Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№4-5, 10.07.2001


От редакции: Этот материал Фариды Зиннатуллиной очень эмоционален. Возможно, в чем-то она неправа. Но если и так, это искреннее заблуждение. Это крик души.

НАМ, ТАТАРАМ, ВСЕ РАВНО - ЧТО ВОЙНА, ЧТО САБАНТУЙ

Аерылганны аю ашар, Буленгэнне буре ашар... (Татарская пословица: "Отделившегося съест медведь, отгородившегося съест волк")

Фарида ЗИННАТУЛЛИНА

В детстве, когда я читала или слушала сказки, всегда горела желанием попасть в сказочный мир. Вот злой колдун отнял у людей память, разум, сделал их сердца немыми и глухими к доброте; вот он губит все живое, прекрасное, и тут... появляется сильная прекрасная добрая фея, и начинается борьба!.. У феи есть помощница. Для чего? Потому что заколдованные люди фею не видят, не чувствуют, и для того, чтобы разбудить их сердца, нужен человек, сильный и добрый человек. Мне казалось, что это могла бы быть и я.

Сколько ситуаций давала мне моя безграничная фантазия! А спустя некоторое время эта же ситуация вновь повторилась, только герои были другие: злой колдун - Иблис, добрая волшебница - не кто иной - Аллаhы Тэгалэ, но я оставалась собой.

Кто бы мог подумать, что детские сказки превратятся в быль?

...Все началось в Самаре. Как в сказке, 7 лет я присматривалась, изучала людей, адаптировалась. 7 лет никак не могла понять, почему же многие окружающие меня считают низшей, глупой? Я знала, что очень сильно отличаюсь от других, но также знала, что я - абсолютно здоровый человек - духовно и телесно.

И вот я поняла: оказывается, я нахожусь среди заколдованных людей - кроме денег и низкой славы, имиджа, власти, они ничего не признают; человек, трудившийся ради Аллаhа, ради доброты, просто так, для них - самый глупый и низкий человек. "Ах! Ох!" - кричат они восхищенно, любуясь одним из тех людей, который путем насилия и грабежа быстро разбогател. "Талант!" - кричат они тому, кто быстро поднимается по карьерной лестнице. "Браво! Молодец!" - кричат тому, кто скачет по любящим сердцам, меняя их обладательниц, как перчатки... Вон оно что!

В единственную в Самаре татарскую школу "Яктылык" приходили богатенькие мамы и папы, приводили своих изнеженных детишек. "Этому поставь "5"! - властно говорило начальство. - Этому "4", этому "3"! А этого уберем, он - лишний". Тщетно плакали дети, не хотелось им расставаться со своими друзьями.

Я была первой, кто ослушался, но... за это лишилась часов русского языка. Это было в 1997 году.

Я видела, как дети росли в атмосфере "свои люди - сочтемся", "ты - мне, я - тебе". "Ты же - наша, татарка, - подходили ко мне родители, - ну, поставь, чего тебе стоит, подумаешь, не учил; нам этот татарский язык и не пригодится, мы же в русском городе!"

Вот оно что! Самара - русский город. А татарский им и не пригодится! Годится - не годится! Главное - аттестат с хорошими оценками.

Четыре года я пыталась разбудить сердца детей и родителей; с некоторыми это удалось сделать - они меня поддержали, когда три раза по отношению ко мне пытались "принять меры".

Так вот. В Самаре - беда! Родной язык нужен только в том случае, если он может помочь обрести богатство, деньги и славу. Простое дружеское, человеческое отношение в такой атмосфере подобно кусту розы, чудом выросшему в пустыне - будущее его однозначно - гибель!

Татары развлекаются, живут своей тупой жизнью, и им ничего не надо, им и так хорошо. Подумаешь, татарское отделение в социально-историческом колледже закрыли, а в педагогическом университете сопоставительную типологию русского и татарского языков ведет обыкновенная деревенская девчушка, которая литературный русский язык и его грамматику толком не знает, а татарский язык изучала заочно, тогда как там должен преподавать професиональный лингвист с высоким научным уровнем (минимум кандидат наук). Но таких у нас нет, а татарам - все равно.

Тех, кто не равнодушен, благополучно душат: руками, хвостами и злыми языками. И свои же татары.

- Да пошли они! - горячусь я. - Этим татарам атомной бомбой бы по головам!

- Рэнджемэ уз миллэтенэ, рэнджемэ! - успокаивает меня Фаузия апа Байрамова. - Не все такие, кызым. Мы работаем ради памяти Тукая, Насыри, Мэрджэни, Кул Гали. Наши предки - булгары, кипчаки, хазары создали уникальную культуру, установили прекрасные семейные и межгосударственные отношения. Были умные, простые и добрые люди. Мы живем, продолжая их дела, мы живем ради созидания, ради сохранения доброты, стремясь делать то, что советует Аллаh.

И я, стиснув зубы, иду дальше по намеченной дороге.

20 июня. В здании Самарского института повышения квалификации работников образования идет межрегиональная научно-практическая конференция под названием "Культурная целостность и толерантность Поволжской этничности в современном цивилизационном пространстве".

Проведение этой конференции обеспечили администрация Самарской области, города Самары, педагогический университет, Поволжский межтерриториальный орган Министерства по делам федерации, национальной и межнациональной политики РФ, институт филологического образования, факультет психологии СГПУ, НИИ "Языки и культуры народов Поволжья" при СГПУ и многие другие.

Были приглашены ученые лингвисты, археологи, этнографы, политики из разных регионов: Казань, Пенза, Чебоксары, Саранск, Москва, Ульяновск, Ижевск, Самара. Приглашенные не приехали только из Казани.

С приветственным словом выступили ректор Самарского государственного педагогического университета Вершинин И.В., зам. губернатора Самарской области Савельев С.Н., гость из Москвы, представитель Министерства по делам национальностей - Морозов В.В.

Савельев и Вершинин с удовольствием сообщили, что в Самарской области 50 национальных центров, их всех финансирует областной и городской бюджет; проводятся национальные праздники, и Самарская область является образцом толерантности, межэтнических и межконфессиональных столкновений нет, - словом, живем счастливо! Проблем - никаких!

"Конечно, - думаю я. - Татары довольны тем, что у них есть материальное, а остальное, что касается родного языка, развития нации - это все ерунда. Они ведь не нуждаются в татарском!"

Вот выступает московский гость: "В регионах проходят работы реализации программы "Национальное Возрождение", - бодро говорит он. - Мы отпраздновали 80-летие Чувашской республики. Отрадно видеть, как развивается казачество. Мы привлекаем весь научный потенциал к решению их проблем. Идея сохранения культурной целостности этноса - самая прекрасная тема.

Вот беспокоит только чеченская проблема. Взрыв на Северном Кавказе показывает, что, если не будет решен национальный вопрос, не будет и выхода из кризиса. Россию нужно сохранить такой, какая она есть. Выработана система сохранения территориальной целостности России.

Переселение других народов - татар, казахов - это скрытая интервенция. По конституции РФ земля принадлежит тому народу, чья численность больше". "Ага, - думаю я. - Если в Самарской области татар будет больше, чем русских, то Самарская область - татарская земля. Да, русские хорошо придумали, раньше ведь везде русских было больше, чем других наций. Поэтому они и ввели такой закон". А что, если в Татарстане татары обрусеют, в паспорте напишут "русский", язык и культуру родную забудут?"

Тем временем Морозов продолжал: "Мы внесли в Государственную Думу предложение-вопрос и надеемся, что он будет положительно решен: переселенцев не обеспечивать жильем и работой, исключение составят лишь специалисты по контрактной работе!"

Я сидела пораженная. Морозов развивал тему дальше:

"Рост мусульманства также несет скрытые проблемы, например, ваххабизм. Ваххабизм - это..." И тут его взгляд упал на меня. Я - в белой мусульманской одежде, вышитой бисером, татарским орнаментом - сидела, полная обиды и гнева.

Видя представительницу ислама, он быстро перешел на другую тему:

"Татары должны быть благодарны. Именно благодаря русскому языку они стали умнее, приобщились к достижениям цивилизации, вышли из темного невежества!..."

На этом заседании выступила и я. Одержимая досадой и гневом, но уверенно и спокойно, я рассказала им всем о нашей истории, о том, что в X-XII вв. у булгар были канализация и водопровод, купцы знали по несколько языков. И все это без руководства русских.

Бани были отделаны шлифованным мрамором, разноцветными камнями. Это были большие светлые бани. А сейчас татары моются в "кара монча" (в черной бане)! Что усвоили татары? Какую цивилизацию? Курить, пить, вести распутную жизнь? Да, татарские деревни славятся теперь беспробудным пьянством. А в городах центр внимания татар - деньги, богатые люди.

(Окончание следует)


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru