тюркском, японском и английском языках.

16). Управление денежными средствами главного правления производится членами бюджетной подкомиссии, утвержденной настоящим съездом. До перевыборов ее на 2-м съезде вносить в нее изменения нельзя.

17). В случае возникновения в местных отделениях каких-либо вопросов они разрешаются посылаемым из главного правления человеком.

18). Газис Алиев в качестве представителя начальника главного правления Исхаки и секретарь Давлеткильди несут свои обязанности, имея своим местом пребывания Мукден. Остальные члены должны собираться один раз в шесть месяцев в Мукдене.

Сотрудниками главного правления назначаются следующие лица:

Должность. Фамилия. Из какого города.

Председатель правления, Аяз Исхаки, Токио;

Нач. администр. отдела, Газиз Алиев, Токио;

Зам. нач. адм. отдела, Ибрагимов, Мукден;

То же, Хакимов, Сеул;

Секретарь, Давлеткильди, Харбин

Пред. религиозн. подком., Шамгунов, Кобэ;

Секретарь, Каригинов, Кобэ;

Член, Халимов, Хайлар;

Пред. бюджетной подкомис., Гизатуллин, Мукден;

Секретарь, Очергин, Кобэ;

То же, Зубов, Мукден;

Пред. учебной подкомиссии, Хазидуллин, (Хасбиулла или Хабидуллина - пер.), Харбин;

Пред.администр.подкомис., вакансия свобода;

Секретарь, Давлет Гиреева (Давлеткильди), Мукден;

Член, Згоева, Харбин;

" Агиева, Харбин;

" Акчурина, Харбин;

" Багизлетов, Нагол;

" Айсаев, Мукден;

Пред.ревизион комиссии, Зубов, Харбин;

Секретарь, Батыршин, Сеул;

Член, Ибрагимова, Мукден;

" Акчурина, Харбин;

" Ибрагимов, Тяньцзин.

з). Разное.

1). Организация харбинской районной исследовательской комиссии. В качестве результатов сообщения, сделанного 6 февраля представителем Харбина, о необходимости, в связи с тюрко-татарским национальным движением, создания харбинской районной исследовательской комиссии, как для чистки харбинского отделения, так и для противодействия русским белогвардейцам, эта комиссия была создана из следующих пяти лиц:

Члены: Хак Ибрагим, Валис Ибрагим, Бикбаев, Беглец, Хоснотинсхов.

г). Обсуждение мер против оппозиционеров.

Утром 12 февраля Исхаки сказал всем представителям нижеследующее:

"На открывшемся 11 февраля прошлого года в Токио съезде тюрко-татар председатель съезда Курбангалеев заявил мне следующее:

"До сегодняшнего дня мы жили счастливой жизнью, видя мирное существование и будучи крепко связаны друг с другом, однако теперь вы и подобные вам лица - коммунисты, имеющие связь с советским правительством, пролезая в тюрко-татарское общество, разрушаете наш мир, наше спокойствие".

Хотя это было и абсурдно, но большинство собравшихся начало бранить меня без всякого основания. В ответ на это я заявил:

"Ряд членов общества уговаривало меня, чтобы я как можно скорее приехал в Японию, поскольку Курбангалеев обманывает членов общества. Вследствие этого я приехал из Германии и в дальнейшем буду работать только ради тюрко-татарского народа без капли личной заинтересованности, буду работать не щадя себя на благо тюрко-татарского народа.

Какие же теперь меры можно принять в отношении оппозиционной группы Курбан-Галеева.

В результате совместного обсуждения были приняты следующие решения:

1). Считать 11 февраля национальным тюрко-татарским праздником.

2). Опубликовать в иностранных газетах политику остракизма в отношении Исхаки со стороны группы Курбангалеева.

3). Считать группу Курбангалеева подчиненной группой и, если она попытается участвовать в этом съезде, решительно ей в этом отказать."

3). О месте пребывания дальневосточного общества культуры.

После закрытия настоящего съезда местом пребывания тюрко-татарского общества культуры на Дальнем Востоке установить:

1). Маньчжурское правление - Мукден;

2). Отделения: Токио, Нагоя, Кобэ, Кумамото, Пузан, Сеул, Сингисю, Дайрэн, Мукден, Аньдунь, Синцзин, Харбин, Хайлар, Шанхай, Циндао, Тяньцзинь.

IV. ОТНОШЕНИЕ КУРБАНГАЛЕЕВА К АЯЗУ ИСХАКИ

1. Биография Исхаки.

Деятель татарского национального движения Аяз Исхаки родился в 1878 году в г.Казани (Россия) и, окончив тамошний университет, с 1898 года сделался писателем. В 1906 году стал издателем ежедневной тюрко-татарской газеты "Танда Оссюдан-мадцимаси" (Имеется в виду газета "Тан Юлдузы". - прим.Р.Г.). Одновременно он стал деятелем антиправительственного тюрко-татарского движения.

С 1907 по 1913 годы находился в ссылке в Архангельске. Приехав во время мировой войны в Москву, он после революции 1917 года на открывшейся в Москве Всероссийской мусульманской конференции был избран членом центрального исполнительного комитета этой конференции. Далее, в 1919 году, он был избран представителем от тюрко-татарского народного собрания на Версальскую мирную конференцию. После этого, установив повсеместно связь с деятелями тюрко-татарского национального движения, создал объединенную, оппозиционную Советскому Союзу лигу. Далее, в Берлине предполагал организовать тюрко-татарский клуб "Туран" и объединить тюркскую культуру.

В 1925 году он, получив из Анкары (Турция) предложение стать главным редактором журнала "Тарк орды", принимал активное участие в турецких публицистических кругах. В 1928 году он идель-татарским исполнительным комитетом был назначен главным редактором издающегося в Берлине "Мириар" (Имеется в виду журнал "Милли юл". - прим.Р.Г.) (тюрко-татарский печатный орган), а также избран членом исполнительного комитета "Прометея" (Примечание: "Прометей" - находящийся в Женеве союзный орган, созданный в целях предоставления самостоятельности мелким народностям, входящим в состав Советского] Союза и угнетаемым им).

В 1931 году он принимал участие в созванном в Палестине всемирном мусульманском конгрессе в качестве представителя тюрков, был избран членом исполнительного комитета этого конгресса и т.д., словом, ведет жизнь деятеля национального тюрко-татарского движения.

В ноябре 1933 года был послан в Японию в качестве представителя идель-татарского независимого комитета для способствования развитию тюрко-татарской культуры на Дальнем Востоке.

2. Взаимоотношения Исхаки с Курбангалеевым.

Как уже выше было изложено, после приезда в Японию Исхаки в ре-зультате стараний по объединению тюрко-татарского движения на Дальнем Востоке прогресс национального движения стал очевиден. Однако это вызвало антипатию группы Курбангалеева, еще издавна поселившуюся в Токио и занимавшуюся подбором единомышленников.

Группа Курбангалеева, наконец, в начале 1934 года в Токио произвела хулиганское нападение на Исхаки (обстоятельства нападения не выяснены), кроме того, она проводила политику всяческого противодействия созыву дальневосточного съезда, созданию местных отделений на ДВ и т.д.

Хотя они причиняли вред как лично Исхаки, так и его работе, последний продолжал работу с непреклонной верой и благодаря приобретению соответствующих единомышленников постепенно подрывает влияние группы Курбангалеева. Последний для усиления влияния своей группы высказывает различные сплетни, предназначенные для уничтожения Исхаки и всячески поносит его. Поведение и доводы обоих враждующих сторон представляются в следующем виде:

Доводы Курбангалеева.

Курбангалеев ведет следующую пропаганду:

Исхаки явился в Японию по предложению полпреда СССР в Японии Юринева, и его целью является разгром ради Советского Союза великой азиатской мусульманской организации (в большинстве состоящей из тюркских народов), которой Сов[етский] Союз крайне боится.

Исхаки, создав в Кобе "Общество культуры идель-уральских тюрко-татар", ведет пропаганду, что это, мол, "служит для создания независимого государства в противовес СССР". Однако эта его пропаганда является маскировкой в отношении японских властей; на самом же деле Исхаки, будучи турецким подданным, близок с турецким послом в Японии Нэпир-Баем, через которого получает от совполпреда деньги.

Недавно турецкий посол занял у советского полпреда 100 т[ыс] иен, и Исхаки при приезде в августе прошлого года в Маньчжурию получил от турецкого посла часть этой суммы в качестве средств на движение, и то обстоятельство, что он при помощи этих средств привлек на свою сторону мусульман в Харбине, Хайларе, Мукдене и пр., принимая ряд мер против группы Курбангалеева и т.д. - все это доказывает, что он является орудием в руках Советского Союза.

Доводы Исхаки.

Сплетни о том, что средства на движение получены лично от советского полпреда через турецкого посла в Японии, являются маневрами Курбангалеева, желающего обесчестить меня. То, что я не получаю от Советского Союза никаких выгод, видно хотя бы из того, что я 18 июня 1934 года по предложению японского министерства иностранных дел прочел в "Пан пасифик клубе" лекцию, отчет о которой появился 19 августа в газетах "Джапан Адвертайзер" и "Джапан Таймс", и поскольку лекция была антисоветского содержания, советский полпред в Токио заявил протест японскому министерству иностранных дел. Из этого видно, что я не имею никакой связи с Советским Союзом.

Средства на движение поступают за счет членских взносов, подписной платы на нашу газету "Путь народа" и пожертвований.

Советский Союз является коммунистической страной, а Турция - националистической страной, поскольку основные принципы их государства различны, они относятся друг к другу с антагонизмом, и поэтому советский полпред не мог предлагать денег турецкому послу.

Курбангалеев зовет к объединению тюрко-татар ради простого существования, без всяких политических принципов, и поэтому ничем не отличается от наводняющих Маньчжурию бандитов.

То обстоятельство, что этот человек, который мешает выполнению моих принципов и на всем Дальнем Востоке ведет контрпропаганду, обычно имеет большие средства и производит крупные расходы, поистине является загадочным, и поэтому приходится предполагать, что не является ли, наоборот, как раз сам Курбангалеев шпионом Советского Союза.

Судя даже по тому обстоятельству, что не было случаев, чтобы группа Курбангалеева печатала в своем журнале или других изданиях антисоветские статьи, ясно видно, что ею руководит Советский Союз.

3. Отправка почтой антиисхаковских пропагандистских материалов Курбангалеевым.

Поскольку большая часть татарских мусульман примкнула к руководимому Исхаки национальному движению, а главное, благодаря тому, что делегаты созванного в Мукдене дальневосточного съезда обратились ко всем татарам с резолюциями съезда, - Курбангалеев в противовес этому 19 февраля послал по почте главе мукденского отделения "Общества культуры тюрко-татар", а также другим лицам, проживающим в различных местах, пропагандистскую литературу, направленную против Исхаки, состоящую из отпечатанной статьи, приводимой ниже, которая была помещена в газете "Цюгаи Сеге" Симпо.

Статья.

Татарский народ, внимание.

Из расследования японского полицейского управления стало ясно, что Аяз Исхаки имеет связь с советским правительством.

Токийская газета "Цюгай Симпо" 18 февраля поместила следующую статью:

"Инспектор по делам Европы и Америки иностранного отдела полицейского управления Хиросигэ пригласил в 10 час[ов] утра 18 февраля в полицейское управление председателя Идель-Уральского тюрко-татарского общества Аяза Исхаки, турка по национальности, проживающего в Иодо-баси-ку, Нагасаки-маци, и подверг его тщательному допросу.

Этот Исхаки несколько лет назад начал в качестве руководителя движения под лозунгом отделения мусульман-старотурков от мусульманства, создание из них единого во всем мире государства. Переехав сначала в Советский Союз, он организовал "Идель-Уральское татарское общество" и начал движение за соединение с Советским Союзом. В позапрошлом году, переехав в Маньчжурию, он начал пропаганду своих принципов. С приезда этой весной в Японию он приступил к обработке 50 с лишним турок, находившихся под руководством председателя Токийского мусульманского общества Курбангалеева и добился того, что 20 с лишним мусульман стали его единомышленниками. В результате негласного расследования, сильно возросли подозрения в том, что он, будучи орудием Советской России, проводит коммунистическое движение.

Возможно, что в результате допроса он будет выслан из Японии.

Внимание, татарский народ.

В Маньчжурии имеется много лиц, имеющих связь с правительством Советского Союза. Настоящий съезд, называемый дальневосточным татарским съездом, созванный по инициативе Исхаки, созван по соглашению с советским правительством. Съезд созван с целью пропаганды, имеющей задачей разорвать дружеские отношения с народами Японии и Маньчжурии.

Аяз Исхаки не ведет никакой работы по движению независимости; он ничего не делал даже во время свержения царизма. В конечном счете, он никчемный человек.

Татары могут быть введены в заблуждение тривиальными пропагандистскими убеждениями этого Исхаки.

Надеемся, что они будут осторожны при оценке людей.

V. ОТКЛИКИ НА НЕЗАВИСИМОЕ ДВИЖЕНИЕ ТЮРКО-ТАТАРСКОГО НАРОДА

Когда Исхаки, прибыв в августе 1934 года в Маньчжурию, посетил в целях пропаганды независимого тюрко-татарского движения Мукден, Харбин, Хайлар и друг[ие] пункты, большинство живущих в Маньчжурии татар примкнуло к нему, и сейчас наблюдается повышение активности движения за независимость татар, как результат деятельности Исхаки. Однако проживающие в Маньчжурии советские граждане и белые русские настроены к этому движению оппозиционно.

Японо-маньчжурская же сторона еще не высказала конкретно своего мнения.

1. Татары.

До настоящего времени татарский народ, будучи расселенным по всему свету, объединялся только в пределах отдельных районов и не имел общего руководства. Однако теперь с организацией во всех районах обществ тюрко-татарской культуры мы можем рассчитывать на единую народную гармонию, и для этого нам не остается ничего другого, как обратиться за покровительством к Японии и Маньчжурии. И наш народ, который до сего времени считался нацменьшинством, отныне будет стремиться к подъему и развитию всего народа, и наряду с этим народ отблагодарит Японию и Маньчжурию.

2. Советские граждане.

Советские граждане в общем настроены отрицательно к движению независимости, которое проводит Исхаки. Особенно в мукденском совконсульстве были чрезвычайно заинтересованы направлением тюрко-татарского дальневосточного съезда, и армянину Амендеру было приказано следить за течением съезда. Амендер всяческими средствами сблизился с некоторыми участниками съезда и получил в свои руки ряд документов и т.п.

Однако Советский Союз, как ни старался установить наблюдение за съездом, не смог тесно установить все; несмотря на это, надо думать, что в дальнейшем он не остановится перед соответствующими жертвами для того, чтобы быть в курсе как направления мыслей прибывающих на ДВ татар, так и перемен происходящих в этих направлениях.

3. Белогвардейцы.

Белогвардейцы в общем не относятся благожелательно к антисоветскому движению независимости тюрко-татар; скорее, они относятся к нему враждебно, так как они являются теми, кто не сочувствует участию в движении за независимость инородцев.

а). Среди живущих в Сев[ерной] Маньчжурии белогвардейцев имеются лица, высказывающиеся следующим образом:

"Исхаки в своих речах, которые он произносил во время пропагандистской поездки по Сев[ерной] Маньчжурии в прошлом году, не только высказывался отрицательно о всех вообще белых русских, призывая к объединению только татарской нации, но и утверждал, что еще и при царизме татары угнетались белыми русскими. Поэтому, мол, русских любить нельзя.

После создания Маньчжоу-Го мы получили спокойную обитель, вели совместное сотрудничество, несмотря на это, он не только нападает на нас, белых русских, но и оскорбляет нас, и поэтому этот Исхаки является нарушителем мира".

б). Белые русские, живущие в районе Мукдена, хотя и не относятся в общем и целом благожелательно к движению независимости татар, но пока внешне не выказывают противодействия.

Однако, благодаря тому, что пропагандирующееся с прошлого года движение по объединению всех проживающих в Мукдене белых русских запрещено, в ближайшее же время необходимо как можно скорее решить эту неотложную проблему. Но, надо полагать, что обе стороны и в будущем явятся антагонистами.

4. Другие иностранцы, не имеющие родины (мусульмане, кроме татар).

Поскольку созванный в Мукдене тюрко-татарский съезд, явившийся выражением так называемого народного самосознания мелкой народности, пробудил застывшие чувства долго страдавших народностей, они, вероятно, будут поступать так же.

5. Японцы и маньчжуры.

Откликов пока нет.

6. Взгляды на будущее движение за независимость тюрко-татар.

Движение за независимость тюрко-татар на ДВ за последнее время начало активизироваться, и несомненно, что в будущем эта активность повысится. Такое направление в дальнейшем даст также соответствующий импульс и жестоко угнетаемым Сов[етским] Союзом народам нацменьшинств, как, например, Туркестана, Дона, Украины, Кавказа и т.д. И хотя Сов[етский] Союз в целях прекращения этого антисоветского движения, естественно, принимает меры по урегулированию его, думается, что наилучшей политикой со стороны Японии и Маньчжурии явится в соответствии с обстановкой руководство и помощь этому движению.

Однако налицо такие факты: глава этого движения Аяз Исхаки в результате подозрения со стороны оппозиционной ему группы, что он, получив секретное приказание Советского] Союза, ведет на ДВ работу по разгрому мусульман, которых Сов[етский] Союз крайне опасается, подвергся допросу со стороны центрального полицейского управления Токио; даже Исхаки, имея в виду сближение с Японией и Маньчжурией, в то же время имеет тенденцию к ведению политики использования благоприятной обстановки, создаваемой в результате предполагающегося возникновения японо-советской войны; необходимо в будущем вести серьезное наблюдение за деятельностью Исхаки, настроением татар и их общества, [за состоянием] культуры, отношениями между татарами и белогвардейцами, за состоянием мусульман в Маньчжурии и т.д.

Архив КГБ РТ. Ф.109. Оп.7. Д.35. Л.59-88.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru