Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№4-5, 10.07.2001


РАССКАЗ О СЛОВАХ

Сабирджан БАДРЕТДИН

В одном из многочисленных городов нашей необъятной страны, в одном из многоэтажных домов, из которых состоит этот город, находится квартира, в которой произошло удивительное событие, о котором пойдёт речь ниже.

В этой квартире был стол, который стоял у окна, а на столе этом лежала книга. Причём не просто книга, а словарь. И не какой-нибудь словарь, а татарско-русский. Словарь этот был довольно старым, в рваном переплёте, и был покрыт слоем пыли из-за того, что его давно не открывали.

Событие, о котором я хочу рассказать, произошло в ночь на 25 марта 2001 года, накануне нового 1422 года по мусульманскому (лунному) календарю, то есть в ту единственную ночь в году, когда обычно и случаются в мире всевозможные чудеса. В ту ночь, как обычно, в городе погасли огни. Все жители его улеглись спать. Тёмная мгла окутала весь город. Но вскоре выглянула луна, жёлтый полумесяц осветил небосвод, маленькие звёзды, рассеянные по всему небосводу, весело замигали. Один из лунных лучей заглянул в окно многоэтажного дома и упал на книгу, лежавшую на столе у окна.

Неожиданно книга открылась, титульный лист перевернулся, затем ещё несколько страниц, ...из-под которых один за другим начали вылезать странные миниатюрные существа, похожие на маленьких человечков. Это были слова. Они рассыпались по всей поверхности деревянного полированного стола и затем собрались вокруг словаря, словно вокруг пьедестала. Все устремили свои взгляды на слово ИСЭНМЕСЕЗ, которое, взобравшись на книгу, оглядело всех собравшихся и заговорило своим тоненьким, но звучным голоском:

– Здравствуйте, друзья! Здравствуйте! Здравствуйте! Здравствуйте! Я очень рад, что у нас, наконец-то появилась возможность собраться вместе и поговорить о наших делах, обсудить наши проблемы.

Послышались аплодисменты. ИСЭНМЕСЕЗ продолжало:

– Наш первый докладчик – господин ИГЪЛАН. Ему и предоставляется первое слово. Г-н ИГЪЛАН, маленький человечек с огромным, больше самого себя, рупором в руках, начал говорить:

– Уважаемые татарские слова и выражения, а также наши русские коллеги! Моя речь сегодня будет очень краткой. Я всего лишь хочу сделать одно объявление, объявление, объявление. У нас сегодня большая радость: два слова – ТЭБРИК и ИТY решили навеки связать свои судьбы и сочетаться законным браком. Эти слова были вместе с незапамятных времён. И вот настал день, когда их многолетняя дружба переросла в нечто более серьёзное. Церемония бракосочетания состоится внутри словаря в конце марта.

Послышались аплодисменты и поздравления. ТЭБРИК нежно поцеловал ИТY в щёку и произнёс:

– Спасибо за ваши поздравления, поздравления, поздравления. Мы очень тронуты. С сегодняшнего дня, пожалуйста произносите нас вместе – ТЭБРИК ИТY.

После этого ТЭБРИК ИТY и ИГЪЛАН сошли с книги и присоединились к толпе. ИСЭНМЕСЕЗ, который взял на себя роль ведущего, продолжил:

– Предоставляю слово второму докладчику, вернее, докладчице, госпоже ЗАРЛАНУ.

Г-жа ЗАРЛАНУ, оглядывая всех своим мрачным, унылым взглядом, заговорила:

– Уважаемые друзья! Как вы знаете, с нашим языком происходит что-то невообразимое. Многие из нас недовольны тем, в каком состоянии находится наш татарский язык. От своих друзей и знакомых я постоянно слышу жалобы, жалобы, жалобы...

– О чём это вы говорите??? – нетерпеливо прервало её маленькое, юркое существо с большими глазами и оттопыренными ушами. Это было слово СОРАУ. – Чем вы конкретно недовольны, госпожа ЗАРЛАНУ??? Вы можете толком ответить на мой вопрос, вопрос, вопрос???

Тут в разговор вмешался важный напыщенный человечек, похожий на Всезнайку, и громко ответил:

– Пожалуйста, не перебивайте докладчицу. Рано или поздно госпожа докладчица даст вам ответ, ответ, ответ на ваш вопрос.

– А вы сами-то кто такой??? – спросил СОРАУ, поправляя свою фуфайку, на которой был нарисован огромный вопросительный знак.

– Меня зовут ЖАВАП! – гордо ответил важный человечек.

Г-жа ЗАРЛАНУ продолжила свою речь:

– Многие татарские слова, и я в том числе, возмущены тем, что нас так редко употребляют в речи. Если мы не будем жаловаться, то о нас вообще скоро забудут. Я думаю, нам следует написать жалобу, жалобу, жалобу. Хотя, честно говоря, не знаю, кому и куда. Между прочим, у наших русских коллег, насколько я знаю, таких проблем нет. Их всегда и все с удовольствием используют.

В этот момент русское слово СОСТРАДАНИЕ недовольно хмыкнуло и, выражая своё несогласие, покачало головой, но промолчало. (Так как это был татарско-русский словарь, а не русско-татарский, право голоса имели лишь татарские слова.) Другие русские слова тоже внимательно слушали докладчицу.

– Если так будет продолжаться, то вскоре мы все вымрем, как динозавры, – продолжала жаловаться ЗАРЛАНУ. – Я с глубокой скорбью вспоминаю таких наших коллег, ныне покойных, как БАЙТАР (ветеринар), СЭНАГАТЬ (промышленность), ТАБИБ (врач), ЯТИМХАНЭ (детдом, сиротский приют), ЗАЛИМ (деспот), ИНКЫЙЛАБ (революция), ФИРКА (политическая партия), и многих других.

– А что вы предлагаете сделать, чтобы остановить этот процесс??? – снова спросил неугомонный СОРАУ.

– Делать предложения – не моя обязанность, – обиделась ЗАРЛАНУ. – Я могу только жаловаться. Это – моё призвание, мой талант. Только моя коллега ШИКАЯТЬ делает это лучше меня. Она тоже целыми днями только и делает, что жалуется, жалуется, жалуется... А предложения пусть делает господин ТЭКЪДИМ. Он специалист в этой области. Он всегда что-нибудь предлагает, предлагает, предлагает.

Услышав своё имя, ТЭКЪДИМ быстро взобрался на книгу, чихнул пару раз от пыли, осмотрел всех собравшихся, лукаво подмигнув при этом своей наконец-то выходящей замуж подружке ИТY, и заговорил:

– Я предлагаю предложить всем собравшимся сделать предложения по поводу того, как можно решить предложенную нам докладчицей проблему. Например, я бы предложил...

Неожиданно его речь прервали шум и возня, доносившиеся откуда-то из толпы. Все устремили свои взгляды туда, откуда слышался шум. Внутри толпы происходила какая-то суматоха. Вскоре толпа расступилась и из неё вышло трое человечков. Один из них был одет в звёздно-полосатый пиджак и цилиндр, а двое других держали его за руки, заломив их ему за спину.

– Шпиона поймали! – сказал кто-то. И в самом деле, это было английское слово SPУ. Его поймали, когда он, выглядывая из-под переплёта другой книги, пытался незаметно сделать фотографии митинга и записать выступления его участников на магнитофон. Оказалось, что он выполнял секретное задание англо-американского словаря военно-политических терминов.

В толпе послышались возмущённые возгласы. Кто-то предлагал сурово расправиться с ним.

– Я нэ шпыон, – потупив голову, сказал звёздно-полосатый SPУ.

– Шпион! Шпион! Шпион! – закричала толпа.

– Казнить его! – заорало во всю глотку хилое, костлявое, скелетообразное существо по имени УЛЕМ. – Смерть ему! Смерть! Смерть! Смерть! – кричало оно, постукивая косой о поверхность стола и грозно поглядывая своими пустыми глазницами из-под чёрного капюшона.

– А я предлагаю просто скинуть его со стола прямо на пол. Пусть разобьётся! – предложил ТЭКЪДИМ. – Мне кажется, что это моё предложение, предложение, предложение заслуживает внимания.

– А может, устроить ему допрос??? – спросил СОРАУ. – Вдруг он сознается ещё в чём-нибудь??? Не могли бы вы этим заняться, господин АЗАПЛАУ??? Вы специализируетесь на пытках, не так ли???

– Всегда готов! – ответил АЗАПЛАУ с энтузиазмом. – Иголки под ногти втыкать, плёткой бить, ледяной водой обливать – это просто удовольствие для меня. Я люблю пытать, пытать, пытать!

В этот момент в разговор вмешалась сердобольная старушка по имени МИhЕРБАН.

– Да вы что, с ума все посходили? – гневно спросила она. – Как вам не стыдно быть такими жестокими? Я категорически против расправы с этим иностранным словом. Мы должны проявить к нему жалость, добросердечие, великодушие!

Посовещавшись, татарские слова решили, что самосуд – дело неблагородное, тем более, что слова, обозначающего самосуд, в татарском языке вообще нет. Г-н ТЭКЪДИМ предложил отпустить SPУ подобру-поздорову, предварительно обыскав его. Во время проверки у шпиона обнаружили подложные документы, фальшивый паспорт на имя некоего TARTAR и аудиоаппаратуру. Он охотно сознался, что его секретное задание включало в себя не только наблюдение, но и внедрение своей агентуры в татарскую речь. SPУ назвал имена некоторых английских и американских резидентов: хостинг, веб-сайт, компьютер и др. Всех их надлежало поймать и обезвредить. Во время допроса SPУ присутствовал его татарский коллега ШЫМЧЫ. Ему хотелось набраться знаний у более опытного рзведчика.

После того, как разобрались со шпионом, г-н ТЭКЪДИМ продолжил свою речь о том, как спасти татарский язык:

– Я предлагаю найти могилы тех устаревших, незаслуженно забытых слов, которые назвала г-жа ЗАРЛАНУ и откопать их. Иначе говоря, я предлагаю провести лингвистическую эксгумацию. Предлагаю откопать скелеты этих слов и попытаться оживить их.

Наступила гробовая тишина. У многих присутствующих кровь похолодела в жилах от этого предложения. Слово КУРКУ побледнело, потом позеленело, потом снова побледнело. Все заметили, что у него началась дрожь в коленях. В его глазах можно было видеть только страх, страх, страх. Ещё несколько секунд – и оно бы упало в обморок.

Но тут в разговор вступило слово КАРШЫ.

– Нет, – сказало оно, – мы, слова, такими делами не должны заниматься. Я – против, против, против этого предложения. Наша обязанность – красоваться на страницах всевозможной печатной продукции, летать по воздуху в виде звуковых волн, когда люди говорят между собой и мелькать на экранах компьютеров. Вот и всё. Откапывание покойников – не наше дело.

– Так как же всё-таки мы спасём наш язык-то??? – допытывался СОРАУ. Все затихли, глубоко задумавшись над вопросом. В этот момент слово БУШ вышло из толпы и визгливо проворчало:

– Что это я тут с вами, бездельниками, время попусту трачу? Меня, вон, говорят, в какой-то стране президентом избрали, а я, как дурак, слушаю здесь вашу пустую, пустую, пустую болтовню...

Недослушав его до конца, кто-то треснул БУШа по башке. Звук от удара по его пустой голове долго отдавался эхом в наступившей тишине. Паузу прервал чей-то громкий, серьёзный голос:

– Прошу внимания! У меня в голове появилась интересная мысль, мысль, мысль, – сказал человечек по имени ФИКЕР. Голова у него была очень большой по сравнению с его маленьким, тщедушным телом. – Для того, чтобы люди не забывали о нас, нам нужно чем-то запомниться им, то есть сделать так, чтобы им было интересно смотреть на нас. Вместо того, чтобы просто сидеть в словаре в алфавитном порядке, нам нужно перегруппироваться и выстроиться таким образом, чтобы из нас получился какой-нибудь рассказ, повесть или стихотворение. Для этого нам нужно найти составителя слов и попросить его, чтобы он нас организовал. В нашем словаре есть такой составитель. Его зовут ЯЗУЧЫ.

Все дружно и одобрительно зааплодировали. Польщённый вниманием, ЯЗУЧЫ взобрался на книгу-пьедестал. Держа свою огромную авторучку под мышкой, он гордо раскланялся во все стороны.

– Спасибо, ФИКЕР, за отличную мысль. Я с удовольствием попытаюсь составить из вас, дорогие друзья, какой-нибудь рассказ.

Подумав немного, он тут же приступил к работе.

– Где слово ТУРЫНДА? – спросил он деловито. – Приведите его сюда!

Когда ТУРЫНДА вышел из толпы, ЯЗУЧЫ приказал ему закрепиться на верху самой первой страницы книги. После этого он дал указание словам ХИКЭЯ и СYЗЛЭР встать по обе стороны слова ТУРЫНДА, чтобы составить заголовок рассказа. Получилось так: ХИКЭЯ ТУРЫНДА СYЗЛЭР.

– Да нет же, не так! Бестолковые! – закричал ЯЗУЧЫ. – Наоборот!

Слова поменялись местами: СYЗЛЭР ТУРЫНДА ХИКЭЯ.

– Ну вот, название рассказа уже готово, – облегчённо вздохнул ЯЗУЧЫ.

В этот момент русское слово ПЕРЕВОДЧИК проворно запрыгнуло на книгу и громко сказало:

– Мы, русские слова и выражения, хотим помочь нашим татарским коллегам. Я переведу ваш рассказ на русский!

Послышались одобрительные возгласы. После соответствующих указаний ПЕРЕВОДЧИКа, на другом конце книги появился перевод заголовка: РАССКАЗ О СЛОВАХ. Не успел ЯЗУЧЫ ещё раз открыть рот, как вдруг раздался истошный вопль ещё одного русского слова:

– Полундра! Спасайся, кто может! Смертельная опасность! – вопила во весь голос госпожа ПАНИКА.

– В чём дело? Что случилось? – испуганно загалдели собравшиеся.

ПАНИКА, переведя дыхание, затараторила:

– Я только сейчас заметила, что луна начала уходить за горизонт. Ещё несколько минут – и начнётся рассвет! Нам нужно возвращаться в книгу! В татарском языке нет слова паника, поэтому я сама решила оповестить вас об опасности!

На столе началась суматоха. Слова, беспорядочно спотыкаясь и расталкивая друг друга локтями, устремились к книге. Но неожиданно им путь преградило толстое, самоуверенное существо по имени ТЫНЫЧЛЫК.

– Спокойствие! Спокойствие! Спокойствие! У нас ещё есть время закончить рассказ. До первых лучей солнца остаётся добрых 10 минут! – громогласно объявило оно.

Услышав его спокойный, ровный голос, слова остановились. ЯЗУЧЫ продолжил свою работу. Через 9 с половиной минут рассказ был закончен. Все слова распределились по своим местам и книга захлопнулась за несколько секунд до того, как первый лучик солнца упал на её переплёт.

Примечание:

Конечно, кто раньше не знал этих татарских слов, тот уже догадался об их значении. Но у большинства слов часто бывает много значений. Вот некоторые значения этих слов в татарско-русском словаре:

  • АЗАПЛАУ – мучать; терзать.
  • БУШ – пустой; свободный, незанятый.
  • ЖАВАП – ответ.
  • ЗАРЛАНУ – жаловаться; ныть.
  • ИГЪЛАН – объявление, извещение.
  • ИСЭНМЕСЕЗ – здравствуйте.
  • ИТY – делать, поступать; вспомогательный глагол, образующий с именами составные глаголы.
  • КАРШЫ – против; противоположный; навстречу.
  • КУРКУ – страх; трусость.
  • МИhЕРБАН – сострадание, милость, великодушие.
  • СОРАУ – вопрос.
  • СYЗЛЭР – слова.
  • ТУРЫНДА – о, об, обо, про.
  • ТЫНЫЧЛЫК – спокойствие; тишина; покой.
  • ТЭБРИК – поздравление, приветствие.
  • ТЭКЪДИМ – предложение.
  • УЛЕМ – смерть.
  • ФИКЕР – мысль; намерение; сознание, воззрение; мнение.
  • ХИКЭЯ – рассказ, повествование.
  • ШИКАЯТЬ – жалоба; донос.
  • ШЫМЧЫ – сыщик, лазутчик, шпик.
  • ЯЗУЧЫ – писатель.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru