Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

ВЕБ-ЭКСКЛЮЗИВ


С ТОЧНОСТЬЮ ДО НАОБОРОТ

Ошибки этнолога могут обернуться бедой для народов России

Римзил ВАЛЕЕВ

Председатель Совета федеральной национально-культурной автономии татар России

Римзил ВАЛЕЕВАвтор статьи “Казанские страсти”, опубликованной в № 211 “Независимой газеты” за 4 октября с.г., – Валерий ТИШКОВ, директор Института этнологии и антропологии Российской академии наук. По должности и научной значимости фигура знаковая, весьма влиятельная в кругах, принимающих решения в многонациональном государстве.

Компетентность не всегда гарантирует объективность. Надо кое-что уточнить по поводу вышеназванных “страстей”. Хотя бы ради защиты правды и исключительно в интересах страны, одной для всех и одинаково дорогой для всех ее народов. Для татар не в последнюю очередь.

ЧТО ЖЕ ЭТО БЫЛО?

В подзаголовке статьи слышится упрек и подозрение: “Великий, единый, неделимый татарский народ” как новая историческая общность”. В чем же дело? А в том, что 28-29 августа с.г. в Казани состоялся III Всемирный конгресс татар. С солидным представительством, обширной географией и крепкой социальной базой, весьма принципиальными, конструктивными решениями.

Уже после закрытия конгресса Президент России В.В. Путин встретился с представителями большинства регионов и стран проживания татар. И на этой встрече прозвучало немало интересного по поводу состояния дел в национальной политике, что было важно не только для татарского, второго в России по численности народа, но и для всех других.

Такой поворот событий не мог быть запланированным заранее. Интересный и конструктивный разговор позволил узнать личное видение российским Президентом национальной политики страны. В.В. Путин напомнил простую и великую истину о том, что Россия – многонациональное государство, о чем сейчас не всегда помнят. Он активно поддержал необходимость обучения детей на родном языке, не мог пройти мимо проблемы дробления народов во время переписи, отсутствия графы о родном языке на переписном листе.

Но потом, по возвращению Президента в Москву, случилось что-то очень важное, нам неведомое. Иначе не взялся бы за перо профессор, ведущий закоперщик главных действий вокруг переписи населения, не рассылал бы в газеты статью, похожую на докладную записку “наверх”.

“Необходимо спокойно проанализировать, что происходило в последние месяцы в Республике Татарстан, а также итог посещения президентом В.В. Путиным Казани в конце августа 2002 года. С точки зрения сиюминутной политической диспозиции, все выглядит вполне пристойно, а для татарстанских лидеров – даже триумфально. Татарстан выразил российскому президенту свою поддержку и заявил лояльное отношение к федеральному Центру. Москве это было важно услышать. В свою очередь, татарский этнокультурный компонент в России зазвучал еще более громко”.

А что зазорного в этом, Валерий Александрович? Заглушить что ли хотели, этнокультурный компонент? Какая триумфальность? Не было никакой шумихи вокруг форума в Казани, даже стенограмма встречи не обнародована.

“МИФ О СУЩЕСТВОВАНИИ ...ТАТАРСКОГО НАРОДА”

“...после посещения Путиным Казани стало ясно, что визит президента только укрепил националистический миф о существовании “великого, единого, неделимого татарского народа”, 562 представителя которого собрались в столице “единственного государства татарского народа”.

Стало быть, по Тишкову, существование татарского народа и формы его самоопределения все-таки миф? И факт неделимости и единства тоже? Да, эпитет “великий” в тексте обращения ВКТ к татарскому народу есть. Почему бы нет? Не менее 6-7 миллионов татар и их тысячелетняя история, культура и крепкая память о государственности кое-что значат, не правда ли? Автору, вероятно, было более приятно, если татары, собравшись со всех концов света, заявили, мол, народ наш так себе, ни числом, ни заслугами, ни рылом не вышел, не лучше ли будет нам разбежаться ли кто куда или совершить коллективный харакири. Нет, не дождется он от татар такого.

От крайнего огорчения Тишков обзывает форум татар этническим партсобранием: “Что это такое, что в Казани называют “Всемирным конгрессом” татар? ... Аналогичные конгрессы и съезды, курултаи практикуют и некоторые другие республики, а также этнокультурные объединения и их лидеры. Эти собрания преподносятся как высший представительный и волеизъявляющий орган определенного народа...”

А ведь, г-н В.Тишков, основания для этого есть. Особенно если учесть, что иных, более представительных форумов у татар не было.

ЭТНИЧЕСКОЕ ПАРТСОБРАНИЕ ЗЛОДЕЕВ?

“...С начала своего появления они были средством этнической мобилизации и политической борьбы. ...Они организуются по жесткому сценарию и часто принимают авторитарные, узурпаторские решения от имени “татарской нации”, “чеченского народа” и т.п.”

Сопоставлять татар с чеченским народом – это такой упреждающий прпогандистский ход. Дескать, имейте в виду, с какой компанией связались.

“Эти собрания “делегатов” созываются по заранее составленным спискам и по специальным приглашениям. Они не обладают никакой правомочностью, хотя и могут принимать громкие решения. Например, о свержении законной государственной власти (в Чечне в 1991 г.), о том, куда должны мигрировать со своих родных мест российские немцы (решения съездов российских немцев)... о смене используемой графики (решения съезда татарского народа)”.

Неправда. Делегаты конгресса избирались на местах строго по квоте, в жесткой конкурентной борьбе. Не все желающие лидеры и национальные звезды попали в зал. Даже лоббирования руководства Исполкома было недостаточно для избрания конгресс весьма признанных активистов. Более сотни гостей были приглашены оргкомитетом. Учитывались личные заслуги и общественная значимость, компетентность людей. Не все руководители популярных обществ, культурных и научных центров, не все депутаты Государственной Думы от Татарстана попали в список.

Состав делегатов подобрался довольно пестрый – и левые, и правые, и богатые, и не очень, по образованию и политическим пристрастиям тоже разные. Немало было избрано на местах и “промосковских” лидеров, чаще посещающих московский Кремль, чем штаб-квартиру конгресса татар в Казани. Никто их не считает своим противником.

На выборах 2000 года Исполком ВКТ поддержал Путина “без Чечни”. Подавляющее большинство делегатов – россияне, неравнодушные к судьбе федерации. Протоколы собраний и региональных конференций с печатями хранятся в толстой папке Исполкома ВКТ. Можем выделить автору их ксерокопии специально ради точности этнологической науки.

КРАМОЛЬНЫЕ БУМАГИ “САМОЗВАНЦЕВ”

Правомочность конгресса и его решений можно оспаривать в суде, но исход спора предрешен. Вернемся к писанию В. Тишкова.

“Резолюции татарских конгрессов всегда писались в Казани. Первых двух конгрессов – радикальными националистами из числа общественников, а последнего конгресса (в связи с приездом президента Путина) – непосредственно в органах власти с участием местного экспертного истеблишмента. Разница в идеологии и фразеологии этнических съездов небольшая, и она зависит от конкретной ситуации и политической задачи организаторов” .

(Проработав десять лет заместителем председателя Исполкома ВКТ, не припомню, чтобы резолюции татарского сообщества писали работники госаппарата. Хотя консультироваться со специалистами всегда не грех, особенно с правоведами, чтобы не загреметь после съезда в тюрьму. Свидетельствую: будучи не последним из соавторов проекта Резолюции третьего конгресса татар, я ни разу не заходил в казанский Кремль, просто не приглашали и наши наработки не запрашивали. Рабочая группа сама стремилась привлечь специалистов, хотя ознакомить их с проектами в отпускные летние месяцы было нелегко).

Вернемся к догадкам профессора, отменившего татар как таковых, но не переставшего бояться их:

“Первые два съезда татар были откровенно антироссийские и даже оппозиционные казанскому Кремлю. В документах последнего конгресса, особенно в обращении к президенту В.В. Путину, появляются до этого трудно принимаемые татарским национализмом понятия “Российская Федерация” и “Татарстан как субъект этой Федерации”.

Автор маленько загибает. По В. Тишкову выходит, что резолюции первых двух татарских конгрессов, написанные в Казани, бомбам подобны. Но в их стенограммах и решениях нет ничего антироссийского, а так же оппозиционности казанскому Кремлю. Не случайно радикальные националисты всегда критикуют татарский конгресс как “карманную игрушку властей”, в том числе российских. Тут профессор перепутал татарский конгресс с чем-то другим. Может, лаборантка не ту папку подсунула?

“Собрание в Казани, названное Всемирным конгрессом татар, – не более чем собрание части местных граждан татарской национальности, которые действуют как этническая партия”.

Только один факт: на последнем конгрессе татар две трети делегатов избраны из-за пределов Татарстана, хотя в республике достойных лидеров гораздо больше.

“Всемирные” этнические съезды, а также “казачьи круги” и прочее есть порождение ослабевшей государственной власти и кризиса гражданской идентичности. Это своего рода квазигосударственность, когда не хватает собственно государственности в строго гражданском понимании”.

Вот так. А мы думали, что это форма духовного возрождения и даже элемент создания гражданского общества, поддержки экстерриториально существующей национальной культуры, исторической науки. Неужели Конгресс русских общин или Конгресс соотечественников, собравшийся в Колонном зале летом прошлого года и внимавший словам В.В. Путина о единстве русского народа – это порождение ослабевшей власти?

ЧУЖЕЗЕМЦЫ КАК СТРАШНАЯ СИЛА

“Кто эти люди, которые приезжают на подобные съезды, и кто задает в них основной тон? Ясно, что ни о каком полномочном представительстве речи быть не может. Приглашают выборочно и главным образом людей известных и нестроптивых или тех, кто может “взорвать бомбу”. Приглашают тех, кто согласен с формулой Казани, что Татарстан – это “историческая и духовная родина всех татар”.

Может быть, для роли духовной столицы и исторической родины татар больше подходят Стамбул или Улан-Батор? Что тут такого, если приглашают знатных татар? В том числе тех, кто не знает родного татарского языка? Приглашают и представителей других национальностей, причастных к “татарским” делам. Последовательных противников национального развития татар туда не звали. И Тишкова не пригласили, но из Москвы прибыла более чем солидная делегация.

“Приглашают иностранцев с татарскими этническими корнями, которые по случаю поездки одевают татарский костюм, но во всех остальных случаях живут и ведут себя прежде всего как соотечественники страны проживания. В Казани они могут подписаться под документами насчет “ведущей роли и ответственности Республики Татарстан в национально-культурном развитии татарской нации” в ее мировом понимании, но по возвращении в США, Турцию или Литву об этом сразу же забывают, ибо являются членами совсем других наций.”

Что тут скажешь? Поклеп чистейший, в большом и малом. Зарубежные татары не носят национальных костюмов, за версту видно, из какой они страны. Но по возвращению они никогда не забывают землю предков, их любовь к татарскому народу, языку, истории выше комментариев. Негоже лапать и обыскивать израненные души российских эмигрантов...

“Иностранцы из мифического “татарского мира” могут на конгрессах высказываться против российской Конституции или за языковые реформы в России. Однако не помню случая, чтобы внешним подстрекателям указали на свое место или осудили за вмешательство во внутренние дела.”

Я тоже не помню. Серьезного повода для этого зарубежные гости не давали. Если не обсуждать общетатарские проблемы (язык, культура, история), то зачем собираться? 60-80 процентов татарской молодежи не знают толком родной язык, литературу; традиции вытесняются социальными болячками. Много чего нужно обсудить...

“Главные люди на конгрессе – это казанские политики и интеллигенция исключительно из числа татар. Они определяют темы и выводы собрания, которые небезразличны для россиян, тем более для жителей Татарстана, на средства которых проводятся конгрессы”.

Порадуемся, что хоть в Казани и Татарстане не перевелись профессиональные деятели татарской науки, культуры, образования. Впрочем, среди выступавших и избранных в руководящие органы ВКТ представители российских регионов составляют не менее половины. Где криминал?

“Решения конгресса могут касаться многих российских граждан и даже страны в целом, как, например, перевод татарской письменности на латиницу. Хотя конгресс преподносит этот вопрос как “внутреннее дело татарского народа...”

Вопрос алфавита прежде всего касается тех, кто пользуется татарским языком, письменностью. Разве это не так?

“...Решения конгресса не только не легитимны, но часто и сомнительны.”

Для чистоты эксперимента надо бы привести доказательства. Неплохо бы, если через суд или путем проведения научной экспертизы.

КТО БЫЛ У ПУТИНА И ЧТО СКАЗАЛ?

“О чем еще велась речь на всемирном съезде татар, а затем на встрече с президентом представителей татарской общественности? ...Но зачем нужно было вытаскивать Айдара Халима на встречу с президентом Путиным?”

Валерий Александрович, успокойтесь. Не было Айдара Халима на встрече с Путиным. Хотя он известен среди татар, Халим не был избран даже делегатом конгресса. Был допущен на пленарное заседание, где просил слово, обозначив от микрофона тему своего выступления. Не получил. Так же не дали слова и делегату от Башкортостана, председателю республиканского ТОЦ Айрату Гиниятуллину. Председательствующему Фариту Мухаметшину, вероятно, не хотелось, чтобы острые проблемы татар РБ в обнаженной форме прозвучали с трибуны всемирного форума, транслируемого по радио, телевидению, в сети Интернет. Никто из татар Башкортостана не смог выступить на конгрессе. На встрече с Путиным директор Белебеевской гимназии Нурмухамет Хусаинов рассказал о нехватке учебников, татарских гимназии, о праве татар РБ обучать детей на родном языке, об административном давлении на татар при записывании их башкирами, о необходимости учитывать и родной язык во время переписи.

Представители других регионов тоже высказывали замечания. Власти российских регионов, Татарстана, федерального центра нормально воспринимали предложения. Только реакция властей Башкортостана была весьма бурной. После этих событий пошли коллективные письма, организовывались конференции по осуждению “чернителя”, истерические публикации в печати, но без раскрытия сути поднятых проблем...

Точно такая же реакция у Тишкова. Он тоже осудил татарский конгресс, упрекал татар, которые якобы слишком выпячивают свои интересы. Статья “Казанские страсти” больше смахивает на разгромный донос. К чему бы это? У башкирских вождей свой интерес, им нужно увеличить число своих соплеменников хотя бы в статистике, исключительно полагаясь на административный ресурс, без помощи акушеров. Тишков же все-таки ученый, а наука под раскаленным утюгом политики умирает. Кто же он тогда, хороший, в общем-то, ученый? Неверно было бы его записать в коварные “жидо-масоны”. Вряд ли он будет полезен ультрапатриотам-державникам, потому что русскому человеку несвойственно крохоборничать, расщепляя и без того малочисленных собратьев. Синдром совковой “бдительности”? Очень грустный источник государственного мышления...

КАК ПОДЕЛИТЬ НЕВЕЛИКИЙ НАРОД?

Этнолог, специалист по народным судьбам, бьет набат о“нескромном самовозвеличивании татар как великого народа и одержимости неделимостью татарской нации”. Татары не скрывают, что они не хотят делиться, что они боятся полного исчезновения. Это инстинкт самосохранения любой общности. А вот как объяснить одержимость В.Тишкова во чтобы то ни стало поделить татар? В этой статье он оправдывается, что ничего такого он не сделал, только составил список, который “фактически повторяет предыдущие списки, в которых все эти группы всегда присутствовали и в переписных материалах отражались, но при подведении итогов зачастую растворялись в других группах. Камчадалов переписывали русскими, крымских татар – просто татарами, бессермян – удмуртами, талышей – азербайджанцами, кистинцев, менгрелов и сванов – грузинами и т.п”.

Автор врет. Не над крымскими татарами, менгрелами корпели целый год в институте, возглавляемом В. Тишковым, составляя перечень национальностей и этнических групп. Число этносов со времени прошлой переписи увеличилось на 34 единиц! В начале сентября в местные статуправления поступили списки из ...800 наименований. Татары поделены на 45 сортов. Башкир не тронули. Запоздалое выделение потомков забытых народов вряд ли предусматривает их возрождение. Наблюдается просто отделение, чтобы малочисленных, без своей системы образования, печати, стало больше. Их названия не обнародовали заранее. А то ведь людям трудно запомнить даже список 30 партий, не говоря уже о 800 национальных группах.

“...Именно за последние годы либерализации общественной жизни и актуализации этнического фактора в стране появилось около двух десятков новых групп, которые признаны или хотят быть признаны отдельными народами. Все они выделились из каких-то более многочисленных общностей, как, например, бессермяне из удмуртов или сойоты из бурят. Какая в этом драма, если мы выступаем за уважение и признание прав этнических меньшинств в одном большом государстве?”

Драмы нет. Уважаем и признаем. Драма в том, что исчезающим народам ничего светит и после их выделения. Хоть бы один сборник об их истории выпустить. По телевидению показать их культуры, озвучить их язык.

“С Путиным можно согласиться, что русским в Татарстане нелегко, но что они могут сделать?”

Это отдельная интересная тема. То, что Путин о русских не забывает, встречаясь с татарами – это хорошо. Нормально.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС – СУЩИЙ ПУСТЯК?

“Во всей этой истории с переписью проявляется межнациональная нетерпимость, а не согласие и толерантность, о которых заявлял конгресс в Казани. ...Многое, что решил Всемирный конгресс татар и что высказывалось президенту Путину от имени татарского народа, к подлинным заботам и проблемам граждан Татарстана, к российским татарам имеет малое отношение.”

Интересно, как установил В. Тишков столь скандальный диагноз, чем он аргументирует, не побывав на Конгрессе и на встрече Владимира Путина с его участниками, не прочитав хотя бы стенограмму?

“Проведенный Институтом этнологии РАН в начале этого лета социологический опрос по профессиональной выборке (опрошено более одной тысячи жителей республики) показал, что главные проблемы, которые волнуют и беспокоят татар и нетатар, – это низкие зарплаты, состояние здоровья, плохая экология, алкоголизм и наркомания, воровство и коррупция, трудности с обучением детей и поступление в вуз, плохое управление, война в Чечне и терроризм, и, наконец, положение страны в мире и будущее России.

И ни одного человека не оказалось, кого бы беспокоила проблема раскола единой татарской нации, татарского самоопределения”.

Радоваться надо такой толерантности татарстанцев, Валерий Александрович. Любой социальный, правовой, кадровый вопрос взлетает на верхнюю строчку списка проблем, если приобретает национальную окраску. Если национальное – дело десятое, то зачем держать институт этнологии, спорить в парламентах так много внимание обращать седьмому вопросу переписного листа?

“Жители Татарстана, как русские, так и татары, демонстрируют российскую лояльность, гражданское согласие и вполне рациональные человеческие интересы и стратегии. А тем временем казанские идеологи и политики тратят силы на утверждение “роли и места татар в мировом сообществе”, на “консолидацию татарского народа”. Места для российскости в этом конструируемом татарском мире остается очень мало, а для нетатар его совсем нет. Беспокоит в этой связи то, что роль и место татар в их собственной стране могут жестоко пострадать от этой несостоятельной стратегии”.

Отнюдь не факт. Жизнь показывает обратное. Директор народологии выдает за действительное то, что ему снится в сладких снах:

“Претензия Казани на столицу татарского мира может быть отвергнута большинством российских татар. Уже сейчас астраханские, нижегородские или мордовские татары не желают быть диаспорой Казани в своей собственной стране. И без ученых-этнологов они начинают вести речь об отдельном “мишарском народе” или об “астраханских татарах”.

К счастью, соратникам В. Тишкова не удалось добиться такой волны этнического сепаратизма. Успели раскрутить лишь кряшен и отколоть нагайбаков, которые теперь сами не ведают, кто они и что с ними будет. Ничего, кроме пристегивания новых “нетатар” к русской культуре и языку взамен своего национального, не получается. А форсированная ассимиляция (растворение в русском народе) ослабленных и малочисленных народностей, зафиксированных в мартирологе тишковского перечня национальностей – слабое утешение, грустная и ненужная победа.

И последний тезис политэтнолога. “Слишком агрессивное навязывание татарскости за счет российскости многих отпугивает”.

Отвечаю. Не отпугивает. Считать “агрессивным навязыванием” малейшее проявление этничности – большой грех для этнолога. Он ведь не майор НКВД сталинских времен. Татарское оно ведь и есть российское, это отнюдь не арабское, ирландское или американское. Русская и российская составляющие в татарстанской и татарской действительности остаются доминирующими и в нынешнюю пору национального подъема среди татар в рамках общедемократического развития.

ЧТО ЖЕ НА САМОМ ДЕЛЕ ОПАСНО?

Возрастающую угрозу представляют собой непристроенность и нигилизм российской молодежи, растерянность населения перед социальными проблемами, возрастающая миграция соседей по Дальнему Востоку, усиление влияния других стран, слабая интеграция со странами СНГ, потеря контроля над собственностью и затягивание с налаживанием производства конкурентоспособных товаров, механизма эффективной рыночной экономики.

Нации и регионы могут быть надежными союзниками российского государства при разумном обращении с ними и в случае отказа от конфронтационной политики. Фактор татарской угрозы преувеличен в десятки раз. “Наезды” на латиницу, татарский конгресс, самостоятельность Татарстана, а также башкиризация татар РБ на самом деле консолидируют и мобилизуют татар на упорное сопротивление.

ГЕРОИ ВЧЕРАШНЕГО ДНЯ

Оценка и анализ нынешнего состояния национального развития требуют новых подходов и более реалистической и трезвой идеологии. Методы и взгляды В. Тишкова и консервативной части федеральной власти изжили себя и загоняют самого динамичного Президента России в тупик. Уже сейчас в вопросах переписи населения, дробления татар, решения этнорегиональных проблем, борьбы с республиками зашли в такие дебри, что пора установить главных сусанинов и близоруких лоцманов государства. Все чаще минируются провокационные плакаты, в ход пошли уже монтажки, в Госдуме звучат шокирующие речи. Какие бредовые идеи вдохновляют укротителей народов? И что же за это политика, что за инструментарий переписи, если от них не в восторге русские, недовольны татары, крещенные и некрещенные, сибирские и астраханские и т.д., неспокойны башкиры, дагестанцы и другие народы? Разве неизвестно, что бывает, когда все недовольны всеми?

Валерий Тишков не самый ярый и не единственный генератор таких воззрений. Но он тоже идеолог применения административного ресурса и науки в политизации, силовом решении этнических процессов. Это в его ведомстве рождались рекомендации не допускать взаимовлияния диаспоры и Татарстана. И чего добились? Жить в едином государстве, в общем правовом и культурном пространстве и “не пущать” соплеменников друг к другу? Общаться стали еще теснее и безо всякого вреда для России.

Это он наставник башкирских властей, сторонник увеличения башкир при помощи антропологических исследований, установления национальности человека без учета языка и сложившихся этнографических реалий. Это его команда после татарского конгресса публично провозглашает, что Путин ошибся, заявив: русский, принявший ислам, не перестает быть русским. По-тишковски выходит, что как раз перестает. В качестве примера приводят историю хорватов и сербов с их 300-летней историей, будто у России для решения национальных проблем есть 300 лет, а не пять-десять, если не меньше. Будто наша страна хочет повторить югославский опыт.

ТОСКА ПО ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ

Пришло время отказаться от старого мышления, передачи матерого этнолога (его идеологии) на службу разве что отдельным шовинистическим партиям и блокам. Многонациональное государство в эпоху глобализации нуждается в новых идеях и новых специалистах. Еще не исчезнувшие из перечня национальностей народности безмолвно требуют разумных действий российских политиков, в стране, которая не похожа ни на одну другую. Пугать ее Татарстаном и Шаймиевым, не отказывающимся от “татарства” и “российскости”, просто нелепо.

Встреча российского Президента с полномочными представителями татар никому не повредила (Придворные этнологи и шабашники-политтехнологи не в счет. “Страдания шайтана полезны человеку”, как говорил мой дедушка). Российские татары и татарстанцы окончательно полюбили Путина, как нормального, тонко чувствующего, искреннего человека, через него к лучшему меняется отношение людей к центру, порой столь нелепому и самодурствующему. Люди посерьезнели, как бы подтянулись под лучиком надежды. Выросло уважение к России. Стали лучше понимать, что именно в России решается судьба татарского народа.

Что немаловажно, серьезно увял миф о межнациональной гармонии в некоторых тихих омутах. Проницательные люди усекли, куда могут привести шалости тишковых. Мир услышал о проблемах татар Башкортостана, о путанице с родным языком и национальностью во время переписи. Но не все знают, по чьей заслуге.

Представители разных народов воспрянули, услышав, что Владимир Путин назвал “полной дурью” запрет на обучение детей на родном языке. Отказаться от этой важной истины, дезавуировать здравый смысл интеллигента и Президента представляется просто немыслимым. Слова директора гимназии из Белебея о невозможности переписи без учета родного языка опровергнуть было невозможно. С 9 по 16 октября переписчики запоздало задавали этот вопрос населению. Отказ от абсурдных действий подает надежду, побуждает уважение к Президенту, к власти вообще. Как и то обстоятельство, что при отсутствующем Министерстве национальностей России в правительстве появились элементы координации и конструктивных действии властей.

Если вновь избранный председатель Исполкома татарского конгресса Ринат Закиров вручил Президенту России обращение татар всего мира, то это скорее всего добрый знак. Не стоит кого-либо пугать татарами в XXI веке.

rimzil@mi.ru

Тел. (8432) 995131


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru