Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№1-2, 10.02.2000


Я РОДИЛАСЬ В МЕЛЬБУРНЕ

    В Австралии, в городе Мельбурн, живет и работает наша соплеменница Ферида Гибадуллина. Мы с ней переписываемся по электронной почте, обмениваемся мнениями. Я попросил у Фериды разрешения опубликовать в переводе с английского и татарского некоторые выдержки из ее писем.

Австралия - родина моя

...Я родилась и выросла в Мельбурне. Это красивый город, расположенный у залива Порт Филипп. К сожалению, тут мало татар - кроме меня и мамы (ее зовут Мукмине), всего несколько человек - два пожилых джентльмена и несколько семей крымских татар (с ними я ни разу не встречалась).

В Австралии, в отличие от США или Финляндии, татар вообще мало. Только в двух городах - Сиднее и Аделаиде, есть довольно значительные татарские общины - по нескольку сотен человек.

Но благодаря чудесам современной технологии - киберпространству, Интернету, я вооружилась компьютером и нахожусь в постоянном контакте с татарами всего мира! Я благодарна Аллаху за это.

Австралия - самый большой остров в мире. Около 98% нашего 18-миллионного населения живет у побережья. Центральная часть очень сухая и жить там трудно. У нас много огромных пустынных пространств. Красота природы Австралии и, особенно, ее пляжей, общеизвестна.

С мамой

С мамой

Как мама учила меня татарскому языку

Я росла без отца. По-татарски говорить меня научила мама. Поскольку я пользуюсь татарским языком лишь дома и только со своей матерью, у меня недостаточно практики и мне намного легче общаться на английском языке.

Как для вас в России легче говорить по-русски, чем по-татарски, так и мне легче говорить по-английски. Кстати, мама знает и русский язык, у нас дома много русских книг.

Как я себя помню, моя мама никогда не разрешала мне говорить дома по-английски. Она это объясняла тем, что по-английски я могу говорить везде, но не дома.

Мама научила меня не только говорить, но и читать и писать по-татарски, арабскими буквами. Когда я была еще маленькой, она каждый вечер сажала меня за кухонный стол и учила со мной татарский алфавит. Я ненавидела эти уроки, потому что мама была очень строгим учителем, и я часто старалась найти какой-нибудь предлог, чтобы пропустить урок.

Оглядываясь в прошлое, я вижу, что то, что тогда мы были такими бедными, что у нас даже телевизора не было, оказалось счастьем. Ничто не отвлекало меня от занятий. У меня были не только уроки, но и домашние задания! Я помню очень живо, как плакала от маминых строгостей. Она была очень строгим учителем и не разрешала мне заниматься пустяками. Я так ненавидела свои уроки! Но оглядываясь назад, я вижу, что ее методы были эффективными. Я одна из тех немногих людей моего возраста в диаспоре, кто может читать и писать на нашем родном языке арабскими буквами.

Я мусульманка

Я татарка, мусульманка, хотя мой отец был украинцем. Моя мама глубоко верующая и до сих пор молится 5 раз в день, несмотря на проблемы со здоровьем и престарелый возраст. Дома мы говорим по-татарски, готовим татарские блюда, и твердо придерживаемся своей религии ислама. В сответствии с учением пророка Мухаммеда аляйхиссаляма мы не едим свинину и не употребляем алкоголь. К сожалению, многие татары на Западе и на Востоке покинули учение ислама и предаются пьянству без страха и без мыслей. Спасибо моей маме, она меня всегда учила, что алкоголь - это харам (запретное). Иншалла, когда-нибудь все татары поймут ценность этого - особенно в России, где алкоголь стал такой большой проблемой.

Итак, я практикующая мусульманка в полном смысле слова, но я не хожу с хиджабом (покрывалом). Хотя моя вполне западная внешность может ввести некоторых в заблуждение, тем не менее мы крепко держимся сунны и учения Мухаммада аляйхиссаляма.

Мать вырастила меня одну, у меня не было сестер и братьев. Я получила степень бакалавра искусств в университете Ля Троб (Мельбурн, штат Виктория) в 1988 году. Основная моя специальность - история, а также история искусств и французский язык. Сейчас я работаю деканате факультета ресурсов университета RMIT (Мельбурнский королевский технологический институт). Университет находится в самом центре Мельбурна.

Трудная жизнь моей матери

Моя мама приехала в Австралию в конце 1962 года. Ее семья выехала из Китая в Турцию, но мама решила проявить смелость и поехала в Австралию. Тогда был выбор - если едешь в Турцию, то пришлось бы там и остаться, неважно, понравится там или нет. А если едешь в Австралию и страна тебе не нравится, можно было изменить свое решение. Итак, моя эни решила принять более трудное решение - ехать в страну, где она никого не знала, не знала языка, и без цента денег. Ни семьи, ни друзей, ни денег! Какой она была смелой! Возможно, это в ней мощь татарского духа...

В Харбине мама выросла в окружении китайцев, японцев, корейцев, русских и евреев. Поэтому неудивительно, что при ее природном таланте к языкам она бегло говорила не только по-татарски, но и на китайском, японском и русском языках.

У мамы жизнь сложилась невероятно трудной и жестокой. Она преодолела много трудностей и была свидетелем многих ужасных дел... Иншалла, я когда-нибудь напишу обо всем этом в более детальной и художественной манере...

Несмотря на трудную жизнь, когда временами даже еды не хватало, моя эни позже стала переводчиком для самого известного русского врача-гинеколога в Харбине.

Большую часть своей жизни я была отчуждена от своего народа и своей родины, но теперь благодаря Искендеру Аги (основателю Татарской дискуссионной группы) я смогла познакомиться со многими татарами по всему киберпространству в Казани, Финляндии и по всему земному шару. Мир вдруг стал намного меньшим по размеру.

Мой дедушка Билял Аги был откуда-то из Пензенской губернии.

Мой дедушка Билял Аги был откуда-то из Пензенской губернии.

Отчим моей матери

Мою бабушку звали Уммугульсум Гильмутдин кызы Мухамеджанова. Ее первый муж, Билял Аги, родом из Пензенской губернии, был моим настоящим дедушкой. Но бабушка развелась с дедушкой Билялом и моя мать выросла с отчимом. Ее отчима, который был как настоящий отец, звали Мингалим Гибадуллин. Он был татарин из Башкирии.

В 1962 году она уехала из Китая в Турцию с сестрами моей матери. Поэтому я никогда не видела свою бабушку Уммугульсум. Я знала ее только по письмам. Она умерла лет 15-20 тому назад. Она была очень красивой, но ее жизнь сложилась тяжело. Ее выдали замуж по договоренности в 17 лет, в 19 она родила мою маму, затем через 2 года вышла вновь замуж, родила сына Хамита и дочерей Весиме и Решиде.

Тети Весиме и Решиде живут сейчас в Анкаре. У Весиме-апа есть сын Рафик. Он сейчас восстанавливается после тяжелой операции.

В 1989 году я ездила к ним в Турцию. Также я там увиделась с моим дядей Хамитом. Русские наконец позволили ему посетить своих сестер после 30-летней разлуки. Но, к сожалению, спустя 3 месяца после своего визита в Турцию он умер от инфаркта. Но все же, хотя и ненадолго, нам удалось встретиться и побыть вместе...

Русские сооблазнили дядю Хамита своей пропагандой, и он в 1949 году поехал в Советский Союз. Там они его некоторое время держали в тюрьме. Затем он снова вернулся в Китай. А в 1954 году с женой Анной Клейман (она была еврейкой, умерла недавно) и сыном Энвером снова уехал в СССР. Дядя Энвер умер в прошлом году от сердечного приступа. Ему было всего лишь 42 года.

Когда мы получили известие о его смерти, мама очень плакала, потому что в детстве она постоянно нянчила его. Когда Энвер-абзи с мамой уезжал в Россию, он не хотел садиться в поезд.

Сказал, что "апа бармаса, мин бармыйм" (если тетя не поедет, я не поеду). Был очень упрямым. Поэтому подождали, пока он заснет, и только потом сели в поезд. Мама до сих пор плачет, когда вспоминает об этом...

У дяди Хамита и тети Анны в России родилась дочь, Рауза. У ней двое детей и они живут очень бедно. Поэтому Рауза-апа к нам в Австралию письма не пишет, а только в Турцию.

Отчим моей мамы Мингалим Гибадулла вернулся в Россию и умер там.

Дети моего дедушки

...Мне очень хотелось бы узнать историю своей семьи. Если бы моя мать взяла фамилию своего настоящего отца, а не отчима, то меня сейчас звали бы Ферида Аги.

Я только знаю, что мой биологический дедушка Билял Аги был из какой-то деревни в Пензенской губернии. Мне хотелось бы знать о нем больше. Я только знаю, что он умер в Японии от сердечного приступа после того, как услышал известие об атомной бомбардировки Хиросимы. Но моя мама знает о нем очень мало, так как бабушка НИКОГДА не говорила о нем.

У Биляла Аги были дети и от второй жены: Фаиза Аги, Исматулла Аги и Ахмед Аги.

Фаиза-апа умерла несколько лет тому назад в Анкаре. Ее дочери живут также в Турции - Решиде в Анкаре, Наджия в Стамбуле, Нурия где-то у Черного моря.

Исматулла Аги жил и умер в Турции. Ахмед Аги умер в Сан-Франциско. У него осталось два взрослых сына. О них мы мало знаем.

Мачеха моей бабушки

Мать моей бабушки Уммугульсум звали Ханифе Шамсуддин. Она умерла молодой. У них с Гильмутдином Мухамеджаном была одна-единственная дочь, моя бабушка Уммугульсум (она была очень красивой!). Прабабушка Ханифе знала, что скоро умрет и сама нашла для мужа будущую жену - Рабигу. Она сказала мужу: "Женись только на ней!"

Дед Гильмутдин женился на Рабиге и у них родилось 5 сыновей - Ваккас, Ильяс, Идрис, Аббас и Зиннур. Ильяс-абый сейчас живет в Японии. Ваккас умер в Турции бездетным. Идрис-абзи был женат на американке и тоже уже умер. Зиннур-абый умер в 1998 году на Сахалине. Аббас-абый живет в Бирлингейме (недалеко от Сан-Франциско).

У Аббаса-абый 3 детей. Старшая - Рукия Сафа. Ее муж Даян-абый является сейчас имамом мечети в Бирлингейме. Недавно они вернулись из своего второго визита в Казань за последние два года.

Рукия-апа говорит, что у них много раз брали интервью. Так что их имена должны быть известны читателям татарских газет.

Подруги матери

Подруга моей матери, Рукия Мухамедин, была очень известной и ученой женщиной (О ней можно прочитать на стр.13-15 настоящего номера "ТГ". - Прим.ред.)

Она сидела в советской тюрьме с 1945 по 1955 год и умерла несколько лет тому назад. Она очень известная женщина. Ее посадили в тюрьму за то, что она очень много писала о татарах. Там она родила дочь - Ферида Девлет-Кильки. Ферида-апа и сейчас живет где-то в Казани.

У Рукия-апы до тюрьмы был сын. Его отдали в приют. Затем этого мальчика увезли в Турцию. Когда Рукия-апу отпустили из тюрьмы, моя бабушка, ее подруга, помогла разыскать ее единственного сына, который ничего не знал о своей биологической матери. Они много переписывались с мамой. У нас и сейчас много ее писем.

Моя мама каждую неделю читает молитву за покойную Рукия-апу. Она была очень видной женщиной. Пусть ее дух будет счастлив, пусть ее место будет в раю...

У моей мамы есть еще одна подруга юности, она сейчас живет в Германии - Рукия Вели Хамидуллин. Ее мать была русской. Но она считает себя татаркой и переписывается с мамой по-татарски.

На свадьбе у коллег по работе.

На свадьбе у коллег по работе.

Фотографии из Татарстана

Спасибо за присланные фотографии. Я узнала фотографию улицы Баумана в Казани. Очень красиво, очень по-европейски. Одна подруга мне присылала из Казани альбом, там я видела эту улицу.

...Мы с мамой очень хорошо знаем Шемсию из Аделаиды, которая была в Татарстане в лагере с вашей дочерью Джамилей. Когда я увидела ее на фотографии в вашей газете я удивилась, как она выросла! Когда я видела ее в последний раз, она была еще такой маленькой!

Ее бабушка Фатима Велиева постоянно переписывается с моей мамой. У Фатима апы 11 детей! Но Аделаида далеко от Мельбурна - около 12 часов на поезде.

Я переписываюсь с Незирой Карамовой из Казани. Она микробиолог, работает в Казанском университете. Она вас знает. Она была в "Сэлет"е в прошлом году и ваш сын Тимур тоже был там. Мир тесен, правда? Ее приглашали и в этом году, но она не смогла...

Опять о дедушке

О своем дедушке Биляле Аги я написала Фариту Иделле (Аги), директору татаро-башкирской редакции радиостанции "Свобода", но он не смог помочь мне. Он сказал, что спросит у родителей.

Вы советовали мне еще обратиться к Али Акишу. Мир тесен. Его сестра Саиде апа, живущая в Анкаре, хорошая подруга моей матери. Они переписываются друг с другом и я встречалась с ней, когда была в Турции в 1989 году. Очень милая женщина.

Кажется, в России все страдают от недостатка финансов. Лучшей подруге моей матери 77 (так же как и моей матери) и она еще вынуждена работать. Родственники в Новосибирске борются за существование. Кузина в Омске слишком бедна, чтобы писать нам. Если бы они уехали из Китая в Турцию или Австралию, или в Германию, как другие татары, их жизнь сложилась бы намного легче... Я стараюсь помочь им, но у меня не столько много возможностей, как хотелось бы...


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru