Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

ВЕБ-ЭКСКЛЮЗИВ


«КОНСТРУИРОВАНИЕ ЭТНИЧНОСТИ» И ЭТНИЧЕСКАЯ ПРЕССА (на примере Республики Мордовия)

Ольга БОГАТОВА

Ольга БОГАТОВАВ современном российском обществе для многих этнических групп характерна сложная, многоуровневая структура идентичности. Во многих случаях этничность все еще конкурирует с другими формами идентичности: клановой, поселенческой, региональной, субэтнической, конфессиональной и т.д. Это обстоятельство определяет неустойчивость содержания этнической идентичности и создает благоприятные условия для «конструирования этничности» национальными движениями. В настоящее время в Мордовии сосуществуют несколько этнических проектов, предполагающих формирование позитивной этнической идентичности: «эрзянский», предполагающий создание новой этничности — эрзянской (инициатор — Общественный фонд спасения эрзянского языка имени А.П.Рябова и издаваемая им газета «Эрзянь Мастор»), «мордовский», направленный на изменение существующей мордовской идентичности (идея консолидации мордовского народа и создания единого мордовского языка, пропагандируемая газетой «Масторава», выражающей взгляды «Межрегионального движения мордовского народа»); «татарский», пропагандируемый «Татарской газетой» и ее редактором И.Д.Биккининым.

Под этнической прессой в литературе понимаются средства массовой информации, главной задачей которых является освещение этнических проблем или реализация этнокультурных потребностей этнических групп. Н.Кондакова относит к этнической прессе все издания, выходящие в нашей стране на языках российских этносов, кроме русского1. Этнические материалы содержатся также и в русскоязычной прессе.

Как показывает практика, пресса является одним из основных инструментов производства и трансляции толерантных либо конфликтных этнических образов (наряду со съездами и собраниями общественных организаций, политических партий и движений, научными семинарами и изданиями и т.п.). Формируемый таким способом этнический образ складывается из совокупности этнических идей, политических и исторических мифологем. Применительно к этнической журналистике толерантность означает невраждебный характер освещения этнических проблем в прессе, позицию журналиста, основанную на стремлении к согласию, к гармоничному сочетанию интересов различных этнических групп в рамках полиэтнического общества, позитивную оценку вклада других этнических групп в развитие этого общества, признание ценности других этнических культур наряду со своей собственной. И, напротив, интолерантная (конфликтная) установка предполагает формирование образа «этнического врага», на которого возлагается ответственность за проблемы этнического развития в прошлом и настоящем – истинные или мнимые, переоценку собственной культуры и пренебрежительное отношение к другим.

Примером попытки создания в сознании читателя позитивного образа собственной этнической группы на основе отрицания позитивного опыта взаимодействия с другим этносом могут служить этнопроблемные публикации «Эрзянь Мастор». Содержание этих публикаций не отличается политической корректностью и имеет ярко выраженный конфликтный характер, так как «конструирование» эрзянской этничности осуществляется путем противопоставления ее «историческому врагу» — «Империи», т.е. российской цивилизации, и российскому государству, якобы проводившему по отношению к покоренным народам политику «внутреннего колониализма», нещадно эксплуатируя их людские и материальные ресурсы: «Эрзянский народ – народ побежденный, и, следовательно, ограбленный. У него на благо победителя изымалось и изымается все: природные ресурсы, интеллектуальный и духовный потенциал, генофонд. И трахома, и дикая отсталость в экономике и культуре – все оттуда, все от колонизации эрзя народа»2 . В качестве жертв «изъятия духовного потенциала» рассматриваются и те мордвины, которые достигли известности и высокого положения в России: «Почему современная культура (в первую очередь) делается умом и сердцем нерусских?»3 . Авторы газеты испытывают сильнейшее предубеждение по отношению к идее единства мордовского этноса и самому этнониму «мордва», который, по их мнению, звучит оскорбительно, к тому же является экзоэтнонимом сомнительного происхождения, способствующим формированию у его носителей этнического комплекса неполноценности: «Нет в природе мордовского языка и народа, мордовских деревень, песен и мордовской культуры! Как нет в Америке американского языка! Вот и у нас есть только эрзянский или мокшанский язык. И хватит манипулировать этим оскорбляющим термином «мордва». Я абсолютно уверен в том, что мордвином можно назвать жителя Мордовии — русского, татарина, чуваша, украинца и т. д., и т. д., но не эрзянина и мокшанина. <…> «Мордвинизация» — это белый саван над полутрупом моего народа»4 , — пишет один из корреспондентов газеты.

Значительную часть публикаций в газете занимают публикации на исторические темы, содержание которых можно предать при помощи понятия «этноисторического мифа». Российские исследователи этого феномена (Т.С.Гузенкова, В.А.Шнирельман и др.) понимают под этноисторическими мифами идеологизированные этноцентристские версии далекого прошлого, создаваемые идеологами национальных движений (дилетантами или ангажированными профессиональными историками) с целью обоснования собственных политических претензий5 . Этноисторическая «мифология» «Эрзянь Мастор» также базируется на противопоставлении «империи». Авторы газеты стремятся своими силами воссоздать многие из отсутствующих компонентов «возрождаемой» эрзянской этничности, а именно историческое прошлое, включая происхождение от «престижных» предков, древнюю государственную традицию, память о национальных героях, традиционную религию и обычаи. Решение этих задач, естественно, предполагает переоценку многих исторических событий и реалий, создание собственной этноцентристской версии истории, которая рассматривается как «подлинная» в противовес «ложной», отражающей позицию «завоевателей»: «Наряду с грабежом во все времена у завоевателей существовал неписаный закон: скрыть свои злодеяния и уйти от суда как современников, так и потомков. По этой причине истории государств, стран, войн писались и пишутся в выгодном свете для коронованных особ и отдельных народов. Не стала исключением и история русского государства»6, – писал И.А.Ефимов в статье со «знаковым» названием «Чукалы, Лидице, Орадур, Самашки».

Для содержания «конфликтной этничности» характерно сочетание как гиперидентичных, так и гипоидентичных черт. Оба типа этнического самосознания представляют собой отклонения от «нормальной» этнической идентичности, для которой характерны позитивное отношение к собственной этнической группе наряду с позитивными образами других этнических групп. Этнонегативизм и гиперидентичность – это трансформации этнического самосознания, формирующиеся в результате самоидентификации с «коллективной тенью» — негативным образом собственной группы, ее наиболее ущербной стороной, и попытки ее психологического вытеснения путем отчуждения от собственной группы (этнонигилизм) либо проецирования «тени» на другую этническую группу. (Для психологии национализма, как считает С.Рыжова, на практике чаще всего характерен «сплав этнонегативизма (комплекс национальной «обиженности») и гиперэтнических тенденций (привилегии коренному народу, чистота нации, не исключается оправданность жертв в защиту национальных интересов)»7 ). Однако разница между ними относительна: попытки создать позитивный образ собственной этнической группы на основе противопоставления ее «историческому врагу» оканчивается неудачей, приводя к таким результатам, как обвинения собственных соплеменников в «национальном нигилизме», языковой и социальной неполноценности («с окончательной победой хамства (за несколько веков) у поверженных ненависть постепенно заменяется трусостью, угодливостью, заискиванием и другими признаками раболепия. Именно этими качествами наделены сегодняшние эрзя»8), отчуждение от собственного прошлого, от подлинной истории.

Учитывая значение, придаваемое газетой языковой проблематике, можно сделать вывод о том, что является в данном случае объектом «вытеснения». Это образ «тупого мордвина», каковым, по мнению авторов «Эрзянь Мастор», воспринимают недавнего выходца из села, с трудом адаптирующегося в городской среде, малообразованного, говорящего по-русски с акцентом, с трудом подбирающего слова и вызывающего насмешки: «Примерно 20 лет назад, идя по Саранску, по внешнему виду можно было догадаться, кто эрзя, мокша или русский. Первые по виду были с чертами некоторой подавленности, стеснения, смущения, кое-когда и растерянности. Нередко можно было услышать: «Эй ты, мордвин!» Чаще с презрением: «мордва»9. В настоящее время для основной массы мордовского населения, особенно молодежи, этот образ совершенно неактуален.

Действие психологического механизма «проекции» в этнической прессе реализуется в форме ментальной инверсии социальной ситуации и исторических фактов, цель которой – «обмен статусов» доминирующей этнической группы и меньшинства. Инверсионный характер имеют этноисторические публикации «Эрзянь мастор»: например, один из номеров газеты вышел с “шапкой” “1103-й год – победа над бандформированиями”, представляющей собой комментарий к тексту русской летописи: “Того же лета бися Ярослав с мордвою месяца марта в 4 день и побежден бысть Ярослав”10. При этом любую из подобных версий можно при помощи соответствующего подбора фактов из прошлого Мордовии обратить в противоположную по смыслу – с точно такой же степенью объективности и достоверности.

Другой этнический проект, принадлежащий гораздо более влиятельной группе национальной интеллигенции, образовавшей Межрегиональное движение мордовского народа, предполагает частичное обновление мордовской идентичности за счет преодоления ее двойственности путем культурно-языковой унификации и, в частности, создания единого мордовского языка.

По сравнению с «Эрзянь Мастор» газета «Масторава» отличается большей толерантностью: главная функция большинства публикаций в ней – информационная, а не идеологическая; характер этих публикаций – позитивный или нейтральный. Это издание занимается пропагандой идей «Межрегионального движения мордовского народа», в связи с чем опубликовало ряд «программных» статей, посвященных проблемам языковой политики и истории. Его сторонники ставят своей целью не создание новой (эрзянской) этничности, а прежде всего повышение статуса титульного этноса в целом, связываемое прежде всего с расширением функций мордовских языков. “Следует признать, что язык народа, давшего название республике, имеет право на достаточное представительство во всех сферах общественной жизни. Целью языковой политики следует признать двустороннее (мордовско-русское) двуязычие”11, – утверждает главный редактор Н. В. Бутылов. Основные идеи, пропагандируемые «Масторавой» — проблема этнической консолидации и национального единства мордовского народа12, «паритетное двуязычие» и финно-угорская идентичность. Условием достижения своих программных целей сторонники данного этнического проекта считают увеличение степени культурной и языковой однородности мордвы, в частности, создание единого мордовского языка, которое позволило бы сделать более реалистичной идею “двустороннего двуязычия”.

Несколько иной характер носят публикации в «Татарской газете». К числу декларируемых целей издания относятся презентация татар-мишарей в качестве особой этнической группы («Мишари являются коренным народом Мордовии и поскольку как народ сложились именно на этой территории, они являются автохтонным населением. Мишари – это фактически народ, со своей историей, языком, культурой. Такой же народ, как башкиры, с почти таким же соотношением языка к казанско-татарскому диалекту»13), формирование у читателей положительного образа собственного этноса, разоблачение «мифа о злых татарах, который, как краеугольный камень, лежит в основе подавления и дискриминации татар в Мордовии»14, а также защита прав татарского меньшинства в Мордовии.

При этом задачу создания положительного этнического автообраза, воспитания национальной гордости авторы этого издания пытаются решить в большей степени на основе утверждения позитивных качеств своих соплеменников, высокой ценности и самодостаточности собственной культуры, чем за счет критики и стигматизации этнического «большинства». «Наш путь – это поднять наш татарский народ на высокий культурный уровень. <…> Мы должны почувствовать себя татарами и гордиться этим. Для этого требуется немного – это желание каждого татарина и тогда все вместе мы эту задачу решим. Я призываю Вас, татар нашей Республики Мордовия, быть активными, предприимчивыми, дружными между собой и помогать нам, нашему обществу, нашей газете. Чтоб каждый татарин, услышав другого татарина, без раздумья мог ему помочь в любой беде. Тогда мы будем жить и гордиться своей нацией»15, – пишет автор одной из статей. «Использование русского языка при обсуждении татарских вопросов вовсе не грех и не кощунство, как полагают некоторые русофобы. Бороться надо за свой татарский язык, а не против русского»16, — поясняет свою позицию по поводу языка «Татарской газеты» ее редактор И.Д.Биккинин. Эта позиция – защита собственной этничности при позитивном отношении к чужой – в целом отличается толерантностью.

Примечания

1 Кондакова Н. Разноязычная пресса России//Пресса и этническая толерантность: Пособие для журналистов. М., 2000. С.16 – 17.

2 «У-у, мордва…»// Эрзянь Мастор. 1997. №8. С.3.

3 Нуянь Видяз. Этнопаразитизм и этнопаразиты//Эрзянь Мастор. 1998. №7. С.3.

4 Осипов А. [Письмо в редакцию]//Эрзянь Мастор. 2001. № 16 (118).

5 Шнирельман В.А. Ценность прошлого: этноцентристские исторические мифы, идентичность и этнополитика//Реальность этнических мифов. М.: Гендальф, 2000. С. 12.

6 Ефимов И.А. Чукалы, Лидице, Орадур, Хатынь, Самашки//Эрзянь Мастор. 1995. №12. С.3.

7 Там же. С.339.

8 Нуянь Видяз. Россия начинается с Березовки//Эрзянь Мастор. 1999. №12. С.2.

9 И всё-таки мы не мордва!//Эрзянь Мастор. 2001. №14 (116).

10 1103-й год – победа над бандформированиями//Эрзянь Мастор. 1998. №3. С.1.

11 Бутылов Н.В. Нужно ли одно самосознание?//Масторава. 1999. №2. С.6.

12 Напр.: Мокшин Н.Ф. Современные этнические процессы у мордвы//Масторава. 2001. №23 – 24. С.4.

13 Биккинин И. Д. Татары Мордовии//Татарская газета. 2002. №1-2.

14 Биккинин И. Д. Общество «Якташлар» – 10 лет борьбы за справедливость//Татарская газета. 2001. №4-5. С.1.

15 Джалимов Ш. И. Пугливые татары, чего вы так боитесь?//Татарская газета. 1998. №13.

16 Биккинин И. Д. Как татарину стать татарином?//Татарская газета. 2000. №3-4.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru