Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№11, 29.09.1998


Чтобы увидеть татарские буквы в этой статье, Вы должны установить у себя татарский шрифт!

ОСОБЕННОСТИ ГОВОРА СЕЛА БОЛЬШАЯ ПОЛЯНА

    Известно, что татарский язык делится на три диалекта: средний (казанско-татарский), западный (мишарский) и восточный (сибирско-татарский). Четвертым диалектом татарского языка можно было бы признать и башкирский язык.

    Мишарский диалект сам в свою очередь делится на двенадцать говоров. На территории Мордовии функционируют три мишарских говора - темниковский, инсарский и лямбирский.

    Кроме того, есть несколько сел, например, Сургодь в Торбеевском районе, Кочетовка, Тат.-Лундан и Горенка Зубово-Полянского района, для речи жителей которых характерно так называемое «цоканье». Они, как и сергачская группа мишарей, вместо нормативного татарского «ч» обычно произносят «ц». Полагают, что здесь проявляется влияние мокшанского языка. Считается, что «цокающий» говор сформировался в районе Кадома и Ермиши Рязанской области. Видимо, кадомские татары ассимилировали большой процент мокшан. Затем носители «цоканья» в силу ряда исторических причин начали переселяться на юг и восток от своей основной родины. Основная масса кадомских и ермишских мишарей вначале переселилась в район Сергача ныне Нижегородской области, позже расселились по обе стороны Волги.

    В языке жителей различных татарских сел Мордовии, относящихся к одному говору, также есть свои особенности.

    Об особенностях языка жителей села Большая Поляна Кадошкинского района рассказывает Гульнара Капкаева, ученица 10 класса Большеполянской школы.

    В этом году Гульнара второй раз подряд стала абсолютной победительницей республиканской олимпиады по татарскому языку и второй раз ездила в Татарстан в престижный татарский лагерь для одаренных детей «Сэлет».

Гульнара КАПКАЕВА

Гульнара КАПКАЕВАЖители моего родного села Большая Поляна говорят на мишарском языке.

В нашем языке есть много русских слов, только произносим мы их по-своему. Может, дело в том, что в татарском языке ударение всегда приходится на последний слог. Мы ведро называем «вядра», стену - «стяна», губу - «гыба», кочергу - «кучарка», потолок - «путалак», и т.д.

В языке большеполянцев много диалектизмов. Например, у нас петуха называют «кучат», хотя в литературном татарском языке петух - «ґтґч». По-татарски «имя» будет «исем», а мы говорим «ат». Также черемуху вместо «шомырт» называем «муел», лошадь вместо «ат» - «йолкы», сестру вместо «сејел» - «харындаш», «сарык», то есть овца, по-нашему будет «куй», словосочетание «довольно-таки много» у нас звучит, как «бер хилы», «даже» по-татарски будет «хґтта», а у нас «берче», «сорняк» по-нашему будет «ут», а у казанских татар «чєп єлґн» и т.д. Даже татары других районов Мордовии иногда не понимают эти слова, так как их нет не только в литературном татарском языке, но и во многих мишарских говорах. Часть этих слов - особенность нашего мишарского диалекта, а часть - только нашего села, и даже в соседних селах эти слова могут звучать по-другому.

Часто мишарские слова отличаются от татарских лишь тем, что вместо одних гласных произносятся другие.

В говоре Большой Поляны вместо нормативного звука «є» обычно произносится «ї», вместо «їй» звучит «є», «ґ» меняется на «а», «у» на «о», «и» на «е».

Например звук «є» у нас превратился в «ї» в таких словах, как кєп (кїп), кєрґм (кїрґм), дєрт (дїрт), бєре (бїре), кєрше (кїрше), кєрсґтґ (кїрсґтґ), кєркле (кїркле). А в других словах наоборот, «їй» произносится как «є». Например: сїйлґп - сєлґп, сїйкемле - сєкемле, їйлґнґ - єлґнґ, їй - є. Также вместо «є» во многих случаях звучит «е». К примеру: бєген - беген, тєгел - тегел.

Итак, в большинстве случаев «є» произносится как «ї». Но если буква «є» стоит в начале слова, то она не меняется. Например: єлґм, єлґн, єлчи, єги, єбґ, єсґ, єтенє, єрмґли и т.д.

Слова шул, шундый, суккан, тугыз, матур, турында, курку, зур, тукта, мы произносим, как шол, шондый, соккан, тогыз, матор и т.д., то есть нормативный звук «у» стабильно заменяется на «о».

В некоторых словах вместо звука «и» произносится «е». Например, «тирґн» произносится как «терґн», бик - бек, тирес - терес, тир - тер, кирґк - керґк, иј - эј, иртґгґ - йертґгґ, иртґмґн - йертґмґн, сирґк - серґк, ким - кем, кит - кет и др.

Звук «ґ» часто меняется на «а»: хґл - халь, бґла - баля, ґйтґ - атя, ґйдґ - адя, хґзер - хазер, кґгазь - кагыз и т.д.

В татарском языке есть много слов, начинающихся с буквы «ў». А у нас в Большой Поляне на месте звука «ў» звучит «й». У нас ўир звучит как йер, ўитє - йетє, ўеп - йеп, ўыр - йыр, ўибґр - йебґр, ўан - йан, ўимерє - йемерє, ўимеш - йемеш, ўитмеш - йетмеш и т.д.

Наши гласные сохранились с древних времен и не подвергались явлению дифтонгизации, как казанско-татарские. Например: ґйдґ - адя, ґйлґнґ - ґлґнґ, їйлґнґ - єлґнґ, бґйлґє - бґлґє, ґйтеп - атеп, їйрґнє - їрґнє, кагыйдґ - кагидґ, уйный - уни, кїймґ - кимґ, їй - є, койрык - корек, сайлый - сали, кайтып - катеп и другие.

Есть отличия и в произношении окончаний глаголов: кайта - катя, ґйтґ - атя, ґйдґ - адя, сайла - саля, югалта - югатя.

В заимствованных словах «вакыт» и «нґкъ» буква «к» заменилась на «х», а в слове «хатын», наоборот, «х» произносится как «к».

Таким образом, мишарский язык нашего села многим отличается от нормативного литературного татарского языка. Да и не только от чисто татарского. Он отличается и от языка других мишарских сел. Например, между говорами нашего села и соседнего, Латышовки, довольно много различий. В тех местах, где мы произносим «у» ( например: куй, туй), латышовцы произносят «о» («кой», «той»).

Примечание редактора. Не во всем можно согласиться с Гульнарой. Например, слово «кочерга» в свое время было заимствовано из тюркского. В современном татарском языке широко функционирует глагол «кєчерергґ» - перемещать. Русское слово таган, таганок также получилось из тюркского «тагырга» - подвесить, «таккан» - подвешенный. «Капкан» с татарского переводится «укусил, укушенный».

Слово «исем» - арабское заимствование в татарском языке. А слово «ат» - коренное тюркское слово. Бывает смешно, когда спрашиваешь у какого-нибудь казанского татарина: «Атыј ничек?» (Как твое имя?), а он прикидывается, что не понял, и как-нибудь пытается сострить на тему: «Да у меня и лошади-то нет!» («ат» имеет несколько значений, среди которых «лошадь»). Хотя он сам понял слово «ат» в значении «имя», но вот как-то ему хочется уколоть грубого мишарина «незнанием» литературного языка или просто подчеркнуть лишний раз «испорченность» мишарского диалекта. Когда ему поясняешь, что слово «исем», которое он произносит с гордостью, вовсе не татарское, и даже не тюркское, а заимствованное арабское, а родное татарское именно «ат», утонченному невежде становится грустно. Пока он не опомнился, тут же следует добавить ему, что слово «кара» (смотри) также нетатарское, оно заимствовано татарским языком, а вот его мишарский эквивалент «бак» самое что ни на есть коренное татарское слово. Короче, не все то золото, что блестит.

Давайте все поздравим Гульнару с первой пробой пера. Может, в будущем она станет знаменитым тюркологом, кто знает? Ведь из села Большая Поляна вышло немало докторов наук, профессоров. Чем Гульнара хуже?

    P.S.

    Этот материал был написан Гульнарой в августе. К сожалению, мы не успели опубликовать его в прошлом номере. А в этом номере мы с горечью сообщаем, что вечером 31 августа трагически погиб отец Гульнары, Рашит Капкаев. Приносим наши искренние соболезнования Гульнаре, ее матери Наиле, сестре Риме и другим родным покойного.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru