Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

ВЕБ-ЭКСКЛЮЗИВ


КТО ОБИЖАЕТ СТАРШЕГО БРАТА?

О предпосылках постановки "русского вопроса" в Татарстане

Римзиль ВАЛЕЕВ

Неожиданная тема

Поговаривают о "диспропорции" во властных структурах Татарстана. Особенно среди республиканских и районных начальников. Мол, татар многовато. В частности, представители русских общественных организаций в октябре 2002 года, как раз после печальных событий в Москве, направили В. В. Путину письмо, в котором есть такие строки: "На протяжении двенадцати лет складывался национальный дисбаланс во всех областях жизни республики - от политики до культуры. Достаточно сказать, что в нашем регионе, где русские составляют, по данным переписи населения 1989 года, 43,3%, около 85 процентов командных должностей занимают татары. С нашей точки зрения, создавшаяся ситуация является парадоксальной и вопиющей. Роль русского народа в современном обществе сведена к минимуму".

Сказано довольно сильно и громко. Да и название письма грозное, на юмор не настраивающее: "О дискриминации по национально-религиозному признаку и о нагнетании антироссийских настроений в Республике Татарстан". Что это такое, братья по XXI веку, а?

Не будем преувеличивать статус и полномочия авторов письма, хотя подписавшиеся обозначили себя руководителями общества русской культуры, православного братства святого Гурия, татарстанского отделения социал-демократической партии, многонационального движения "Согласие". У меня нет информации о числе сторонников и программных целях авторов письма. Допускаю, что у иных не менее известных деятелей культуры, науки может быть и другое мнение. Но раз люди собрали 88 подписей под такой бумагой и, главное, написали ее, значит, есть тема для обсуждения в более широком кругу. Обычно о таких вещах бывшие советские люди шепчутся на кухне...

А первым о горькой доле русского человека в Татарстане вслух заговорил... Владимир Владимирович Путин.

Именно российский Президент публично сформулировал тему русских в Татарстане 30 августа 2002 года на встрече с участниками Всемирного конгресса татар. Помню, как Владимир Путин ловким движением опытного дзюдоиста среагировал на заявление одного из ораторов о том, что быть татарином в Башкортостане нелегко: "А русским в Татарстане? А чеченцам в Москве? Или мордве, украинцам в российских регионах?" От такого разворота темы лично у меня зависла челюсть и до сих пор продолжает висеть. Сравнить состояние русских в Татарстане с небезопасным бытием чеченцев и других кавказцев в столице и окрестностях - это более чем образно и экзотично...

Впрочем, не стоит обижаться: если российский Президент, общаясь с татарами, ни на секунду не забывает о русских, это нормально. Не совсем нормально то, что после такого заявления сразу не составили подробную справку о положении русских в РТ и соответствующий план мероприятий. Представим на минуту: что делалось бы в отделах ЦК и обкомах партии в прежние времена после подобной встречи с Генсеком ЦК КПСС? Но почему-то тема о русских после встречи в Казанском кремле продолжения не имела. Впрочем, разговор-то был посвящен татарским проблемам в контексте национальной политики России.

Татары Башкортостана: почему о них забыли?

Именно на встрече с татарами прозвучали ключевые слова Путина о праве каждого россиянина учиться на родном языке, сохранять свою самобытность. Препятствование обучению родным языкам (на примере татарских школ в Башкортостане) Президент России назвал полной дурью и вредным для государства. Сенсационно прозвучало признание того, что Россия все-таки многонациональное государство. Ведь в последние годы чаще приходилось слушать коронную фразу Жириновского о многонациональности России как о главной беде, которую, надо полагать, оратор призывает преодолеть.

Не скажу про остальные, но после конгресса тема татар Башкортостана конструктивного продолжения не получила. В коммунистические времена после столь крепкого разговора о проблемах национального образования в присутствии первого лица страны в Башкирском обкоме наверняка провели бы как минимум пленум о состоянии татарских школ.

Но времена и чиновничьи нравы изменились. В данном же случае власти Башкортостана на критику директора Белебеевской татарской гимназии Н. Хусаинова ответили массированной травлей его самого. Но не снизошли до разбирательства того, как татарские школы обеспечиваются учебниками и действительно ли идет башкиризация татарского населения при помощи административного ресурса. Более того, власти Башкортостана не стали менять свой план проведения переписи в западных районах республики, давно и тщательно подготовленный всей системой государственной власти. И не стали спрашивать у сотен тысяч татар, как того требует федеральный закон, свободного волеизъявления и национальной самоидентификации. Вместо этого применили метод административного внушения и психологического давления.

В качестве главного идеологического оружия были использованы документы о том, кем были записаны в "ревизских сказках" предки нынешних жителей западного Башкортостана 200 или 300 лет назад. Хотя в те времена термин "башкир" обозначал сословие, а не национальность. В качестве директивы в каждую районную администрацию, в каждое село была направлена справка о переписях XVIII века, украшенная для солидности официальной эмблемой Всемирного курултая башкир. Национальная организация в статусе межрегионального Союза общественных объединений одного этноса указывала представителям другого народа и районным, местным властям республики, как переписать татар башкирами. И указание это, судя по неофициальным итогам переписи, выполнено. В ряде районов внезапно уменьшилось число татар, а башкир стало больше. Не зря, выходит, предостерегал об этом директор татарской гимназии в столь экстремальной ситуации, к какой можно отнести встречу татар с руководителями столь высокого ранга.

Не оказалась ошибкой и пророчество белебеевского правдолюба Н. Хусаинова о неправомерности пропуска вопроса о родном языке в переписном листе. Теперь 179 депутатов Госдумы официально требуют объяснения Госкомстата РФ, почему семье Путиных вопрос о родном языке задавался, а простым россиянам - нет. Странно и непонятно, зачем нужен учет национального состава района, города или республики, если пятой графы теперь в паспорте нет и вовсе не обязательно указывать национальность при поступлении на учебу или на работу. С упорством, достойным лучшего применения, минушим летом и осенью на государственном уровне, при содействии федеральных статистических и научных служб, проводилась работа по разделению и убавлению татарского населения в некоторых регионах. В такой непростой для татар ситуации был поставлен "русский вопрос" в Татарстане. И нельзя преуменьшать значение такого фона при рассмотрении этой проблемы.

Оживление антитатарских сил

После 30 августа "татарские вопросы" в духе встречи в Казанском кремле внезапно исчезли. Было заметно, что какие-то силы качнули маятник в противоположную сторону. Конгресс татар принялись дискредитировать в СМИ. Доставалось и Татарстану, несмотря на его лояльность и конструктивизм в диалоге с федеральным центром (см. С. Михайлов "Кому нужна вторая Чечня?" "АиФ" #37, 2002 г., В. Бирюков "Республика Татарстан: сепаратистские тенденции", "Русский журнал" за 24-30 сентября 2002 г., В. Закиров "И это пройдет", газета "Башкортостан" за 19 октября 2002 г.). Некоторые этнологи выступили с опровержением и критикой Путина в вопросе национальной принадлежности крещеных татар. Вот цитата из статьи ближайшего соратника В. Тишкова, этнолога Сергея Соколовского "Татарская проблема" во Всероссийской переписи населения": "В. Путин на своей встрече с делегатами III Всемирного конгресса татар явно ошибся, заявив, что "если русский считает себя мусульманином, то он не перестает от этого быть русским". Все зависит от того, сколько поколений существуют такие русские и как им удается сохранять себя как сообщество". (См. журнал "Аb imperio" #4, 2002 г.)

А дальше что? В октябре прошла Всероссийская перепись населения, и все нюансы национальной политики оказались в гигантском котле статистической информации.

В. Путин, спустя 38 дней после встречи в Казани, подписал поручения по ее итогам, кстати, весьма важные и интересные. Первое поручение было дано правительству России – внести предложения по изменению концепции национальной политики Российской Федерации. До сих пор мало кто соображает, в какую сторону будут корректировать ее после памятной встречи. То ли сделать акцент на либеральных, объективно назревших мерах по развитию национальных культур. То ли ужесточить строго централистские структуры, позволяя развиваться лишь славянскому, православному этноконфессиональному компоненту и ассимиляционным процессам.

Весь клубок событий и аргументов переплетен и обвязан одной и той же логикой российской национальной политики в начале XXI века. И она подразумевает не только татарские сабантуи и обряды чуваш, марийцев. Сама жизнь напоминает, что субъектом национальной политики являются не только и не столько малые по числу народы, а прежде всего русские – титульный народ Российской Федерации. Общественное сознание еще не готово к восприятию непростых реалий русской жизни в условиях роста национального самосознания и усиления фактора мировой глобализации. А ведь он своим чугунным катком может наехать и на великие по количеству и ресурсам народы.

А что случилось?

Вернемся, однако, к нашим татарстанским делам. 30 августа 2002 года я нутром почувствовал: происходит что-то очень важное. И не только для татар. Путинский вопрос о доле русских в Татарстане не мог прозвучать случайно. За ним стояла позиция отдельных политиков и лиц из президентского окружения. Уже тогда я знал, что буду откровенно беседовать об этом именно с председателем общества русской культуры Александром Салагаевым. И об этом своем желании уже 1 сентября заявил в прямом эфире в телепередаче "Татарстан: итоги недели". Но случай для такого диалога подвернулся не сразу. Увы, разговор о русских делах состоялся уже после захвата на Дубровке и известного обращения представителей русской общины к российскому президенту. Коллизии психологического шока после захвата заложников в Москве не совсем вписываются в контекст этнического самочувствия русских. В письме "представителей русских обществ" его авторы требуют "принятия ряда законодательных актов на общероссийском уровне, способных обуздать и отрезвить некоторых региональных политиков". Неизвестно только, что предлагается издать: указ о роспуске парламента или закон об упразднении республик?

А что, собственно, случилось? Каковы первопричина и оперативный повод для такого резкого обращения? Может быть, в какой-то конторе Казани кого-нибудь "отшили" из-за "неправильной" национальности? С работы или с учебы погнали из-за пятой графы? Или воду, газ, канализацию отключили, мотивируя происхождением и в нарушение российской Конституции? А может быть, где-то товар не отпустили, тормознули при входе в помещение по той же причине?

После взятия Казани Иваном Грозным татар не пускали в центральную часть города. В результате этого ограничения появилась Татарская слобода в нижней, болотистой части города. В прошлые века татарские села не разрешалось ставить ближе 30 верст от Казани. Это исторические факты. И мечети разрешили строить только при Екатерине II. При ней же прекратили насильственное крещение. Татарам издавна знакомы приметы притеснения, и потому они болезненно воспринимают любой признак национальной несправедливости.

Непонятно, в чем же заключается этот самый дисбаланс, накапливающийся, как сказано в письме, в течение дюжины лет? Ведь согласитесь, все это время в Татарстане по этой части все было спокойно и все были довольны. Президенту республики Минтимеру Шаймиеву, его позиции вроде бы доверяли? Более десяти лет он рулит, перегибов не было. И политика, и команда у него те же. Может быть, изменились внешние факторы?

Не надо паниковать, читая телефонную книжку

Сам я не кадровик и в номенклатурной обойме никогда не числился. Просто как журналист и общественный деятель имею свое суждение о предмете разговора.

А как не иметь? Я – татарин. В нашем Татарстане на одной земле с другими народами вместе живу. Не хочу, чтобы мой сосед Володя думал, будто я его объедаю или из-за меня ему не доливают щей, не сажают его в президиум, в служебную "Волгу".

Специально по такому случаю заглянул в телефонный справочник республиканских ведомств. И правда, среди глав районов, депутатов Госсовета, в республиканском госаппарате татар значительно больше половины. Если допущен какой-то перекос, наверняка поправят. Но не стоит кидаться в панику, можно дров наломать.

Вот ход моих мыслей. Во-первых, надо действительно признать сам факт непропорциональности руководящих кадров некоторых отраслей и этажей власти. И прикинуть, почему так получилось, что из этого следует и что делать дальше. А то ведь ни за что можно списать хорошего работника только потому, что у него не та национальность, в том числе "титульная".

Не забудем про межнациональные семьи, коих не менее трети. И про дурацкий порядок причисления детей из смешанных браков к национальности одного из родителей.

И вообще, что за дела, господа-товарищи? Зачем пугать людей татарским засильем в Татарстане? Вопрос о том, кого куда двигать, решается если не на выборах с прямым голосованием, конкурсах, ученых советах, то, как правило, после коллегиального обсуждения. Прикидывают, согласовывают. Минтимер Шаймиев, говорят, при рассмотрении кадров, сначала спрашивает, нет ли русской кандидатуры. Выходит, в случае "самотека" перекос был бы еще круче.

А почему, собственно, так происходит? По моим наблюдениям, часть перспективных русских кадров из национальных республик весьма успешно продвигается в российском масштабе. Их немало в федеральном центре или в других регионах, у них широкий выбор места и сфер для приложения сил. В чем довольно ограничены татары из различных уголков России. Подсчитайте и поймете, что вторая по численности в РФ нация в законодательных собраниях и исполнительных органах представлена весьма бледно. Выражаясь словами вышеупомянутого письма, можно заявить, что роль татарского народа в России сведена к минимуму. Отнюдь не везде, например, есть возможность учиться на родном языке, проявить свои таланты в культуре, просвещении, гуманитарных науках.

Куда обратит свой взор российский татарин, не нашедший возможностей для реализации своих конституционных прав на национально-культурное развитие? Верно, на Казань, в Татарстан, в центр татарского мира. Сюда приезжают учиться, работать, реализовать свои незаурядные проекты весьма способные татары, прошедшие сквозь сито на местных "конкурсах". Это усиливает конкуренцию и повышает планку требований к кадрам. Это, кстати, держит в определенном напряжении и татар, уроженцев республики. В конечном счете выигрывает качество кадрового состава, поддерживаемое постоянной конкуренцией.

Нельзя сбрасывать со счетов и социальную активность татар в "своей" республике, знание ими как минимум двух языков, традиционную предприимчивость, тягу к образованию, без которых в российских просторах у них просто нет шансов. Сказывается и многовековый опыт совместного житья с другими народами при сохранении своей самобытности.

Взять то же двуязычие, названное известным этнологом В.Тишковым "большим преимуществом казанских татар" (см. журнал "Этнопанорама" #1, 2001 г.). Как объяснить ощущения человека, который ежедневно читает книги, журналы, газеты, смотрит телевизор, слушает радио и вообще воспринимает информацию больше и разнообразнее, чем обычный одноязычный человек? Владение двумя-тремя языками действительно дает татарам некоторую "фору", особенно в регионах с многонациональным населением. Немалую роль играют и традиции, деревенское трудовое воспитание. И семейно-национальное тоже.

Знание языка, культуры этноса, составляющего значительную часть местного населения, входит в понятие компетентности. А без нее трудно добиться предпочтения широкой общественности. Полагаю, незнание татарского языка, непонимание того, о чем говорят и пишут в СМИ, беседуют между собой соседи и коллеги, уменьшает шансы некоторых кадров чувствовать ситуацию в определенных обстоятельствах.

Желающим постичь историю, культуру, язык любого народа государство помогает. Но никто особо и не заставляет этим заниматься. Стимулирует лишь стремление самого человека быть востребованным во всех ситуациях и быть вполне конкурентоспособным.

Когда никто никого не фильтрует...

Итак, что или кто создает диспропорцию национального состава некоторых этажей управления? Четкого ответа на этот вопрос нет. Нет же ограничений и запретов на эти вещи. Как нет, кстати, закона о национальных пропорциях в управленческих структурах. И вообще теперь нет пятой графы в паспортах и кадровых анкетах. И не татары завели этот порядок.

Не вызывают всеобщий восторг и некоторые "оппозиционеры". И законы они знают, и язык хорошо подвешен, и вхожи в большие кабинеты в Москве, в Нижнем Новгороде. Порой даже при деньгах. Но с интересами не в нашу пользу.

Наверное, со мной согласятся самые крепкие русские патриоты, если они живут в Татарстане. Завоевать любовь и доверие наших земляков трудно тем, кто постоянно изо всех сил и любыми средствами добивается уменьшения субсидий Татарстану по федеральным программам, увеличения налоговых отчислений из Казани в центр, уменьшения прав республиканских властей.

Противопоставить, поссорить Казань с Москвой – для них большая удача. Пусть, мол, татарстанцы живут тише и скромнее, но по московским лекалам и указаниям. И, желательно, под их личным командованием. В порыве защиты интересов угнетенных соплеменников такие радетели готовы поступиться интересами своих избирателей. Избиратель думает: а к чему нам такие кадры, неважно какой они национальности? Упаси бог от таких депутатов и чиновников. Известный народный депутат из Зеленодольска Сергей Осколок сказал бы по этому поводу покрепче, по-рабочему. И был бы прав. И вообще мне ближе и милее такие "нетатары", как историк Михаил Худяков, просветители и ученые Карл Фукс, Лев Гумилев, Вильям Похлебкин, композиторы Василий Виноградов, Александр Ключарев, партийный работник 50-годов Семен Игнатьев, дирижер Натан Рахлин, балетмейстер Якобсон, педагог и музыкант Альберт Леман, поэты Семен Липкин, Николай Беляев, дирижер Борис Покровский, искусствоведы Михаил Пиотровский, Светлана Червонная, художник Софья Кузьминых, телеоператоры Станислав Ярош, Виталий Миронов... Одним словом, десятки и сотни наших современников, которых, к счастью, немало в России. Татары никогда не забудут труд, доброту и честное мужество настоящих профессионалов, так много сделавших для развития национальной культуры. Рядом с этим славным списком можно было бы выстроить имена татар по происхождению, ставших символом русской культуры - от Нигмата Ибрагимова, автора русской народной песни "Во поле березонька стояла", до поэтов Рустема Кутуя и Лилии Газизовой. Не по метрике, а по душе и сердечной увлеченности такие личности творят национальную культуру - русскую, татарскую, чувашскую, общероссийскую...

Сколько гордости и благодарности пробудили такие самоотверженные и светлые люди? Не хватит никаких энциклопедий, чтобы перечислить имена подобных скромных тружеников духа.

Нужен ли отдельный прокурор каждой нации?

Не нравится мне телефонный список начальников и диаграмма национальной принадлежности номенклатуры. Набранные одинаковым шрифтом, фамилии и должности по сути очень разные по весу и величине. К тому справочнику неплохо бы приложить шкалу коэффициента влиятельности, причастности к финансовым потокам и механизму российской и местной власти. В том числе - силовых структур.

А что, неужели меня должна бросать в жар нетатарская национальность

двух вице-премьеров,

зампреда и секретаря Госсовета,

двух советников Президента,

а также руководителей Верховного Суда РТ,

управления ФСБ по Татарстану,

Федерации профсоюзов,

Центризбиркома,

Национального банка и Сбербанка,

Министров

экономики и промышленности,

земельных и имущественных отношений,

транспорта и дорожного хозяйства,

труда и занятости,

социальной защиты,

экологии и земельных ресурсов,

юстиции,

гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций,

регистрационной палаты,

Госкомстата,

агентства по банкротству и финансовому оздоровлению,

антимонопольного управления и антикризисного комитета

и ряда других ведомств федерального и республиканского подчинения.

А также "КамАЗа", "Нижнекамскнефтехима", вертолетного, моторостроительного и других предприятий, сильнейших вузов, НИИ и, наконец, коммерческих, инвестиционных структур?

Надеюсь, руководители этих оранизаций, учреждений, фирм достойно представляют государствообразующий руский народ. Убежден, что они решают государственные и финансовые вопросы прежде всего в качестве уполномоченных и компетентных работников, отстаивая интересы России и народа Татарстана. Не подозрительность, а доверие создает деловую атмосферу в обществе.

Даже перечисленные выше посты тянут повесомее, чем десятки гуманитарных должностей. Один чиновник так и заявил в частной беседе: дайте мне директора Нацбанка, и я дам сдачу тремя членами правительства.

В действительности в структурах реальной власти никаких 85 татарских процентов нет и в помине. Я могу согласиться, что в нашей республике есть еще элементы блата, жульничества, тупости, волюнтаризма (а где их нет?). Так же, как немало плохих дорог и дураков. Но хоть режьте меня, заколачивайте гвозди на макушке, ни за что не соглашусь с бредом о том, будто в Татарстане распространена дискриминация русских по национальному признаку. Допустить такое было бы равносильно комплименту немногочисленным татарским радикалам и оскорблению нормальных татарстанцев.

Напомним: события происходят не где-нибудь, а в самом центре Российской Федерации. С ее вертикальными административными, силовыми, финансовыми, информационными структурами, федеральными округами, единым правовым, экономическим и культурным пространством. Наконец, армией, спецслужбами, правоохранительными, надзорными структурами и влиятельнейшей силой - русской православной церковью. И нет никакого сомнения в том, что за титульным в Российской Федерации русским народом стоит вся Россия и все государственные структуры Республики Татарстан.

Вот живой пример. Оно, конечно, верно, что Кафиль Амиров – татарин, хорошо владеющий родным языком, знающий историю и культуру. Но именно он так грамотно и жестко обосновывает свои протесты на сессиях Госсовета и требует убрать несоответствие Конституции и других законов Татарстана федеральным законам. И ведь пришлось депутатам, принявшим в свое время эту самую Конституцию, поправлять себя. Хотя не всегда это было разумно и справедливо, по букве российской Конституции. Татарин в синем прокурорском мундире "раздевал" с трибуны свою республику. Его назначает Москва, как всех других прокуроров, судей – от республиканских до районных.

Удостоверение с подписью Путина в нагрудном кармане, как раз на горячем сердце татарского патриота или просто нейтрального чиновника, греет не только карман. Оно действует и на ум, и на это самое сердце. И главный федеральный инспектор у нас татарин из Актанышского района. Но у генерала Марселя Галимарданова строго определенные функции, не всегда приятные татарской общественности. Сила вертикали власти, законопослушность и преданность татар своему делу, а значит и России, в расчет не принимаются? Обидно, вообще-то...

А как в России с татарскими кадрами?

Не за национальность, наверное, ставят кадры на руководящие места, а по делу и не без учета специфики местного населения. Таковые находятся в Татарстане среди всех национальностей, о чем говорит тот же справочник.

А что если полистать справочник управленцев России и ее регионов? Много ли там найдется имен представителей второго по количеству народа? Наши соплеменники издавна отличаются на Казанском вокзале в Москве среди носильщиков, а так же среди доблестных тружеников жилищно-коммунального хозяйства. В ЖЭКах Замоскворечья Доски почета украшают татарские лица дворников и слесарей. Но не только там встретишь татар. Попадаются они и среди государственных служащих, коммерсантов, ученых, деятелей искусства.

Увы, среди депутатов городского и областного уровня татар почти не найдешь. Тем почетнее избрание отдельных татар депутатами в Пензе, Удмуртии, Саратове и других регионах. Но это лишь единичные случаи. Татарину победить на выборах в российских регионах труднее, так как, за редким исключением, русскоязычный электорат отдает предпочтение по национальному признаку, то есть голосует за русского кандидата. Особенно в последние годы. Те же социологи отмечают большую толерантность избирателей-татар, отдающих голоса за лучшего кандидата любой национальности. Не могу забыть забавный момент той встречи в Казанском кремле. Кто-то из зала пожаловался: мол, мало татар в российском правительстве. В. В. Путин перечислил татар губернаторов, министров и замов. Набралось приличное количество. Выходило, что среди начальства их немало. Но они бывают разными. Есть яркие, смелые личности. Попадаются и трусоватые карьеристы, которые за версту обходят все татарское, опасаясь потерять место.

Впрочем, руководителями ставят совершенно конкретные люди, с конкретными целями и задачами. Татарские интересы в чьи-то функции не входят. Думаете, я радуюсь, если кого-либо из татар назначили большим начальником в Москве? Нет, я очень внимательно всматриваюсь в этого человека и жду, что он сделает в ближайшее время. И ничему не удивляюсь. Радуюсь, когда некоторые толковые люди (не только татары!) умудряются совместить интересы татар с интересами России, как издавна было устроено в жизни.

По-моему, лучше двигать русского или чуваша, украинца, еврея, благосклонных ко всем народам, любящих нашу землю, чем татарина-карьериста, давно плюнувшего на свою родную землю и духовные корни. Один известный мусульманский деятель, родившийся в Казани, теперь ежедневно поливает клеветой свою малую родину и свой народ. Я должен радоваться его татарскому происхождению?

Не секрет, что народы имеют традиционную специализацию. Одни склонны к охоте, животноводству. Другие – к земледелию, торговле. Для одних приоритетны воинские доблести. Другие тянутся к наукам, искусству или технике. На крупных предприятиях Татарстана высокотехнологичные процессы больше обслуживают русские. А татар больше среди заводчан массовых профессий и нефтяников (индустрия питается сельскими кадрами), в культурно-просветительской сфере и, конечно, в сельском хозяйстве.

Вот главы сельских районов. В Ульяновской, Кировской, Самарской, Пермской областях татары возглавляют администрации самых передовых районов с татарским населением. Тем более в Татарстане. Это они носят пока мандаты депутатов Госсовета, обеспечивая те самые 85 процентов татар в парламенте. "Хомут" или привилегию производить молоко, мясо, хлеб при изношенной технике, "крутить коровьи хвосты" и месить грязь полевых дорог они получили после тщательного и публичного отбора. Среди них попадаются и мини-баи, и ханы. Но есть и светлые головы, талантливые организаторы, кандидаты наук. Хотя на сессиях они часто дремлют, изможденные дорогами и хлопотами, оживляясь лишь при дележке денег на сельское хозяйство. А ведь они не слабые мужики! Многие из них – чемпионы по борьбе, гармонисты и певцы. И производство, и законы, и проблемы населения знают. Если хочешь, иди и побеждай их на выборах. И пятая графа никому не помешает. Тем более сейчас глав как раз будут избирать, а в Госсовете совмещать должности им не дозволят. То же самое с министрами.

Было уже сказано, что в последнее время при подборе новых кадров сначала ищут русского кандидата. Тоже не безупречный вариант. Если кадры подходят по деловым качествам, пускай хоть самих авторов письма Путину поголовно ставят главами и директорами. Лишь бы дело выиграло! Но все равно нехорошо выдвигать кадры только по расовому или национальному признаку...

Подведем итоги

Было бы грешно, да и просто глупо не признавать существования "русского вопроса". Россияне и татарстанцы находятся в стадии формирования и самоидентификации. Находясь на полпути к демократии, они определяют свою принадлежность к значимой общности. Без народа демократия невозможна.

Demos – в древней Греции – народ, т.е. основная полноправная часть населения, противопоставлявшаяся аристократии; в демос не входили рабы. Нам всем, в отличие древнегреческого "демоса", нельзя отмежеваться от властей и рабов. И отказаться от национального происхождения, этнокультурного бытия.

Судя по тому же словарю иностранных слов, ethnos – исторически сложившаяся, устойчивая социальная группировка людей – племя, народность, нация.

Долгое время не признавалось значение этничности. Особенно применительно к русским. Получалось, что татар, чуваш, башкир объединяет национальный язык, культура. А русские от рождения интернациональны, в смысле – безнациональны. Как это?.. Потеря этничности тревожит русских. Ассимиляция национальных меньшинств не может быть исторической функцией великого народа. Самобытность и традиции русского народа тоже могут размыться, верно?

Мы все уже привыкли к великодушию, щедрости, размаху, душевной простоте и искренности русского народа. Вместе с ним и татары выжили, сохранили своеобычие. И, если не будем спать на ходу, не отречемся добровольно от родного языка, культуры, татарская этничность не исчезнет раньше, чем предусмотрено непонятой еще логикой глобализации. Примерно то же самое происходит с русской самобытностью.

Помните слова из письма группы наших земляков В.В. Путину: "Роль русского народа в современном обществе сведена к минимуму"? Хотя мне этот тезис кажется спорным, гиперболой, в принципе тенденцию нельзя не заметить. Телеэкран, вторжение не лучших иноземных ценностей, культ денег и насилия, потеря нравственности, местного и национального колорита создают неприглядную картину. Если авторы письма ставят проблемы русского народа в современном обществе, а не в отдельном Татарстане, то разобраться с ними будет легче.

Да, есть русский вопрос в мире и русский вопрос в России. На некрасовский вопрос " Кому на Руси жить хорошо?" русские вряд ли ответят, что довольны своим уровнем жизни. После Октября 1917 года цвет русской интеллигенции был выброшен в парижские, харбинские, стамбульские, пражские переулки в статусе эмигрантов. Потом пошло раскулачивание, "расказачивание", разрушение церквей, издевательство над служителями культа, осовечивание культуры и стандартизация образования под политику. Русский компонент стал партийным атрибутом, кокардой армии и НКВД, инструментом подавления нацменов. И в итоге пришел в деформированное состояние. После развала Советского Союза 25 миллионов человек, 17 процентов русского населения, превратились в иностранцев поневоле. В некоторых бывших союзных республиках "неграждане" и "приезжие" подвергаются лишениям. Кстати, среди "русскоязычных" Узбекистана и Казахстана числятся и сотни тысяч татар. Хотя по родному языку (если они его знают) они очень близки к местному населению. В национальных республиках России живет более 10 миллионов русских в самом разнообразном окружении и социальных условиях. По данным социологических исследований, неоднородны представления русских о родине большой и малой. В 90-е годы в Республике Тыва имел место межгрупповой конфликт с человеческими жертвами. В Северной Осетии русские оказались в зоне боевых действий между осетинами и ингушами с участием российских танков. (Кстати, депутатам Госдумы РФ К. Бичельдею и А. Чехоеву, любящим обсуждать проблемы татарского языка, стоило бы помнить о национальных проблемах своих республик.) Известно, как живет русское население Северного Кавказа.

А вот факты из холодных краев России. По данным Л.М. Дробижевой, в Саха-Якутии 65-70 процентов министров были якутами при 30% этой национальности в составе населения республики. В Адыгейской Республике, где русские составляют 67 процентов, исполнительные органы власти на 80% были представлены титульным этносом.

Наверняка в каждой республике есть свои нюансы. Не нам судить их жизнь, не имея полной информации. Но мы можем анализировать дела своей республики на основе конкретных данных, обсуждать их с участием представителей русского населения. Пора уже и в Татарстане организовать Русский Собор с участием самых различных слоев населения. Не оставляя в стороне деятелей науки, культуры, бизнесменов и многочисленной армии государственных чиновников и управленцев.

Уж они-то знают, какой язык преимущественно используется в Татарстане в официальном обращении и в управленческих структурах. Им известно, как и куда тратятся бюджетные деньги.

Впрочем, национально-культурные и языковые пропорции телерадиоканалов, газет и журналов, распространяемых в Татарстане, репертуары театров и концертные афиши может изучить каждый желающий. Растет поток туристов со всего света в Свияжск, Раифский монастырь, куда специально приезжают венчаться московские знаменитости. В центре Казани восстанавливается Кизический монастырь. Как-нибудь сможем удержать баланс и даже добиться столь желанной гармонии. Мы живем в Татарстане – в стране Тукая, Сайдаша, помнящей Кул Гали, Саиф Сараи, Мухамедьяра, Кандалый, Насыри, на вечной Родине Державина, Лобачевского, Бутлерова, Шаляпина, Горького, Константина Васильева и многих других славных россиян. Мы знаем, как жить вместе, сохраняя свое лицо, свою душу.

Об авторе:

Валеев Римзиль Салихович, журналист и общественный деятель.

Е-mail: Rimzil@mi.ru. Род. в 1949 г. д. Дюсяново Бижбулякского р-на Башкирской АССР. Окончил Башгосуниверситет, Высшую комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ. Был собственным корреспондентом газет "Комсомольская правда", " Советская культура", первым главным редактором журнала "Идель". С июня 1992 года – зам. председателя Исполкома Всемирного конгресса татар, с августа 2002 года председатель Совета Федеральной национально-культурной автономии татар РФ (ФНКАТ). Специализируется по проблемам радиожурналистики, координации татарских СМИ, этнокультурного развития татар России.

Журнал "Татарстан" №2, февраль, 2003 год. С авторскими поправками.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru