Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

WEB-ЭКСКЛЮЗИВ


На правах рукописи

АКАШКИН Михаил Михайлович

Свадебные обряды, песни татар-мишарей и мордвы (Сравнительный анализ)

Специальность - 10.01.09 - Фольклористика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Казань - 2000

Работа выполнена в отделе мордовской литературы и народного творчества Научно-исследовательского института языка, литературы, истории и экономики при Правительстве Республики Мордовия

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Т.П.Девяткина

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, главный научный сотрудник отдела народного творчества ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова Х.Ш.Махмутов, кандидат филологических наук, доцент М.Н.Салаева

Ведущая организация: Марийский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории им. В.М.Васильева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В сравнительном аспекте свадебные обряды, песни татар-мишарей и мордвы до сих пор не являлись предметом специального изучения.

Многовековое совместное проживание татар-мишарей и мордвы на одной территории наложило свой отпечаток на все стороны жизни этих народов. Изучение в сравнительном аспекте их быта и культуры, как в прошлом, так и в современности, является необходимым для установления объективной истории каждого из народов в отдельности.

Особую актуальность этот вопрос приобретает в настоящее время, когда активно развивается процесс уточнения и разрешения проблем национального возрождения народов России, и тема изучения свадебных обрядов и песен в фольклорном плане становится неотъемлемой частью этого процесса. Анализ свадебных обрядов и песен мишарей в мордовском контексте играет важную роль для сопоставления обрядов и песен на фоне близости исторических условий, многообразия форм взаимодействия и взаимосвязи культур, что способствует более полному раскрытию поставленной проблемы.

К примеру, проблема тюркского, в частности, мишарского влияния на мордовскую лексику успешно решена Н.В.Бутыловым в диссертации “Тюркских заимствований в мордовских языках” (1998). Исследователь в словаре тюркских заимствований, приложенном к диссертации, отмечает в современной лексике мордовских языков свыше шестисот лексем.

Мордовские свадебные обряды подробно изучены в работах М.Е.Евсевьева, А.Г.Борисова, К.Т.Самородова, Т.П.Девяткиной и др.; татаро-мишарские свадебные обряды рассматривались в работах Р.Г.Мухамедовой, Р.К.Уразмановой, Ф.С.Баязитовой и других.

Монография Р.Г.Мухамедовой “Татары-мишари” (1972) наиболее полно и всесторонне отражает историю, быт и культуру татар-мишарей в Мордовии и за ее пределами.

В сборнике “Татары Среднего Поволжья и Приуралья” приводятся материалы о семейно-родственных отношениях и свадебных обрядах татар-мишарей, проживающих на территории Мордовии.

Благодаря имеющимся работам складывается представление о свадебных обрядах татар-мишарей и мордвы, однако многие аспекты, в том числе и проблема взаимосвязей, выпали из поля зрения исследователей.

Цели и задачи исследования. Целью настоящей диссертации является установление уровней общности и специфики свадебных обрядов, песен татар-мишарей, проживающих на территории Республики Мордовия, и мордвы на основе сравнительного изучения, что требует решения следующих задач:

- Реконструировать общую структуру традиционных свадебных обрядов и песен татар-мишарей;

- Выявить путем сравнительного анализа общее и специфическое в свадебных обрядах и песнях татар-мишарей и мордвы;

- Выявить трансформативные процессы в современных свадебных обрядах и песнях татар-мишарей в контексте с мордовскими (мокши и эрзя);

- Рассмотреть особенности жанрового своеобразия традиционных свадебных песен татар-мишарей;

- Определить общие черты и показать особенности песен свадебного обряда татар-мишарей и мордвы.

Методология исследования. Основным методом исследования и анализа является сравнительный метод. В данном аспекте свадебные обряды и песни рассматриваются с учетом трансформативных процессов в каждый определенный исторический период. Кроме того, для достижения поставленных задач в работе применяется описательный метод исследования.

Источники и материалы исследования. В диссертации использован полевой материал, собранный автором во время фольклорных экспедиций в татарские села Республики Мордовия в 1998-99 гг. Всего было обследовано 13 населенных пунктов, при этом некоторые из них смешанного типа.

Сбор материала осуществлялся путем фольклорных записей, которые в дальнейшем помогли в выяснении более точной картины бытования семейных обрядов и песен, многие из которых носят устойчивый характер и до сих пор сохраняются в быту. У информантов учитывался возраст, пол, время заключения браков, социальное положение. От респондентов пожилого возраста записывалась традиционная свадебная обрядность, от молодых – современная.

Также использовались материалы рукописного фонда МНИИЯЛИЭ при Правительстве Республики Мордовия, опубликованных статистических справочников, сборников, книг.

Научная новизна исследования определяется тем, что оно является первым специальным изучением татаро-мишарских свадебных обрядов и песен в сравнительном контексте с мордовскими на основе анализа и обобщения архивных, фольклорных и полевых материалов автора. В исследовании выявляется общность и специфика в структуре свадебных обрядов и песен мишарей и мордвы.

При выявлении жанрового состава песен традиционного свадебного обряда татар-мишарей некоторые песенные жанры выделяются и исследуются впервые, например ритуальные и заклинательные; рассматривается функция, жанровый состав, композиция, лексико-поэтические особенности песен.

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы в вузовских курсах преподавания устного народного творчества и национальной культуры татар-мишарей и мордвы, при составлении сборников татаро-мишарских народных песен.

Апробация работы. Основные положения диссертации нашли отражение в докладах автора на республиканских, региональных и международных конференциях: “IV Сафаргалиевские научные чтения” (1999), “V Сафаргалиевские научные чтения” (2000), “Финно-угорские народы: проблемы этнической и языковой идентификации” (1999).

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка. Общий объем текста составил 154 страниц. Тексты татаро-мишарских свадебных песен даны с переводами на русский язык.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, показана научная и практическая значимость работы, её новизна, определены предмет, цель и задачи исследования, указаны источники и методы исследования; указаны некоторые наиболее актуальные исследования отечественной историографии по проблеме татар-мишарей.

В конце XIX в. В.В.Вельяминовым-Зерновым (Исследование о касимовских царях и царевичах. - Спб., Ч.1, 1863. - 558 с.) была высказана гипотеза о мордовско-финском происхождении мишарей. Эту гипотезу, поддержанную В.В.Радловым, развивали в советское время С.П.Толстов, Б.А.Куфтин, Т.А.Трофимова, Т.И. Алексеева, Б.А.Васильев. С.П.Толстов (Итоги и перспективы изучения нац.групп Нижегородской губернии/Культура и быт населения ЦПО. - М., 1929. - С.149-161.) заявлял, что “в лице русской мещеры и татар-мишарей мы имеем остатки одного и того же древнего племени, часть которого отатарилась, другая же обрусела”.

Поддерживающий версию буртасского происхождения мишарей Б.А.Васильев (Буртасская проблема и этногенез мишарей/Вопросы этнической истории Мордовского народа. Труды Мордовской этнографической экспедиции. - М., АН СССР., вып.1, 1960. - с.) утверждает, что этноним “буртас” вплоть до XVI в. употреблялся как параллель этнонима “мещера”. В противовес Б.А.Куфтину (Татары касимовские и татары-мишари Центрально-промышленной области/Культура и быт народов Центрально-промышленной области. - М., 1929. - С.135-149.), Б.А.Васильев доказывает, что топографическое название “мещера” произошло от названия народности, переселившейся сюда под давлением половцев, вторгшихся в южнорусские степи.

Булгаро-буртасскую концепцию происхождения мишарей развивают в своих трудах Р.Г.Фахрутдинов (Очерки по истории Волжской Булгарии. - М., 1984. - 216 с.), А.Х.Халиков (Татарский народ и его предки. - Казань, 1989. - 222 с.)  и др., считающие, что предками татар-мишарей являются булгаризированные буртасы.

Значительную ценность для изучения быта и культуры татарского народа, в том числе и мишарей, представляет труд коллектива авторов “Татары Среднего Поволжья и Приуралья” (М.,1967).

История, культура и быт мишарей наиболее полно освещены в монографии Р.Г.Мухамедовой “Татары-мишари” (М., 1972), в которой автор на основе материалов многолетних полевых этнографических исследований анализирует материальную и духовную культуру мишарей второй половины XIX - начала XX в.: хозяйство, поселения, жилища, семейные отношения, религиозные верования, одежду, процессы этнокультурного взаимоотношения и т.д.

В работе А.М.Орлова “Мещера, мещеряки, мишари” (Казань, 1992) автор освещает историю Мещерского края в XV - XVII вв. и особое место уделяется взаимосвязям татар-мишарей с русским народом.

И.Д.Биккинин (Татары Мордовии/Материалы II-III Сафаргалиевских научных чтений. - Саранск: Морд. кн. изд-во. 1998. - С.35-50.) рассматривает историю мишарей в тесной связи с историей мордвы и приводит ранее неизвестные примеры мордовских заимствований в мишарских говорах. О мордовском происхождении части аристократии существовавшего с конца XIV в. по первую четверть XVI в. независимого татаро-мордовского государства - Темниковского княжества пишут исследователи В.В.Первушкин (К вопросу политической истории Темниковской Мещёры XIV - начала XVII в./Материалы II-III Сафаргалиевских чтений. - Саранск, 1998. - С.93-95.) и С.Л.Шишлов (К проблеме этнической истории Примокшанья/Материалы II-III Сафаргалиевских чтений. - Саранск, 1998. - С.90-92.).

В первой главе “Традиционные свадебные обряды татар-мишарей” реконструируется проведение свадеб у мишарей Мордовии в XIX в. - первой половине XX в. Подробно описываются свадебные обряды, приводятся примеры обрядовых и необрядовых песен. Одновременно в главе выявляется общность мишарских свадебных обрядов с мордовскими.

Предки мишарей до середины XIV в., как и жившая с ними вперемешку мордва, в основном придерживались язычества. Принятие ислама не затронуло структуру свадебного обряда мишарей. Влияние ислама на повседневную жизнь мишарей XIV-XVII вв. было очень слабым, однако религиозные преследования (конец XVII в. - середина XVIII в.), резкое снижение жизненного уровня в результате перевода неокрестившихся князей, мурз и служилых людей в разряд податных крестьян привели к росту влияния ислама на мишарей.

Дальнейшее усиление роли ислама (конце XVIII в. - cередина XIX в.), обусловленное признанием правительством Российской империи права мусульман на исповедание своей религии и учреждением Духовного управления мусульман, привело к тому, что явно языческие обряды в мишарских свадьбах либо прекратили свое существование, либо трансформировались таким образом, что мусульманские священнослужители уже не могли категорически запрещать их.

К середине XIX в. сложились 4 варианта традиционной мишарской свадьбы, два из которых бытовали на территории Мордовии - темниковский и сергачский (к последнему относятся и свадьбы лямбирских мишарей). Традиционная мишарская свадьба бытовала вплоть до революции 1917 г. Период с 1917 г. по 40-е гг. можно характеризовать как начало трансформации традиционной мишарской свадьбы. В 40-50-е гг. произошла коренная ломка структуры мишарской свадьбы.

Исследование показало, что татары-мишари и мордва свадьбы старались проводить осенью, когда были завершены основные сельскохозяйственные работы.

Средним брачным возрастом для девушек считалось 16-18 лет. Для парней возрастных ограничений не было, но, ввиду заинтересованности приобретения рабочей силы в лице снохи, юношей также старались женить к 20 годам. Как и у мордвы, наблюдались случаи женитьбы 13-14 летних мальчиков на взрослых девушках из бедных семей.

Межнациональные браки как у мишарей, так и у мордвы в рассматриваемый период были редким исключением. Иногда практиковался левират (родственник умершего женился на вдове) и сорорат (муж умершей женился на ее младшей сестре).

Многожёнство у татар-мишарей наблюдалось до 1917 г., в то время как у мордвы с принятием христианства этот обычай исчез. Обычно к многожёнству прибегали в случае бездетности, иногда из-за болезни или преклонных лет первой жены, экономических целей.

Формы совершения традиционного брака у мишарей были аналогичны мордовским - со сватовством (башкодалап); умыканием (кыз урлау - симуляционное похищение, реже насильственное); самокруткой (ире артыннан чыгу - добровольный уход невесты к жениху без согласия родителей). Наиболее распространенным являлся брак посредством сватовства (башкодалап - тат., вешезь - морд.), требующий больших материальных затрат, в отличие от двух последних форм брака. Симуляционное похищение и добровольный уход невесты совершались либо в целях избежания свадебных расходов, либо при отсутствии согласия родителей невесты.

В отличие от темниковской свадьбы, у лямбирских мишарей (сергачский вариант) свадьба могла состояться до полной выплаты калыма. Также имели место досвадебные посещения невесты женихом в доме её отца - кияњ йерњ. Переезд молодой в дом мужа происходил лишь после выплаты её родителям калыма. В результате некоторые акты брачного обряда (привоз приданого, ввод молодой в новую семью и т.д.) совершались много позже фактического начала брачных отношений.

В данной диссертации свадебные обряды мишарей Мордовии рассматриваются в целом, в необходимых случаях указывается, что обряд или его название присущи темниковскому или сергачскому вариантам.

Предсвадебный период. У мишарей, как и у мордвы, свадебный цикл распадался на ряд этапов: переговоры о вступлении в брак и о его условиях (выбор невесты и сватовство, сговор); собственно свадьба, сопровождающаяся легализующим брак обрядом бракосочетания (у мишарей - никах, у мордвы - венчание); послесвадебные церемонии.

Свахи и сваты - башкода (у мишарей), башкуда (у мокши), покш куда (у эрзи) играли важную роль в свадебном процессе. Они узнавали данные девушек, их родни и предлагали невест семьям, где возникала необходимость женить сына. Затем, если невеста устраивала родителей, предпринималось сватовство. Вместо специальных людей (башкода) сватовство могло производиться родственниками жениха, иногда при участии его отца.

Обряды с участием башкоды в мишарской и мордовских свадьбах имеют довольно много общего, к примеру, башкода должен садиться только под матицу. После получения согласия родителей невесты через башкоду также назначался день встречи с родителями жениха для определения величины калыма (выкуп за невесту). Мишари Мордовии ошибочно отождествляли калым с махром (махр - имущество, выделяемое мужем жене при заключении брачного договора). Выкуп состоял из денег, постельных принадлежностей, одежды, обуви для невесты и продуктов питания (мясо, мука, мёд и т.д.) для проведения свадьбы. После согласования выкупа родители девушки передавали свату знак согласия, чаще тастар (полотенце). После этого жених собирал калым, а невеста готовила бирнђ (приданое). Причем в мишарской свадьбе количество приданого невесты особо не оговаривалось (кроме выкупа, у мордвы договаривались и о приданом).

После приготовления калыма стороной жениха проводился яраш туй - праздник в честь выкупа (темниковский вариант свадьбы). В лямбирской группе праздник обозначался двумя терминами - тастар алу (букв. брать тастар) и акча салу (букв. класть деньги). Если привезенный родственниками жениха выкуп не полностью соответствовал договоренностям, то во время свадьбы имел место обычай корения жениха и сватов (кияњ хурлау, кодалар хурлау). У мордвы же укорять начинали сразу, во время обряда выкупа и укоряли в течение всей свадьбы. Происходил обряд обмена хлебами - в мишарской свадьбе стороны обмениваются беляшами, в мордовских (мокша и эрзя) свадьбах - ритуальным хлебом.

Во время обряда яраш невеста с близкими подругами (тњшђкче кызлар) сидела под пологом или в другой избе, покрыв голову фатой или шалью. Здесь происходил обряд кыз књрендерњ (смотрин невесты). Родственницы жениха заходили к невесте, каждая приоткрывала ей лицо, целовала ее и отдавала свой подарок. Будущая свекровь приветствовала невесту через ќећђ (жены старшего родственника жениха), передавая ей золотое или серебряное кольцо в чашке чая. Невеста выпивала чай, брала кольцо и передавала свой подарок будущей свекрови. Затем происходила раздача даров невесты (кыз бирнђсе) родственникам жениха. Обряд смотрин (кыз књрендерњ) практически идентичен такому же обряду в мордовских свадьбах, за исключением некоторых особенностей.

Специфичным у мишарей являлся обряд бирнђ багу (кортлау) - смотрины подарков, устраиваемый на следующий день в доме жениха. Родня жениха, получившая подарки, в ответ клала на поднос или тарелку деньги (корт акчасы) для невесты. Вечером того же дня совершали обряд бал ашарга (кушать мед) - к невесте приходили девушки - родственницы жениха. Они приносили пресные лепёшки (кыз књмђчлђре или питрас), узел с гостинцами от жениха (кияњ тевене) и корт акчасы - деньги для невесты. Девушек одаривали, угощали медом, после чего они веселились вместе с родственницами невесты.

У лямбирской группы жених посещал невесту каждый четверг. Данный обряд назывался атна кич (букв. четверг). Жених приносил невесте небольшие подарки, сладости. В последний четверг перед свадьбой приносили деньги и подарки, собранные на бирнђ багу (смотрины подарков) у жениха. Жених выпивал тост яшь килен эчен - за здоровье невесты, после чего дарил ей более дорогой подарок, чем прежние. В ответ невеста также что-нибудь дарила.

Предсвадебные обряды. В период между яраш туй и праздником бракосочетания (никах туй) совершалось много обрядов. Для девушек - родственниц жениха и невесты, в доме жениха устраивали угощение катлама келђве (букв. моление лепешек или выпечки). Мужчин старшего поколения от каждого родственного жениху дома приглашали на обряд булышлый (помощь). Гости приносили по караваю хлеба. При этом ритуальным угощением являлись катлама (кабартма) (ритуальная выпечка; пышка, пончик) и хмельной напиток буза (у мордвы-мокши - боза).

Совершались обряды ызба њлчђргђ (букв. измерить дом) - подруги невесты снимали размеры окон, кровати, высоту потолка в помещении, где предстояло жить молодым; ызба киендерњ (букв. одевание дома) мог происходить как в предсвадебный день, так и перед приездом невесты в дом жениха. Обряды с “измерением” и “одеванием” дома бытовали и в мордовских свадьбах.

Как у мордвы, так и у мишарей в доме невесты незадолго до свадьбы проводился обряд кыз мунчасы (девичьей бани). Первыми парились невеста и её самая близкая подруга, у мишарей для этого употребляли два вместе связанных берёзовых веника, затем этими же вениками парились другие девушки.

Предсвадебный период завершал кыз киче (девичник). Девичник начинался с обряда чебелдек тегњ (букв. шитьё полога для кровати). У мордвы-мокши подруги невесты также помогали вышивать свадебное покрывало вельхтерда, онава.

Общими для татаро-мишарской и мордовских свадеб являлись предсвадебные причеты невесты, различающиеся в терминологии: у темниковских татар таћ кучат (петушиная заря), а у лямбирских - кыз елату (заставить молодую плакать).

Свадебный период. Отличительной чертой мишарской свадьбы являлся никах (религиозное оформление брака), проводившийся в четверг или пятницу. Мулла (мусульманский священнослужитель) обычно совершал обряд в доме невесты. Мулла уточнял имена молодых, сумму калыма, спрашивал согласия на брак у жениха и невесты (за них отвечали отцы), затем читал аяты из четвертой суры Корана и делал запись в книге записи актов гражданского состояния своей мечети. Затем совершался никах туй (праздник официального оформления брака). Во время традиционной свадьбы большую роль играли обереги. В мишарской свадьбе бытование примет и оберегов во многом тождественно мордовским (использование иголок, молитв - у мордвы православные, у мишарей - мусульманские).

Свадебное застолье предварялось молитвой и начиналось с чаепития, затем подавали суп, перемячи (вид ватрушки, чаще с мясной начинкой), мясо. В завершение стол накрывали к чаю: выставляли печёные изделия, сладости, мёд. Традиционной обрядовой пищей на свадьбе мишарей и мордвы была пшённая каша (ею кормили подруг невесты) и пшённые блины (тњ белене); хмельным напитком - буза (у мокши боза, поза) и кызыл квас. Из древних безалкогольных напитков мишарей следует отметить ширбђт (сладкая вода), имевший ритуальное значение.

Свадебное гулянье, как и у мордвы, длилось 3-4 дня. Затем жених, который все это время оставался у себя дома, вместе с товарищами приезжал за невестой. В традиционных мордовских свадьбах жених также не присутствовал на свадебных церемониях (за невестой приезжал к концу свадебного пира.) Во многих мишарских населенных пунктах в течение всего времени, пока родня жениха гуляла в доме невесты и по её родственникам, жених находился и ночевал у невесты. В мордовских свадьбах первая брачная ночь всегда была в доме жениха.

В течение всего свадебного периода исполнялись величальные (кодалар мактау, кияњ мактау йырлары), корильные (кияњ хурлау, кодалар хурлау), плясовые песни, как и у мордвы.

Приезд жениха в дом невесты. В мишарской свадьбе, так же как и в мордовских, соблюдались обряды выкупа ворот; в некоторых мишарских сёлах перед “свадебным поездом” в селе невесты закрывали дорогу и просили выкуп за проезд по дороге. Во время переезда невесты кияњ егетлђре (дружки жениха) распевали специальные ритуальные песни (мђдђк йырлары). Свадебная кибитка заезжала во двор с правой стороны. Навстречу невесте выходила мать и родственники жениха. На колени невесты, как и у мордвы, сажали мальчика, чтобы у новобрачной было много детей. Одарив мальчика, чаще всего платком, невеста сходила с правой стороны кибитки и разбрасывала мелкие монеты. У мордвы обычай въезда с правой стороны не наблюдался.

Соблюдалось осыпание молодых. Мишари использовали конфеты, сахар, чигелдек (маленькие куски теста, обжаренные в масле), орехи, деньги, которые подбирали дети, молодёжь. У мордвы молодых обсыпали хмелем, пшеном.

Общим для мишарей и мордвы являлся и обычай “представления” невестки покровительнице домашней печи.

На второй день свадьбы утром у мишарей топили баню для молодых, затем совершались ознакомительные обряды: показ невесте мальчиком или девочкой со стороны жениха двора, туалета, улицы. Молодую также водили к колодцу или к речке (су юлы курсђтњ - букв. показать дорогу к воде), где в дар Су иясе (богине-покровительнице воды) невеста бросала в реку или в колодец крошки пресных лепёшек књмђч и серебряную монету. Она черпала ведрами воду, но собравшаяся молодёжь выливала её. Это повторялось до трёх раз, четвёртую пару ведер невестка несла домой. Ознакомительные обряды совпадают с мордовскими.

Бытовали посвятительные обряды, целью которых являлась проверка характера, ловкости, ума невестки. Ее заставляли чистить картошку, стряпать, мыть посуду, доить корову и т.д. Обязательным считалось приготовление салмы (лапша из теста): чем тоньше салму делает невеста - тем лучшей хозяйкой она станет. У мордвы невеста обязательно пекла блины.

Во время гуляния молодых вызывали специальных песней на обряд тау итњ или тау ђйтњ (букв. благодарить). Они обходили гостей, угощали их хмельным напитком - буза, сыра (домашнее пиво) или куас. Гости поочередно брали стаканы, благодарили молодых, пели один из величальных куплетов и выпивали. Это называлось “тау эчђргђ” (пить в благодарность). Родственники жениха в это время плясали. Гости перед уходом домой заходили в чулан, где сидит невеста и дарили ей свои подарки. У мордвы подобный обряд не бытовал.

Свадебный период заканчивался молодёжным игровым вечером, устраиваемым в доме жениха, и называемом в темниковском варианте мамык (букв. пух). Участвовали девушки, юноши, и несколько недавно женатых пар, в том числе и сами молодожёны.

Послесвадебный период. Обычай, когда молодожёнов и родителей жениха приглашают родители невесты для ответного угощения, назывался заимствованным из русского языка термином паклун (“поклон”). Обычно на паклун шли молодожёны и родители жениха, иногда и близкие родственники. У мордвы также есть обряд послесвадебного посещения родителей невесты.

Как у мордвы, так и у мишарей бытовали послесвадебные запреты. Невестка после свадьбы должна была есть отдельно от семьи, пока в дом не придет новая невестка; запрещалось ходить босиком, общаться со свёкром, называть его по имени, показываться без платка - свёкор мог видеть только лицо; у мишарей, когда кормят мужчин, на стол подавали быстро и уходили.

Невестку в кругу семьи звали по имени мужа, к примеру, “Али катны” (жена Али), односельчане ее звали по имени свекра (“Хисам килне” - сноха Хисама). Снохи называли друг друга иносказательно: “чђчђгем” (мой цветок), “дустым” (моя подружка), “матурабыстай” (работящая абыстай), “чибђрабыстай” (красивая абыстай) и др. Муж и жена друг к другу обращались либо через имена детей, к примеру, Касим атасы (отец Касима), Касим анасы (мать Касима), либо просто звали “аталары” (их отец), “аналары” (их мать), “син” (ты), “сића ат'ам” (тебе говорю). Избегание имени соблюдалось и у мордвы. В мордовских свадьбах невестку нарекали специальным “именем”, которым пользовались родные, в том числе и снохи. Односельчане называли ее по имени мужа, к примеру, Вася+рясь (жена Василия).

В представлении мишарей, как и у мордвы, каждый двор имел своего духа-покровителя - Йорт анасы (богиня-покровительница дома и двора), иногда и Йорт атасы (бог-покровитель дома и двора). Когда невеста впервые входила в дом жениха, говорили: “Полюбит Йорт анасы невесту или нет, не полюбит - во дворе тяжело будет, полюбит - всё хорошо будет”. Чтобы умилостивить Йорт анасы или Йорт атасы, пекли блины и ставили их на столбы во дворе. Также варили манную кашу, заворачивали в новую тряпку и клали на чердак.

Во второй главе “Жанровая структура, тематика и поэтические особенности татаро-мишарского свадебного обряда” анализируется структура традиционных свадебных песен татар-мишарей, выявляется общее и специфическое в свадебных песнях татар-мишарей и мордвы, рассматриваются особенности жанрового своеобразия традиционных свадебных песен татар-мишарей.

Исполняемые на свадьбе татар-мишарей песни, в зависимости от отношения к обрядам, делятся, как и мордовские, на обрядовые и необрядовые. В соответствии с ролью и местом в обряде, а также связью песен с совершаемыми свадебными действиями, основываясь на их функции, среди обрядовых песен татар-мишарей выделяются пять песенных жанров: йола ќырлары (ритуальные песни); им-том ќырлары (заклинательные песни); хурлау ќырлары (корильные песни); мактау ќырлары (песни величания), среди которых выделяются рђхмђт ќырлары (песни благодарности), яхшылык телђњ ќырлары (песни благопожелания); туйда бию ќырлары (свадебные плясовые песни). Вместе с обрядовыми песнями на свадьбе исполнялись и необрядовые, известные в народе по характеру исполнения как озын ќырлар (протяжные песни) и кыска ќырлар (частые или короткие песни).

Йола ќырлары (ритуальные песни) нами так названы на основании их функций в обряде, поскольку у мишарей нет специального названия этого жанра песен. Этот песенный жанр в системе свадебных песен мишарей выделяется впервые. Содержание текстов этих песен довольно разнообразно и связано с конкретными ритуальными действиями, поэтому в них упоминаются многие свадебные обряды.

Ритуальная песня звучала до или после совершения обрядового действия. По текстам песен можно определить их место в обрядах, которые имели определенных исполнителей.

В целом для ритуальных мишарских песен, как и мордовских, характерна монологическо-повествовательная форма изложения; употребляются почти все средства традиционной поэтики мишарского устного поэтического творчества: сравнения, эпитеты, метафора.

Им-том ќырлары (заклинательные песни) возникли на основе домусульманского мировоззрения и веры человека божествам-покровителям воды - Су анасы, дома - Йорт анасы. Функции мишарских заклинательных песен аналогичны мордовским: оберег, просьба, благопожелание.

По композиционной структуре заклинательные песни в основном представляют собой одночастные песни и преимущественно монологичны, в чем наблюдается их сходство с ритуальными. Художественные средства менее распространены. В основном превалирует нейтральная лексика.

Хурлау ќырлары (корильные песни) осмеивали пьянство, осуждали жадность, скупость, нежелание и неумение работать и другие недостатки. Предметом изображения корильных песен является обычно внешний вид или поведение человека. Основной причиной для исполнения корильных песен являлись не полностью выполненные обязательства по калыму. Объектом укоров чаще была кодаги (сваха). Значительное место в мишарских корильных песнях, как и в мордовских, занимала эротическая тематика.

Наиболее распространенным художественным средством является сравнение. В данных песнях у мишарей почти всегда присутствует рифма.

Мактау ќырлары (величальные песни) выражают положительное отношение к главным свадебным чинам. К этим песням примыкают благодарности, благопожелания, основным объектом которых являются главные свадебные чины, их хозяйство, свадебный стол, пища.

Выделяется несколько композиционных форм - описательная, вопросительная и вопросно-ответная. Распространенным средством является сравнение.

При создании портрета употреблялись сопоставительные сравнения. Красота невесты сравнивается с небесными телами - Луной, Венерой, цветами (чаще розой), яблоками, вишней и т.д. Часто используется образ птиц, особенно соловья.

Туйда бию ќырлары (свадебные плясовые песни) исполнялись на свадьбе с самого начала. Их тексты представляют разные песенные жанры свадебного обряда - одни их них по содержанию относятся к ритуальным, другие – к величаниям и корильным песням; эти же песни исполнялись и во время других праздников.

Плясовые песни мишарей звучали, как правило, в женском хоровом исполнении. В отличие от мордовских, для мишарских плясовых песен в основном характерны одночастные по форме композиции, состоящие из четверостиший. Кроме повествовательно-монологической, наиболее часто употребляющейся композиционной формой является обращение + повествовательная часть. Из художественных средств используются сравнения.

Необрядовые песни также играют большую роль в свадебной поэзии. Назначение этих песен - создать праздничное настроение. За столом исполнялись обычно озын ќырлар (протяжные песни). Пели все присутствующие на свадьбе, кроме молодых. Было распространено песенное состязание.

К протяжным песням относятся песни лирического и лироэпического характера, где выражались чувства, переживания, настроения исполнителей.

Многие необрядовые песни были созданы на основе конкретного факта и посвящены конкретным лицам: Галиябану, Мђрфуга, Хатирђ, Рђйхан, Фирдђвескђй, Мђдинђкђй.

Девушку по экономическим мотивам могли отдать замуж либо за старика, либо за малолетнего мальчика. Эти мотивы не случайно звучали во многих мишарских необрядовых песнях, исполняемых на свадьбе. В песнях осуждались такие неравные в возрастном и экономическом отношениях браки. Песни мишарских женщин подобного содержания насыщены печалью. Как правило, их мелодии напевны, исполняются негромким голосом, чаще предназначены для одиночного исполнения.

В необрядовых песнях драматический образ татарской женщины является главным персонажем. Здесь чувства и мысли окружены бытовым фоном. Часто несчастная сноха сравнивает себя с печальной кукушкой, одинокой лебедушкой, увядшим цветком, засохшим стебельком, птицей с подбитым крылом. Во многих песнях отражено положение мишарской женщины в доме мужа в дореволюционное время. В мордовских песнях также используются образные сравнения.

Но не все дореволюционные мишарские песни о любви грустные. Во многих из них есть светлые, радостные мотивы; такие песни рассказывают о силе, красоте прекрасного человеческого чувства.

Смягчение патриархальных семейных нравов дало возможность заключать браки по любви, что и сказалось на тематике более поздних песен.

В поэтическом оформлении обращения и в композиции мишарских народных песен большую роль играет припев. Припевы могут быть самыми различными по своему месту в композиции песни. Многие лирические песни полностью строятся в форме описания. Обычно описывается внешний вид, деловитость и другие положительные или отрицательные качества человека. Кроме сравнений, различных обращений, в мишарских песнях, как и в мордовских, употребляются эпитеты.

В третьей главе “Современные свадебные обряды татар-мишарей” рассматриваются трансформативные процессы в современных свадебных обрядах и песнях татар-мишарей, определяется общее и специфическое в сравнении с мордовскими.

Свадебные обряды мишарей, как и мордвы, начали резко меняться после Великой Отечественной войны. Уменьшились размеры калыма, приданого, взаимных даров. Сократились период послесвадебного проживания молодой в доме своих родителей, сроки гостевания сватов и количество застолий в домах родственников молодых. Резко сократилось число свадебных обрядов. Нет обязательности в соблюдении свадебных обрядов, единообразия, наблюдаемого в довоенный период.

Наиболее значительные изменения в обрядах произошли в последние двадцать лет. В сельской местности наблюдается большое разнообразие вариантов свадеб. В городах, в условиях проживания в многоэтажных домах, свадьбы проводятся по упрощенной и примерно одинаковой схеме.

Предсвадебный период. Местом знакомств информанты отмечают места общественного отдыха и культурно-массовых развлечений, учебные заведения, пребывание в гостях, работу, транспорт. В основном браки заключается в возрасте от 19 до 23 лет, причем женихи старше невест на 2-3 года.

Современные браки у мишарей, как и у мордвы, в основном заключаются посредством сватовства. Время проведения свадьбы не строго привязано к определенному времени года. Как и раньше, разводы не приветствуются. Процент распавшихся семей у мишарей по сравнению с другими народами Мордовии ниже.

Структура современного сельского свадебного обряда мишарей: предварительное сватовство, сватовство, подготовка к свадьбе, никах - религиозное оформление брака, гражданская регистрация брака в сельсовете, свадьба в доме жениха и невесты. Структура современной мордовской свадьбы отличается от мишарской лишь религиозным оформлением брака (венчание).

Решение о вступлении в брак жених и невеста принимают сами и извещают родителей о своем намерении, но предварительное сватовство (башкодалап) соблюдается. Сватовством фактически называют момент предсвадебного знакомства родителей жениха и невесты.

В тех случаях, когда родители брачующихся живут в селах, первая встреча “сватьев” может произойти накануне или даже в день свадьбы, что не соответствует традиционным брачным нормам. Обычно невеста заранее предупреждает родителей о приходе сватов для предварительного сватовства: жениха, его родителей, сестры и т.д. Обряд ограничивается застольем и назначением дня сватовства.

О приданом специально не договариваются, однако невеста и ее родители обычно стараются приобрести все необходимое из личных вещей, а также постельные принадлежности. Родители жениха и невесты часто по договоренности совместно покупают для молодых различные предметы убранства дома, мебель, холодильник, телевизор. Если у молодых к моменту заключения брака не разрешена проблема с жильем, то их родители, как правило, до свадьбы, договариваются оказать им совместную материальную помощь, которая бывает весьма значительной. Но в некоторых случаях молодые остаются жить с родителями. Это происходит в силу определенных причин - старые родители; жених последний из детей в доме; влияние патриархальных отношений в доме и т.д.

Обязательным в современном свадебном обряде является калым, о котором договариваются на сватовстве. Обычно это символическая сумма денег, и это совершается лишь для сохранения традиций. У мордвы калым не соблюдается.

Во время сватовства обсуждается также количество приглашенных гостей, время проведения никаха, день свадьбы.

Жанровый состав песен свадебного обряда трансформировался: сохранились лишь корильные песни, величания, а также необрядовые песни, исполняемые во время застолья. Причем поют обе стороны: жениха и невесты, тогда как в традиционной свадьбе родственники невесты обычно не пели. Наряду с татарскими поют и русские песни, исполняются также такмаклар (частушки). Период от сватовства до дня свадьбы охватывает обычно от одного до двух месяцев. В это время невеста готовит подарки, большая часть которых покупается в магазине. Обычно за подарками невеста с женихом едут в город. Выпадение из свадебного комплекса ряда обрядовых действий привело к исчезновению различных форм поэтического фольклора. В предсвадебном этапе сельской свадьбы редко встречаются традиционные формулы вступлений, иносказаний, сравнений, причитаний - всего того, что усиливало театрализованность свадебных действий, приподнимало их над житейской обыденностью.

В современной свадьбе исчезли обряды билге (тастар) (знак того, что девушка просватана), яраш туй (праздник в честь выкупа), бал ашарга (кушать мед), бирнђ багу (кортлау) (смотрины подарков), атна кич (четверг), булышлый (помощь), чебелдек тегњ (шитье полога для кровати) и др.

Исчезли и свадебные причитания, исполняемые во время этих обрядов. В мордовской свадьбе также уже не бытуют многие предсвадебные обряды: кизефтемась (предварительный сговор), прокс симомась (окончательный сговор), пазялонь путомась (назначение дня свадьбы), рьвянянь варжамась (посещение невесты), вастонь варжамась (осмотр дома жениха) и другие.

У мишарей сохранился обряд ызба киендерњ (одевание дома), проводимый в предсвадебный день или в день переезда (невеста своими вещами заправляет постель, развешивает занавески на окна, покрывает стол своей скатертью и т.д.); обряд предсвадебной бани. Данные обряды бытуют также и в мордовских свадьбах.

Свадебный период. Никах (религиозное оформление брака) проводится обычно утром в день свадьбы. Присутствие отцов молодых обязательно. Теперь непосредственно в помещении, где мулла освящает брак, может находиться и невеста. Молодые должны быть одеты во все новое, сохраняются также некоторые особенности, связанные с обрядовой водой, различные обереги.

За невестой отправляются жених, его близкие родственники, друзья и свидетель - новый чин в обряде. Из общего числа кияњ егетлђре (дружки жениха) остался один свидетель, который выполняет как традиционные функции - охрана и оберег жениха, так и новую - роль свидетеля при регистрации брака. Исчез обряд посещения (жениха с друзьями) кладбища для моления в честь предков.

Как и у мордвы, у мишарей сохранились обрядовые выкупы ворот, двери - обычно просят выкуп за 3 двери (ворота). В момент входа в дом жениха по традиции угощают катламой, которую мажут медом и маслом. У мордвы молодых встречают хлебом и солью.

Самым устойчивым оказалось традиционное свадебное застолье, устраиваемое в день регистрации брака. Длительность свадебного застолья в доме невесты существенно сократилась в связи с тем, что обряд увоза невесты из родительского дома проводят в один день с регистрацией бракосочетания.

Свадебная одежда продолжает выполнять демонстративно-разграничительную роль, выделяя жениха и невесту среди участников брачной церемонии. Молодые одеваются по общероссийскому образцу - невеста в белом платье и фате, жених в темном костюме и белой рубашке. Покупаются также свадебные кольца, которыми молодые обмениваются при регистрации брака.

Перед выходом из дома невесты за столом читают молитву. Некоторые женихи невесту выносят из дома на руках. Следом идут свидетели. После регистрации брака свадебный поезд направляется к дому жениха. В современной свадьбе исчезли причеты невесты, смотрины невесты; исчезли чины девушек, выполняющих функцию охраны. У мордвы указанные обряды также не бытуют. Свадебный поезд по традиции подъезжает с правой стороны. Как и раньше, свадебный поезд встречают выстрелами. Сохранился, как и у мордвы, обычай сажать невесте на колени маленького ребенка. В некоторых селах невеста, выходя из машины, разбрасывает мелочь, которую подбирают дети. Жених и невеста под руки идут к дому жениха, иногда жених несет невесту на руках до дома, крыльца. В это время их осыпают конфетами, мелочью, чигелдеком, кусковым сахаром. В мордовской свадьбе молодых обсыпают мелочью, хмелем.

Месторасположение гостей регламентировано: родители невесты сидят с родителями жениха; остальные гости располагаются следующим образом: женщины садятся с женщинами, мужчины с мужчинами; у мордвы - вперемешку. В большинстве мишарских сел, как и в мордовских, в день свадьбы для молодежи готовят отдельный стол, в некоторых селах для молодежи гуляние устраивают вечером.

В свадебный день, как и при сватовстве, происходит одаривание. Лучшие подарки - родителям, но в основном одаривают жениха и невесту. В некоторых селах песней просят вынести тарелку для одаривания. Наиболее дорогие подарки дарят братья и сестры жениха и невесты (чем “дальше” родственник, тем менее дорогой подарок). В настоящее время близкие родственники все чаще дарят вещи. В некоторых случаях несколько родственников складываются вместе и приобретают для молодых дорогой подарок, поскольку одному человеку покупка бывает иногда не под силу. Обряды одаривания в мишарской и мордовской современных свадьбах схожи.

Репертуар песен, исполняемых во время застолья, в современной свадьбе претерпел большие изменения. Кроме необрядовых долгих и частых национальных песен, на современной мишарской свадьбе большой популярностью пользуются также русские народные песни и песни современных композиторов, а песни “Катюша” и “Наполним бокалы вином” поются как на русском, так и на татарском языках.

В отличие от мордовских свадеб, где баню топят после свадьбы, у мишарей это происходит на следующий день свадьбы (в 6-7 часов утра). После бани проводится яшь килен чђе - чай невесты, на который в узком кругу собирается родня жениха. Обряд вывода невестки к воде, за исключением некоторых сел Темниковского района, практически не встречается. У мордвы этот обряд бытует также только в некоторых селах. К обеду приезжает родня невесты. С собой привозят выпечки, тутырган тавык (фаршированную курицу), а также подарки, предназначенные молодым.

В каждом селе второй день свадьбы проводится по-разному. Сохранился один из обрядов испытаний молодой - приготовление салмы (домашней лапши). При этом присутствуют только женщины. В мордовской свадьбе молодая печет блины. Исчез обряд килен књрендерњ (смотрины невесты), пляски со скалками. В целом свадебный цикл по сравнению с традиционным сократился.

После окончания свадьбы жениха и невесту приглашают в гости как родня невесты, так и родня жениха. Подобные послесвадебные посещения практикуются и в мордовской свадьбе.

В заключение диссертации обобщаются результаты исследования и делаются выводы:

Структура традиционных татаро-мишарских и мордовских свадебных обрядов, жанров песен близка, но не аналогична.

Исследованием установлены общие обряды у татар-мишарей и мордвы: сватовство, выкуп за невесту, посещение невесты женихом, девичья баня, выкупы (ворот, дверей), однообразие (кибитки) свадебного поезда, обряды при встрече молодых, одаривание, приобщение к очагу, вывод невестки к колодцу, послесвадебные отгостки и другие.

73% мишарских и мордовских свадебных обрядов близки по содержанию друг к другу, около 53% совпадают практически полностью. 26% обрядов свойственны только одной свадьбе - мишарской или мордовской.

Выделено, подобно мордовским, пять жанров свадебных песен: ритуальные, заклинательные, плясовые, корильные песни, величания; в современной свадьбе сохранились лишь корильные и величания, а из необрядовых песен - долгие и частые песни.

В современных мишарской и мордовских свадьбах наблюдаются типичные изменения: проведение нескольких ритуалов в один обряд, значительное сокращение времени проведения всей свадебной обрядности. Часть ритуалов в течение XX века исчезли полностью или частично. Изменился состав свадебных чинов: некоторые из них выпали вместе с исчезновением обрядов.

Мишарская свадебная обрядность развивалась во взаимосвязи с обрядностью мордовского народа, и в то же время она имеет ряд особенностей, связывающих ее с другими мусульманскими народами. Предполагается, что до начала принятия ислама мишарями в XIV в., когда мишари и мордва придерживались схожих языческих верований, был единый комплекс мишаро-мордовских свадебных обрядов.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Тяст удала пачане - удалаза рьвянязе/Не удались бы блины - удалась бы невестка//Мокша. - 1998. - №4. - С. 97-107. - на мордовском-мокша яз.

2. Свадебные персонажи мордвы и татар (сравнительный анализ)/Исторические и политические науки в контексте современной культурной традиции. Материалы IV Сафаргалиевских науч. чтений. - Саранск,1999. - С. 573.

3. Современные татарские свадебные обряды//Вестник Мордов. университета. - Саранск, 1999. - №3-4. - С. 80-84.

4. Татаронь свадьбась Лямбирень аймакса/Татарская свадьба Лямбирского района//Мокша. - 1999. - №4. - С. 112-122. - на мордовском-мокша яз.

5. Традиционные свадебные обряды мордвы и татар-мишарей Республики Мордовия (Общность и специфика)//Финно-угорские народы: проблемы этнической и языковой идентификации. Тезисы докладов и выступлений на международной конференции (3-5 ноября 1999 г.). - Сыктывкар, 1999.- С. 29-30.

6. О некоторых традиционных свадебных обрядах татар-мишарей и мордвы/Мир, Россия, Мордовия: опыт сопряжения микро- и макроистории. Материалы V Сафаргалиев. науч. чтений. - Саранск, 2000 (в печати).


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru