Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№3-4, 18.04.2000


ИНТЕРВЬЮ С ВЭБМАСТЕРОМ

ОТ РЕДАКТОРА.

Кто такой вэбмастер? Это тот человек, без которого наша газета не появилась бы в Интернете - он делает там нашу страницу - Эса Анттикоски из Финляндии. Но как же получилось, что "Татарскую газету" из Мордовии делает финн?

Я давно мечтал сделать страницу нашей газеты в Интернете, но у нас не было доступа в Интернет. Поскольку редакционный компьютер находится у меня дома, в простом татарском селе Аксеново, а ближайшие поставщики услуг Интернета расположены в Саранске, я думал, что разорюсь на одних междугородных переговорах, ведь, чтобы выйти по телефону на Саранск из Аксенова, нужно соответственно платить. Так я потерял много времени, пока случайно не узнал, что в Лямбире, нашем райцентре, есть модем Связьинформа и оплаты междугородных переговоров не требуется.

В марте 1999 г. наша редакция заимела доступ в Интернет. Но оказалось, что за страницу, достаточно большую, чтобы размещать газету, нужно платить немалые деньги. Я приуныл - при нашей бедности, когда и канцелярские принадлежности покупаем с трудом, на это денег нет.

Прошло больше полугода. Я работал в Интернете, участвовал в различных электронных конференциях. Виртуально, через электронное общение, познакомился со множеством интересных людей, написал и получил многие сотни (а теперь уже и тысячи) электронных писем.

Так я познакомился и с Эсой Анттикоски. Мы начали интенсивно переписываться по одному резкому вопросу (сначала по-английски, потом перешли на русский - Эса прекрасно говорит по-русски; сейчас пишет докторскую диссертацию), быстро пришли к единому знаменателю. 1 ноября он написал мне, что мог бы сделать для нас электронную версию нашей газеты, благо, что я к тому времени уже выставил в татарскую дискуссионную группу в Интернете 15 своих статей, и ему они показались достаточно интересными. Но самым главным потрясением для меня было то, что Эса предлагал это сделать БЕСПЛАТНО! А ведь принято считать, что иностранцы народ прижимистый, скупой, и даже жадноватый!

Я немедленно согласился и не жалею об этом. Я очень благодарен нашему финскому другу Эсе Анттикоски. Его усилиями появилась самая первая татарская газета в Интернете. Это было 3 ноября 1999 года. Теперь имя Эсы Анттикоски навсегда вошло в историю татарских электронных газет. Читайте интервью с этим незаурядным человеком!

Дата интервью: 22 марта 2000 г.

Эса Анттикоски- Эса, как у Вас сейчас дела?

- Паникую из-за диссертации. Много дел, мало времени...

- Хоть у Вас и мало времени, все же расскажите для наших читателей немного о себе.

- Ну что же, мне 32 года, неженат. Финн из протестантов-лютеран, но скорее я атеист. Родился в городе Эспо под Хельсинки, вырос в городе Лаппенранта на юго-востоке Финляндии недалеко от границы и города Выборг.

- А кто у Вас родители, братья, сестры?

- Папа, его зовут Аймо, - инженер на целлюлозно-бумажном комбинате, теперь на пенсии, мама, ее зовут Сара, - домохозяйка. Брат Тимо инженер, работает на фирме "Алстрем" по производству отопительных котлов, сестра Мария-Лийса окончила высший музыкальный институт страны "Академию Сибелиуса" по фортепиано, работает концертной пианисткой и преподавателем, скоро уедет в Швейцарию к жениху, будет там работать.

- Где Вы учились, что окончили?

- Рос я рядом с целлюлозно-бумажным комбинатом, в летнее время там работал, может, поэтому решил выбрать гуманитарный профиль. В 1986 г. поступил в университет города Йоэнсу (на востоке Финляндии).

Йоэнсу - это средний по нашим меркам город (более 50 тысяч жителей), центр провинции Северная Карелия (не путать с российской Республикой Карелия!). Ее особенность - довольно большое число православного финского населения (в основном финны - это протестанты лютеранского толка). До так называемого Столбовского мира между Россией и Швецией в 1617 году наш край входил в состав России, потом большинство православных карел ушло в Россию, где они живут по сей день (карелы Тверской области). Но часть карел осталась здесь и, сохраняя религию, по языку и культуре они слились с пришлым лютеранским населением.

Кроме того, в последние годы в нашем городе появилось довольное большое количество русских (несколько тысяч), в основном это так называемые репатрианты, т.е. российские финны, которые в начале 1990-х годов получили возможность вернуться на "историческую родину" (с которой большинство из них, впрочем, ушло на территорию современной Ленинградской области еще XVII веке, когда финского государства, естественно, не существовало). По языку это русские, по культуре - советские люди, адаптируются они с большим трудом.

Еще для нашей провинции характерно то, что это один из неблагополучных районов страны, имеет высокий процент безработицы (15-25%), люди постепенно уезжают на юг в район Хельсинки и в другие большие города.

- Эса, расскажите о своем университете.

- Жизнь города Йоэнсу в многом зависит от университета. Это один из провинциальных университетов, созданных в 1960-70-е годы по соображениям региональной политики - для развития неблагополучных районов страны. Наш университет создан в 1969 году, в нем 5 факультетов, преподавание и научная работа ведется по семи профилям - по педагогическим, гуманитарным, естественным, общественным наукам, лесоведению, православной теологии, психологии. Студентов более 5 тысяч.

- Что Вы изучали в университете?

- Здесь в Йоэнсу я изучал русский и английский языки, немного прибалтийско-финские языки, социологию. В 1989-90 гг. служил на альтернативной службе (бесплатно работал в нашей же университетской библиотеке), в 1990-91 гг. был на стажировке в Московском университете, в то же время работал переводчиком в финских редакциях журнала "Советский Союз", иновещания Московского радио. Довольно часто ездил в Россию (в основном в Питер, Москву, Петрозаводск), работал с российскими туристами и "бизнесменами" в Финляндии. В 1995 г. закончил университет и поступил на аспирантуру.

- Эса, о чем Ваша диссертация?

- Я пишу диссертацию по теме "Планирование карельского литературного языка в 1930-е годы", т.е. исследую попытки создания карельской письменности, предпринятые в то время в Тверской области и Карельской республике.

Ситуация Карелии во многом отличается от остальных республик СССР, так как там руководящие позиции сначала занимали финские коммунисты, вынужденные спасаться в России после поражения в гражданской войне Финляндии. В качестве литературного языка карел в разное время использовался близкородственный финский язык, попытки же создания карельской письменности оказались неудачными - частично, из-за языковой и территориальной разобщенности карел, а в основном - по политическим причинам. Работа по созданию карельской письменности возобновилась лишь в конце 1980-х годов.

- А где Вы собирали материал для диссертации?

- Материал для своей диссертации я собрал в основном в библиотеках и архивах Петрозаводска и Москвы. В конце 1998 защитил кандидатскую диссертацию, осенью буду защищать докторскую.

- Чем еще, кроме Интернета и диссертации, Вы занимаетесь и чем интересуетесь?

- Кроме всего этого, я интересуюсь языками и народами России в целом, ее национальной и языковой политикой. Несколько лет назад для лучшего знакомства с историей советского национально-языкового строительства решил самостоятельно выучить, кроме карельского, какой-нибудь другой язык. Хотел, конечно, выучить татарский, как язык самого крупного "меньшинства" в России, но так как в нашей университетской библиотеке никаких татарских учебников и словарей не оказалось, выбор пал на родственный коми-зырянский язык. Теперь я без труда читаю газеты на коми языке, художественную литературу со словарем, хотя почти никогда не говорил на нем и в Коми Республике был только один раз.

Теперь достал и самоучитель татарского, но времени для серьезного изучения почти не остается. Любопытно, что татарский, являясь языком другой языковой семьи, имеет целый ряд общих черт с финно-угорскими языками, в частности, с финским (гармония гласных, наличие притяжательных суффиксов, послелогов и др.). Когда-то языковеды говорили о существовании урало-алтайской семьи, в которое якобы входят и тюркские и финно-угорские языки. Теперь же гипотеза об их родстве считается недоказанной, но достаточно лишь взглянуть на грамматики этих языков, чтобы убедиться в том, что по своим грамматическим системам, допустим, финский и татарский, стоят намного ближе друг к другу, чем финский и русский, или татарский и русский.

- Скажите, а у Вас есть знакомые татары?

- У меня есть друзья-татары в городе Коломна под Москвой, мишари из Пензенской области. Молодежь там татарский язык утратила, единственными выражениями "татарскости", по моим наблюдениям, остаются народная песня, некоторые особенности в русском языке (элементы "деревенской", "необразованной" русской речи), какая-то неопределенность по отношению к религии (традиционные религиозные обряды, как я понимаю, соблюдаются лишь на похоронах). В этом отношении, кажется, татары, живущие в Финляндии, лучше сохранили свои традиции.

- Эса, а на что Вы живете, Вам платят стипендию?

- Что касается всей этой научной и околонаучной работы - самое любопытное, наверное, то, что за нее у нас платят деньги, хотя и небольшие.

Четыре года я получал небольшую зарплату от министерства образования, теперь мне платит грант "Фонд развития карельской культуры" (хотя я сам не карел - родители мои родом из западной Финляндии, совсем недалеко от языковой границы между финским и шведским). Что будет после защиты, об этом предпочитаю пока не думать. Устроиться в университете достаточно трудно, а фирмы, разные коммерческие структуры, думаю, не будут рады принять человека с докторской степенью, специалиста в области языкового планирования...

Ну что ж, такова жизнь. Ведь в возрасте 18 лет у меня была возможность остаться работать на целлюлозно-бумажном комбинате, где я зарабатывал гораздо больше, чем получаю сейчас или, кажется, когда-либо буду получать. У моих бывших одноклассников, которые там остались, уже давно имеются машины, собственные дома, дети и жены, с которыми они, впрочем, уже развелись... Завидовать, наверно, не стоит.

Я на фоне кремля подмосковного города Коломна.

Я на фоне кремля подмосковного города Коломна. Любопытно, что, согласно археологам, она основана на месте древнего мордовского городища, а название может быть этимологизировано на основе мордовско-прибалтийско-финского "kalma-na" (‘на могиле’). Недалеко от кремля Москва-река сливается с Окой, согласно одной версии - с "рекой" (финское "joki").


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru