Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№12, 23.11.1998


МОЯ МИЛИЦИЯ МЕНЯ БЕРЕЖЕТ

Ирек БИККИНИН

Известно, что милиция обеспечивает охрану общественного порядка, прав и законных интересов граждан от преступных посягательств.

Еще известно, что в милиции бьют. Не всех, конечно, но многих.

Расскажу о том, как мне тоже попало. Причем совершенно в безобидной ситуации. И от того было еще обиднее.

Летом 1994 года я собрался купить ружье. Для этого нужна бумага от участкового, что дома есть железный ящик для оружия. Как это бывает, за пустячной бумагой пришлось несколько раз приезжать в наш Лямбирский РОВД, возглавляемый тогда В.Е.Кургановым.

Вот я приехал в очередной раз, а участкового опять нет. Что мне там в РОВД толкаться, пошел на выход. Только вышел на крыльцо, сзади выбегает дежурный милиционер в мятой форме с погонами капитана. Местный татарин по имени Кямил Казаков. Я его знаю, он меня тем более.

- Это ваша машина?

- Моя.

- Пройдемте в дежурную часть.

- А в чем дело?

- Здесь нельзя машину ставить, составим акт.

- Во-первых, здесь нет никаких запрещающих знаков, все ставят, во-вторых, вот рядом в двух метрах гаишник стоит, пусть он и оформляет, если я нарушил, Вам-то какое дело?

- Ах, ты так разговариваешь? - Схватил за рукав и тянет. - Пойдем, сейчас оформим сопротивление работнику милиции, срок тебе обеспечен!

Смотрю, толстенький майор стоит недалеко и искоса так наблюдает. Ну, думаю, не зря капитан при майоре духарится. Значит, это провокация. Гаишник, тоже татарин, пока молчит.

- Ну, раз такое дело, раз у вас это называется сопротивлением работнику милиции, давай пройдем.

Прохожу в двери, а они двойные, и как раз в промежутке между двумя дверями получаю два резких удара в области седьмого-восьмого позвонков. Сильная боль, но ничего не отключается. Понимаю, что от меня ждут не дождутся ответного удара, поворачиваюсь. Я полностью контролирую себя. Спокойно.

- Что же ты делаешь, гад! Ты же татарин, как же ты можешь бить председателя татарского общества Мордовии?

- Мне хоть будь председатель мордовского общества. Проходи, щас в камере узнаешь.

В помещении дежурной части записывают фамилию, имя, отчество, данные техпаспорта на машину. Объявляют, что будет проведен досмотр машины. Я посматриваю в окно, у машины пока никто не возится, пока не подкладывают ничего. Выходим с двумя понятыми и этот негодяй, Кямил Казаков, шарит по всем закоулкам машины. Я внимательно смотрю, чтобы не подложил чего-нибудь. Гляди, не гляди, все равно не углядишь, если захотят подкинуть. К счастью, этого они не запланировали. Когда лезут в бардачок, нетрудно "выронить" из рукава патрончик или пакетик "дури" и тут же "обнаружить" криминал.

Обыск закончен. Прошу вернуть документы.

- Пройдемте в дежурную часть.

- Что мне там делать? Бумажку написали, машину обыскали, что еще нужно?

- Или зайдешь сам, или силой заведем и все объясним в камере.

По интонациям понятно, что мне будут "объяснять в камере". Разве это люди?

Короче, опять что-то писали, угрожали. Зашел тот гаишник-татарин, не будем называть имени, закричал:

- Я свидетель, ты оказывал сопротивление! Пойдешь по статье!

Зашел пожилой старший лейтенант, также татарин, тоже поугрожал. Моя милиция меня бережет.

Отпустили. Поехал в Саранск. Боль в позвоночнике не проходила, но обида была гораздо сильнее боли.

Одна обида - совершенно беспричинно унизили, безнаказанно ударили, угрожали. Но более сильная обида - что все это сделали свои же татары.

Я столько сил, средств тратил, да и сейчас трачу на то, чтобы татарам в Мордовии жилось хоть чуточку удобнее, комфортнее, чтобы они чувствовали себя тоже нормальными людьми, а не какими-то потомками жестоких и диких завоевателей. Я столько усилий прилагаю, чтобы татары знали свою историю, помнили свой язык, не забывали традиции и обычаи предков, а они...

Как должен поступать здоровый мужик, причем в молодости занимавшийся боксом и прошедший школу уличных драк, если внезапно ему в спину бьет другой человек (трудно назвать такого мужиком)? Конечно, набить ему морду, чтобы неповадно было, заставить его харкать кровью.

А если тебя бьет мент, дежурный по РОВД, причем в дверях дежурной части? Как насчет набить ему морду? Вот то-то и оно. Ясно, что будет с простым человеком, если он попытается защитить свою честь и здоровье от хулигана в милицейском мундире в стенах милиции же.

А как быть? Подкараулить этого мента где-то не на службе и проучить его? Он тебя знает и срок тебе обеспечен. Подкараулить в темноте и не одному, а с друзьями? Уже лучше, но тоже рискованно насчет "попариться на нарах".

Лучше всего, конечно, хорошо подготовиться и убить его. Еще лучше просто "заказать" его. Но стоят ли два удара, пусть таких подлых, жизни этого человечка? Вот в чем вопрос.

Конечно, те, кто носит погоны и из садистских побуждений издевается над людьми, учитывают эту расстановку, этот ход мысли, и позволяют себе такое, что ни за что не сделали бы, если бы за ними не стояла огромная репрессивная машина государства.

Но нам, простым людям, тем, кто не из правоохранительных органов, трудно принимать такое положение вещей. Те, кто существует на налоги, собираемые с тебя же, и кто нанят именно для твоей же защиты, они же и издеваются над тобой!

Вот примерно с такими мыслями я подъехал к помещению «Якташлар». Вылез из машины, смотрю, идут два друга, два подполковника - Касим Халилов и Раис Аберхаев.

- Ирек, что случилось? Что такой расстроенный?

- Касим-абзи, вот такое дело.

- Кто, Казаков? Да я его, гада, за тебя... Поехали, сейчас заведем его в закуток и размажем об стенку.

- Нет, Касим-абзи, я так не могу, я сам должен разобраться. Ты милиционер, подскажи, как его наказать по закону.

- Какой закон? Давай сейчас ему пенделей надаем, поползает он перед тобой на коленях и все. Ну, если ты хочешь по закону, тогда возьми бумагу от врача, напиши заявление и к Курганову, его начальнику. А лучше к прокурору.

Касим абзи дал правильный совет, нужно было заявление написать на имя тогдашнего прокурора Беляйкина. А я по глупости написал начальнику РОВД. Но сначала сходил к врачу-невропатологу, взял справку. Она отметила припухлость в месте ударов, проверила рефлексы на ногах в разных местах и пошутила:

- Реакция есть, дети будут.

Приехал в Лямбирь с заявлением - ни начальника, ни его заместителя Косынкина на месте нет. Тут подходит тот же мятый Казаков и снова начинается "дурдом".

- Гражданин Биккинин, пройдемте в дежурную часть.

- Ты чё, совсем обнаглел?

- Что, в камеру хотите? Сопротивляетесь?

Ну, думаю, ладно, извиняться, наверное, хочет. Оказывается, нет. Казаков начал составлять протокол о том, что он увидел, как в РОВД забежал незнакомый гражданин и он, как бдительный дежурный, "при выбегании обратно" задержал его для выяснения личности.

Тут завели какого-то мужика - поросенка вез без документов от тетки в другой деревне. Нас обоих поставили к стене.

Крик, это мне:

- Руки из карманов! В камеру захотел? Расставить ноги!

Пожалел я, что не послушался Касим-абзи насчет "размазать по стенке", но было поздно. Начальства милицейского я так и не дождался, поехал домой, написал второе заявление, дополнив его описанием второго издевательства.

Назавтра вручил я заявление, пообещали принять меры, да так и ничего не было. Ни извинения, ни взыскания этому..., сказал бы кому, но есть закон о печати. Вскоре и начальника сменили. Поставили нынешнего, Кутуева. Народ о нем отзывается хорошо, а мою бумажку, я так понимаю, прежний начальник смял и выбросил.

Но ничего, бог не фраер, он все видит. Таких Казаковых все равно судьба наказывает. Жаль только, они успевают насладиться властью, поиздеваться, сломать многие судьбы.

Многие говорят, нельзя из-за отдельных негодяев-садистов судить обо всей милиции. Конечно, они отдельные, но их там не меньше, чем среди других групп населения. Только простому гражданину с садистскими наклонностями трудно их развить и реализовать - запросто можно нарваться на такого, что мало не покажется. А вот если такой гражданин попадает на работу в органы, тут уж ему открывается широкое поле деятельности. Тут уж он может развить свои способности. По жизни он бы втихаря так и тиранил бы семью, жену, детей, не осмеливаясь трогать чужих, а тут, в его кабинете или в камере, задержанные оказываются такими уязвимыми, такими слабыми, ну как не поизмываться. Тут люди понимают, что защищаться бессмысленно - набегут еще десяток таких же садистов в погонах, и будь ты даже Мохаммедом Али в молодости, всенепременно побьют-с, голубчик.

Как простому человеку жить? С одной стороны давят жулье, бандиты, беспредельщики. С другой стороны, многим из нас приходится терпеть побои и издевательства от "правоохранителей", кому ты сам же платишь за свою защиту.

Но если милицию взять и отменить, всем придется либо вооружаться и пытаться защитить себя и свою семью от грабителей, которые размножатся мгновенно, либо пресмыкаться перед каждым, кто нагло потребует с тебя дань.

Как жить? А куда деваться? Так и живем. С надеждой на лучшее, конечно.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru