Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№1, 28.02.2001


В ДРЕВНОСТИ У МИШАРЕЙ И МОРДВЫ БЫЛИ ОДИНАКОВЫЕ СВАДЬБЫ

Михаил Акашкин24 октября 2001 года в Казани, в Институте языка, литературы и искусства имени Галимджана Ибрагимова (ИЯЛИ) наш земляк, Михаил Акашкин из села Куликово Торбеевского района, блестяще защитил свою диссертацию "Свадебные обряды, песни татар-мишарей и мордвы (сравнительный анализ)". Он успешно выступил перед маститыми татарскими учеными — академиками и профессорами — и его работа была рекомендована к изданию отдельной монографией. Молодой мордовский ученый выяснил, что 53 процента традиционных свадебных обрядов татар-мишарей полностью совпадают с мордовскими, а еще 20 процентов весьма похожи. Это сенсационный результат, который может привести к пересмотру многих вопросов происхождения как мордовского, так и татарского народов.

— Михаил Михайлович, Вы сами мокшанин по национальности, почему для научной работы Вы взяли тему, связанную с татарами?

— Я был аспирантом отдела фольклора Научно-исследовательского института языка, литературы, истории и экономики при Правительстве Республики Мордовия (МНИИЯЛИЭ). В последнее время этот институт под руководством Павла Даниловича Грузнова начал уделять много внимания изучению проблем татарского населения Мордовии. Например, осенью вышла в свет книга старшего научного сотрудника МНИИЯЛИЭ Людмилы Никоновой о традиционной медицине татар, башкир и чувашей. В 1999 году аспирантка нашего же института Вера Семина успешно защитила диссертацию по семьям татар-мишарей Мордовии первой половины XIX века. А самой первой диссертацией в Мордовии, касающейся татар, стала работа Николая Бутылова "Тюркские заимствования в мордовских языках". Он ее защитил в 1998 году.

Известно, что наши местные татары-мишари сильно отличаются от казанских татар – как по языку, так и по происхождению. История, культура, язык татар-мишарей до сих пор слабо изучены. Дело в том, что для казанских ученых они как бы не свои, а для наших мордовских ученых — тем более не родные. Поэтому и все годы советской власти здесь в Мордовии культура и история татар-мишарей практически не изучались. Лишь в конце 50-х годов было несколько экспедиций из Казани. Как Вы понимаете, отдельными наскоками можно сделать очень немного. Вот поэтому и в изучении мишарей до сих остается очень много белых пятен.

Тему мне предложила филолог Татьяна Петровна Девяткина, чья докторская диссертация посвящена мордовским свадьбам. Когда она сама изучала мордовские свадебные обряды, то также сравнивала их с русскими и татарскими обрядами и заметила, что в татаро-мишарских свадьбах очень много общих элементов с мордовскими. Но тогда времена были другие и ей настоятельно посоветовали убрать из диссертации главу о мишаро-мордовских взаимосвязях.

Когда я учился на филологическом факультете нашего Мордовского университета, Татьяна Петровна вела у нас спецкурс по обрядовой поэзии. Под ее руководством я сделал дипломную работу по мокшанской свадьбе, где исследовал особенности свадебного обряда нашего села Куликово. Тогда я собрал и обработал много полевого материала и Татьяна Петровна рекомендовала мне заниматься научной работой. Так я поступил на заочное отделение МНИИЯЛИЭ.

– Как же изучать татарские обряды и песни без знания языка?

– Сначала было трудно, но сейчас я уже понимаю по-татарски и даже кое-что могу сказать. Многие материалы по татарским свадьбам опубликованы на русском языке и это облегчило мою задачу. Но еще больше материалов опубликовано на татарском языке и здесь я не смог бы обойтись без помощи Ирека Дамировича Биккинина, которому я благодарен за то, что он посвятил мне столько времени и сил.

— Михаил Михайлович, как же получается, что мордва и мишари, казалось бы такие разные народы — и языки разные, и вера разная — а все-таки свадебные обряды такие близкие?

— Дело в том, что из-за своей консервативности свадебные обряды лучше всего донесли до нас образ жизни двух соседних народов. Дохристианский образ жизни у мордвы и доисламский у мишарей очень схожи, если не одинаковы. Сказались еще и общность территории и, частично, происхождения. К тому же, если до сих пор сохранилось так много одинакового, что же говорить прошедших временах — можно смело утверждать о некогда едином мордовско-мишарском комплексе свадебного обряда. А свадебные обряды всегда тесно связаны с верованиями данного народа. Отсюда можно сделать еще один вывод — в древние времена мордва и мишари верили в одних и тех же богов, у них были похожие религиозные обряды и исполняли они одни и те же свадебные обряды.

— Какие, например?

— Допустим, сватовство, выкуп за невесту, посещение невесты женихом, девичья баня, выкупы (ворот, дверей), однообразие свадебного поезда, обряды при встрече молодых, одаривание, приобщение к очагу, вывод невестки к колодцу, послесвадебные отгостки и другие.

— Как Вы собирали материалы? С чего все начиналось?

— В 1998 году я начал ездить с Татьяной Петровной по татарским населенным пунктам Лямбирского района. Потом в 1999 году мы с Иреком Дамировичем поехали в Казань, где в архивах ИЯЛИ собирались делать выписки из отчетов экспедиций татарских фольклористов в Мордовию в 50-х годах, но, к сожалению, тогда ИЯЛИ делил свои архивы с вновь образованным Институтом истории и невозможно было разобраться в архивах. Мы нашли только материалы одной экспедиции 70-х годов. Но и этот отчет находился не в архиве, хотя и был архивной единицей хранения, а в сейфе у автора. Не буду называть ее фамилии, она нам дала только подержать этот отчет. Ни скопировать, ни сделать выписок она не разрешила. А купить этот отчет у нас не было денег. Вот так, несолоно хлебавши, мы вернулись в первый раз из Казани. Это оказалось даже на пользу моей работе. Я был вынужден полагаться только на полевые материалы из татарских сел Мордовии, собранные в 1998-99 годах, и на ранее опубликованные источники.

— Как Вас встречали в татарских деревнях?

— Очень хорошо. Но перекармливали. Пока не поешь, не попьешь чаю, было невозможно приступить к делу. А в каждой деревне приходилось опрашивать по 4-6 информаторов. Вот и представьте. Я очень благодарен всем, с кем меня свела судьба в этих татарских селах, за хлеб, за соль, за все хорошее.

— Интересно, как Вас встретили в Казани, в ИЯЛИ? Особенно с учетом фиаско 1999 года.

— Все было очень хорошо, я даже не ожидал. Особенно я благодарен директору ИЯЛИ академику Мирфатиху Закиеву, профессору Фатиху Урманчееву, доктору филологических наук Хузиахмету Махмутову, ученому секретарю диссертационного совета Зуфару Рамееву.

— А где Вы жили в Казани, в гостинице?

— Нет, у своего друга из Мордовского Паево Жени Акшаева. Он сейчас работает на одном из казанских заводов. Так что в этом плане мне повезло.

В Казани я встретился с еще одним земляком. Вы не поверите, но я был в гостях у легендарного летчика Михаила Петровича Девятаева, Героя Советского Союза. Мне посчастливилось родиться с ним в соседних селах Торбевского района. После защиты диссертации я позвонил ему и он пригласил к себе домой.

Михаил Петрович был очень рад, что его земляк приехал в  Казань и защитил здесь диссертацию по татарской теме. Он рассказывал, как в детстве ходил в деревню Сургодь (родину татарского поэта Хади Такташа, чей 100-летний юбилей в декабре отмечался в Мордовии) смотреть сабантуй. Михаил Петрович и его жена Фаузия Хайрулловна оказались очень гостеприимными хозяевами и несколько часов приятной беседы пролетели как один миг. На прощание Михаил Петрович подписал и подарил мне свою книгу “Побег из ада”, недавно переизданную в Казани.

— Михаил, у Вас жена, двое малолетних детей, живете в общежитии, как же Вы справились с этой работой?

— Мне помогали упорство и настойчивость моего руководителя, Татьяны Петровны, а также доброжелательное отношение к этой теме в институте, – как со стороны директора Павла Даниловича Грузнова, так и всего небольшого коллектива отдела фольклора МНИИЯЛИЭ во главе с Николаем Васильевичем Зиновьевым.

Помогало татарское общество "Якташлар" – не только консультациями, помощью в переводе с татарского, но и бумагой, предоставлением компьютера и принтера в мое полное распоряжение. Все экземпляры диссертации, весь тираж автореферата был отпечатан именно обществом "Якташлар". Мне также помогали другие аспиранты, предоставляли образцы необходимых для защиты документов.

— Вы учились заочно, значит, без стипендии, а как же материальная сторона жизни?

— Приходилось выкручиваться. Родственники помогали. Хочу отметить помощь со стороны общества "Якташлар", а также от некоторых предпринимателей. В 1999 году на конференции "Якташлар" среди других молодых ученых, получивших премии за работы о татарах, был и я. Премию мне вручал Абдулхак Абдулгафурович Салимов, известный во всей республике человек. Он сейчас работает вице-президентом Мордовского отделения Международной академии информатизации.

— А как с расходами на защиту диссертации? Они ведь немалые.

— Да, действительно, для меня это было бы неподъемным грузом. Наука у нас пока не получает достойной финансовой оценки от государства. Я одолжил нужную сумму денег и несколько бизнесменов помогли мне расплатиться с большей частью долга. В первую очередь я хотел бы назвать тех, кто сразу откликнулся на мою просьбу – Фярид Фяттяхович Мамин, Камиль Шавкетович Мангутов, Раис Касимович Хайров, Илдар Дамирович Биккинин, Али Мавлютович Сайфетдинов, Федор Дмитриевич Кудашкин (директор фирмы “Ксенон”). Также мне оказали помощь Юнир Ряшитович Биктяков, Биязит Зиннурович Курмакаев и Торговый дом "Татарстан".

– Михаил Михайлович, как у Вас складывается жизнь после того, как стали кандидатом филологических наук?

– У меня все хорошо. Я работаю в пединституте, на филологическом факультете. Жена поступила в очную аспирантуру в университет. Сыновья Алеша и Ваня растут. Что человеку еще надо?

– Не собираетесь ли продолжить изыскания по Вашей теме?

– Обязательно. Я уже соскучился по ней, начал забывать татарские слова и выражения. Вот втянусь получше в преподавательскую деятельность и снова начну работать по своей теме. Там еще очень много работы.

– Ну что же, Михаил Михайлович, поздравляем Вас с успешной защитой кандидатской диссертации и желаем дальнейших успехов в Вашей работе на благо народов нашей республики.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru