Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№1-2, 10.02.2000


...Я ОТКРЫТ ДЛЯ ПРЕДЛОЖЕНИЙ

Илхан САДРИ, город Сан-Франциско, штат Калифорния, Соединенные Штаты.

Татарин, 33 года, музыкант, холост.

Как он сам говорит: "...я открыт для предложений (предпочел бы девушку, которая может играть на ударных и не боится микрофона)".

Илхан с группой Юсакута на Летнем фестивале 1998 года в Сан-Франциско.

Илхан с группой "Юсакута" на Летнем фестивале 1998 года в Сан-Франциско.

- Илхан, ты татарин, родился и вырос в Америке. Интересуешься ли своими корнями в России?

- Конечно. В 70-е годы в США был популярен телевизионный сериал "Корни", в котором один афроамериканец исследует свои корни до рабства в Америке и Африке. Этот сериал вызвал большой интерес среди американцев к генеалогии. Я тогда тоже вдохновился этим и составил генеалогическое дерево нашей семьи.

Мои предки со стороны мамы были Кугушевы. Дед моей матери, Хасан Кугушев и его брат Хусейн выехали из Пензы в Китай около 1917 года. Хусейн вернулся в Казахстан в 50-е годы.

Я благодарен Вам за информацию о моих возможных предках князьях Кугушевых. Я был очень рад узнать о своем мишарском происхождении.

- Илхан, кроме того, что ты татарин, ты еще и музыкант. Много ли татарских музыкантов в Америке? Поддерживаете ли вы контакты друг с другом?

- Что касается вопроса о татарских музыкантах в Америке, я могу рассказать только о себе, так как у меня практически нет контакта с другими татарскими музыкантами в Калифорнии. Я не могу даже сказать, есть ли они здесь вообще.

Я только знаю, что в Сан-Матео, рядом с Бирлингеймом, живет татарка по имени Умит Аги, которая была певицей еще на Дальнем Востоке. Мне доводилось слушать, как она здорово поет по-татарски. О ней был рассказ на "Радио Азатлык". Она также поет другие вещи, в сопровождении биг-бэнд оркестра. Вот она достойна того, чтобы написать о ней.

- Несмотря на то, что ты живешь в Америке, ты чувствуешь себя татарином. Ты не ассимилируешься?

- В этом заслуга моей бабушки. Моя бабушка Зухра Кугушева родилась в Пензе (возможно, где-то в одном из сел Пензенской губернии. - Прим. И.Б.), затем ее семья переехала в Хайлар, в Манчжурию. Там она была директором татарской школы. Она всегда была выдающейся личностью и когда татары собирались вместе, она с удовольствием брала в руки микрофон, чтобы прочитать стихи Габдуллы Тукая или чтобы спеть татарские песни. Когда мы приезжали к ней в Анкару, там всегда к ней приходило очень много народа. Все они говорили, как многому научила их моя бабушка Зухра. Большинство татарских песен, которые я исполняю, я выучил на слух, прослушивая магнитофонные пленки с записью песен моей бабушки.

Я даже не знаю названий некоторых песен. Я здесь играю их для друзей и они всегда принимаются тепло. Моим друзьям американцам нравятся такие песни, как «Ґпипґ», «Кєк кєгґрчен», «И туган тел» и некоторые другие. Когда я был в Казани, то обошел все книжные магазины в поисках книг и нот с татарской музыкой.

- Расскажи о других своих родных.

- Мою маму зовут Талия. Она живет в городке Сан-Матео, в 20 милях на юг от Сан-Франциско. Я часто бываю у ней. Мы гуляем по окрестностям, по лесам. Иногда мы ходим с ней в ресторан, но чаще дома пьем чай, сидим у компьютера. Или она готовит что-нибудь на кухне, а я играю для нее на гитаре. Я поставил свое пианино у ней в зале, так как в квартире, где я сейчас живу, места для пианино маловато.

Мой брат Бюлент женат и живет в Сиэтле. У него два чудесных малыша и они в числе самых восторженных моих фанов. Думаю, пока не начнут понимать слова.

- Как ты поддерживаешь уровень знания татарского языка, проживая в англоязычной среде?

- Несколько лет я получал по почте татарские журналы и газеты, заказывая их через местный русский книжный магазин в Сан-Франциско. Последние журналы, которые я получал регулярно, были "Казан утлары" и "Идель". Думаю, что Ваша электронная газета для меня будет значительным источником татарских текстов и я буду читать ее постоянно. Я уверен, что уже купил все татарские книги, доступные в Сан-Франциско. Я даже покупал самые скучные книги, если они были написаны по-татарски. Лучший экземпляр подобной литературы - нечто вроде сельскохозяйственного отчета, который я купил и изучил, лишь бы это пошло на пользу моему знанию татарского языка.

Во всех русских магазинах в окрестностях Сан-Франциско записаны мои имя и телефон, на тот случай, если к ним попадут татарские книги. Я даже побывал в библиотеке татарского языка (которая состоит из татарских книг на арабском шрифте, изданных в Китае) в институте Гувера в Стэнфордском университете.

Мне пришлось даже заказать копию русско-татарского словаря (взятого из Калифорнийского университета в Беркли) потому что у нас нет англо-татарского словаря. Мне приходилось переводить на русский и затем пользоваться этим ксерокопированным русско-татарским/татарско-русским словарем. Вы можете представить, как мне было трудно, особенно если учесть, что я не владею русским языком. Это показатель глубины моей заинтересованности.

- Илхан, ты смотрел электронную версию нашей "Татарской газеты" в Интернете?

- Я зашел на сайт вашей газеты "Татар газетасы", но мой компьютер, кажется, не поддерживает ваши татарские шрифты. Я могу читать по-турецки, а также по-татарски латинскими и кириллическими буквами, но шрифт вашей газеты кажется мне не поддающимся расшифровке.

- А ты попробуй загрузи татарский шрифт согласно инструкции и увидишь...

- Я наконец загрузил шрифт Татар Таймс и посмотрел ваши страницы. Они великолепны! Спасибо вам. Теперь я буду читать статьи и весь материал, котрый вы разместили на вашем сайте. Видеть татарские тексты в Интернете - это просто чудо! Если бы вы могли представить те трудности, которые я преодолевал, чтобы найти хоть какие-нибудь татарские публикации, вы бы поняли, почему я так счастлив, что в Интернете появилась ваша газета.

- Илхан, чем ты занимаешься в жизни?

- Сейчас я учусь в колледже, изучаю компьютерные науки, и занятия отнимают у меня очень много времени - семестр близится к концу и экзамены приближаются очень быстро. К тому же я играю гитаристом сразу в двух группах. А также работаю над развитием музыкального Вэб-сайта в Интернете с песнями наших двух групп, со всякой биографической информацией и т.д. Я как жонглер, которому подали слишком много предметов и едва успеваю во всем. Надеюсь, к концу года наши стриминг-аудио страницы будут закончены и желающие смогут скачивать оттуда наши песни на свои компьютеры.

- Илхан, ты говоришь, что играешь сразу в двух группах?

- Да, я играю в двух местных группах в Сан-Франциско. Одна из них называется "Глэмтастик". Мы играем в местных барах, клубах и на уличных праздниках и сейчас завершаем свой первый альбом. В альбоме 16 песен - это обзор хитов и не очень хитов эры английского «Глэма» 70-х. Мы играем вместе уже более двух лет и у нас два вокалиста (первый мужской голос и второй женский). Мы играем вещи T-Rex, The Sweet, Alice Cooper, Gary Glitter, David Bowie, Iggy Pop, New York Dolls, Kiss и другие.

- Илхан, а что это такое - «Глэм»?

- «Глэм» - это течение в рок-музыке в начале 70-х. Это был ответ на консерватизм течения «Мод» конца 60-х. Внешне это выражалось в экстраординарных одеждах, когда исполнители были похожи на каких-то пришельцев из космоса. Многие аспекты Глэма были перенесены в стиль рок-н-рол конца 70-х и 80-х. Течение Глэм зародилось в Англии и затем, с такими группами как «Кисс», перекочевало в Соединенные Штаты. Примером английского Глэма 70-х можно назвать Дэвида Боуи, группу «Суит», Гэри Глиттера, Ти-Рекс. Элтона Джона тоже считали очень глэмовым.

- Илхан, вы там в своих группах по-татарски не поете?

- Нет, все наши песни на английском языке. Я играю на бас-гитаре и подпеваю, но бас-гитара - это не мой основной инструмент. С юности я обучался игре на классической гитаре, на гитаре фламенко, и специализировался на восточно-европейской, татарской и русской народной музыке. В моей коллекции есть несколько мандолин, четыре аккордеона (а также татарская гармонь - подарок от татарских друзей, с которыми я познакомился в Хельсинки), пианино, синтезатор, барабаны, барабаны и еще барабаны, и я люблю возиться с ними со всеми. Я могу сыграть некоторые татарские песни на аккордеоне, но больше на слух с голоса моей бабушки.

- Ты рассказал о группе «Глэмтастик». А как называется вторая группа?

- Вторая группа, в которой я играю, называется «Юсакута». У нас одна девушка поет, вторая играет на барабанах, а третья на соло-гитаре. В этой группе я играю на ритм-гитаре и еще один парень с Восточного побережья играет на бас-гитаре. Наш материал полностью оригинальный. Большинство песен мы пишем сами и постоянно даем концерты. Мы уже десятки раз выступали в районе залива Сан-Франциско - от частных приемов до уличных праздников перед тысячами людей. Наша музыка была лучше всего была оценена музыкальным редактором журнала "Сан-Франсиско уикли", который сказал, что мы похожи на "Б-52, влетающий в ад". Думаю, что это наиболее точное описание. Нам удалось недавно снова поработать в студии, чтобы записать наш второй компакт-диск. Инженеры, с которыми мы работаем, имеют невероятные послужные списки - они записывали в прошлом Боба Дилана, Металлику, Астора Пьяццолу (самый знаменитый исполнитель музыки танго на аккордеоне в истории Аргентины), Соник Юс и другие. Раньше они работали в Нью-Йорке, в Остине (Техас), а теперь у нас в Северной Калифорнии.

Они помогли нам сделать компакт-диск с удлиненными песнями («экстендид плэй») с живым, но чистым звуком, не теряя при этом энергетику.

- Как часто вы выступаете?

- Мы играем несколько раз в месяц на выезде. На следующей неделе у нас будет два выступления подряд. Одно выступление - благотворительность в пользу женского приюта и второй - «рок-лайн-ап» из 5 ансамблей.

- А зачем тебе еще учиться, если ты играешь в группах, зарабатываешь деньги?

- Выступления с группами начинают финансово окупаться, но с этим еще мало стабильности. Я хожу в технологическую школу, чтобы сделать карьеру в сфере высоких технологий. Не думаю, что игрой в группах я смогу стабильно и хорошо зарабатывать. Иногда мы делаем хорошие деньги, а иногда хозяева клубов дают всего лишь по паре банок пива и денег на бензин.

- Илхан, ты не женат, но ведь время идет?

- Да, я холост, но я открыт для предложений. Предпочел бы девушку, которая может играть на ударных и не боится микрофона.

- Приезжай в Мордовию. У нас много красивых татарских девушек.

- А что? Вот возьму и приеду. В Казани бывал, а на земле своих предков - ни разу.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru