Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

ВЕБ-ЭКСКЛЮЗИВ


ГОРЕ-СТРАТЕГИЯ

Амир ЮЛДАШБАЕВ

Если отвечать откровенностью на откровенность, то статья Д. Исхакова “Принуждение к дружбе” тоже не вызвала у меня желания продолжать полемику, так как она сколь многословна, столь же неубедительна. Но последовала статья автора “Проблемы развития татарской нации”, которая представляет собой шедевр извращенной постановки правильного, актуального вопроса.

Читаем: “Существует ли современная эффективная татарская нация или та общность, за которую шла битва в ходе Всероссийской переписи 2002 г., является всего лишь продолжением в настоящем существующей издавна некоторой достаточно аморфной татарской этнии (ethnie)? Вопрос этот далеко не праздный, так как если нации как таковой нет, ее еще надо выстраивать, в том числе и используя известные технологии, описанные в многочисленных трудах конструктивистов”.

Боже мой, что еще ожидает бедных татар, как еще собираются выстраивать их, неразумных, в нацию? По тону и духу статьи Д. Исхакова татары вне пределов Татарстана должны ощущать себя как боевые отряды, а бизнесмены и политики – как йузбашы, менбашы и темники орды? Да вот беда, не знают они главного: “Для чего бизнес-элита из татар должна объединиться?” и не умеют “использовать выводы и рекомендации аналитиков?”. Пример? “В Республике Башкортостан в связи с умелыми действиями небольшой группы преданных национальному делу лиц (читай: во главе с Р. Хакимовым и Д. Исхаковым. – А.Ю.) недавно вопрос о статусе татарского языка был существенно продвинут. Однако надо честно признаться, что удержать ситуацию там не удалось – сейчас уже отчетливо видно, что своих целей мы не смогли достичь”. Причина? “Неготовность татарской политической элиты к организованной деятельности”, “дело было отдано на откуп общественным организациям, которые его благополучно провалили”, в связи с этим “умеем ли мы сосредотачивать свои усилия в необходимых направлениях?”.

Автора-аналитика легко можно представить в позе эдакого военачальника – многоопытного штабного генерала, мужественно анализирующего проигранное сражение, при этом не теряющего присутствия духа. Читаем дальше: “надвигающаяся угроза укрупнения российских регионов на повестку дня ставит кардинальную проблему сближения Татарстана и Башкортостана. Но оно невозможно без внутренней федерализации Башкортостана, а это возможно только через изменение там статуса татарской этноязыковой общности. Надо прямо сказать, что эта республика является зоной жизненно важных геополитических интересов татарской нации. Если наша элита не понимает такой очевидной истины, то нам всем, включая и интеллектуалов, грош цена”.

Поистине, Наполеон прав: от великого до смешного – один шаг. Но еще прискорбнее то, что от учености до глупости и того меньше.

Вряд ли Минтимер Шарипович, которого сумели втянуть в языковые дела, обрадуется такой откровенности аналитика, без экивоков заговорившего о том, что теоретики Татарстана собираются изменить национально-государственный правовой статус соседней республики путем навязывания третьего государственного языка. Политическая элита Татарстана пытается, вытянув за язык на божий свет старую идею, превратить Башкирию в Татаро-Башкирскую республику. Таким образом, искусственное муссирование вопроса о статусе татарского языка в Башкортостане не что иное, как первый шаг и главный рычаг для достижения этой цели.

Разумеется, все это было понятно изначально. Но как-то неловко было писать и говорить об этом. Но если все это наконец-то открыто, без обиняков, высказано одним из идеологов этой “битвы”, то куда деваться, придется обсудить и это. Да в конечном счете оно и к лучшему.

В одном из своих интервью газете “Восточный экспресс” Д. Исхаков сказал: “Республика для татар тесна, нам весь Волго-Уральский регион нужен” и его критика “направлена на то, чтобы подталкивать власти дальше к следующим шагам”. К каким – видно из предыдущих слов автора.

И следует признать, автор и его соратники-интеллектуалы кое в чем преуспели. В последнее время некоторые идеи этих аналитиков начинают публично озвучивать первые лица Татарстана.

Итак, “федерализация Башкортостана” – что это еще за диковинка? Чуть раньше промелькнула другая новинка – “Конфедерация Татарстан – Башкортостан” внутри Российской Федерации, но она куда-то исчезла. К матрешкам мы привыкли, но большая матрешка, засунутая в маленькую? Такую задачу пусть решают эйнштейны, нам она явно не по уму.

Но теперь поставлена другая интеллектуальная задача – федерация внутри федерации. Например, русско-татарский федеративный Татарстан или федеративный Дагестан, федеративная Карачаево-Черкесская республика, русско-татаро-башкирско-чувашско-марийско-удмуртско-украинско-мордовская федерация... Южный Урал? А не благозвучнее ли “Федеративная республика Идель–Урал” с царственным центром в тысячелетней Казани? Ей-богу, есть от чего закружиться голове того, кто всю свою сознательную жизнь 25 часов в сутки думает лишь о тесноте Татарстана и вожделеет обо всем “Волго-Уральском регионе”.

Забавна не только идея автора о “федерализме” в Башкортостане, но и его аргументация. Он пишет: “Проблемы межнационального характера, имеющиеся сегодня в Башкортостане (а в Татарстане? – А.Ю.) и выходящие на политический уровень, вытекают из притязаний правящей башкирской (а татарской?) элиты на особую роль башкирской (татарской) нации в республике”. “В общественное сознание населения Башкортостана (Татарстана) идея об “избранности” башкир (татар) внедряется регулярно как через электронные СМИ, так и через многочисленные издания”. Вам известно, что башкирские “интеллектуалы” на “особость” в Башкортостане претендуют в гораздо меньшей степени, чем их татарские собратья в Татарстане. А что касается самих народов, они о своей “особости” и не помышляют.

Вариант текста со словами “Татарстан” и “татарин” от варианта со словами “Башкортостан” и “башкир” будет отличаться только тем, что если башкиры якобы претендуют на “особую” роль лишь в Башкирии, то “геополитические” претензии татарских интеллектуалов являются более амбициозными и охватывают не только Башкирию и Татарию, но всю Россию!

Бессмертна, однако, гоголевская унтер-офицерская вдова в самых разнообразных своих формах и проявлениях!

А что касается “особости” положения башкир, то она заключается пока лишь в том, что они “как титульная нация” (сомнительный термин) отстают от русского и татарского населения республики по всем мыслимым и немыслимым показателям (число лиц с высшим образованием на 1000 человек, степень урбанизации и т.д.).

Теперь о некоторых исторических фактах, “про которые башкирским националистам хотелось бы забыть”. И в данном случае нам не обойтись без длинной цитаты:

“Объявление башкир “государствообразующим” народом произошло лишь в 1990-х годах, причем в явном противоречии с историческими и общественными реалиями. Дело в том, что современная Республика Башкортостан является правопреемницей Башкирской АССР, а не того Башкурдистана во главе с А.-З. Валидовым (так называемая “Малая Башкирия”), который был создан в 1917 г. и действительно являлся результатом самоопределения башкир в условиях развала Российской империи. Если бы в дальнейшем сохранялся этот последний этнополитический организм, выступавший в качестве истинной башкирской автономии, формулу, примененную в современной Конституции РБ (объявление башкир “государствообразующим” – А.Ю.), можно было признать правомерной. Но в действительности в 1922 г. Башкурдистан образца 1917 г., уже ставший к тому времени “советским”, был попросту слит большевиками с Уфимской губернией, причем при прямом нарушении прав проживающего там татарского населения – предусмотренный для него референдум (плебисцит) по поводу его волеизъявления относительно присоединения к Татарской или вновь образуемой Башкирской АССР так и не был проведен. Получается, что татарам бывшей Уфимской губернии их нахождение в составе фактически совершенно новой республики, к тому же неправомерно получившей определение “Башкирской”, было попросту навязано”.

И это пишет историк, не сомневающийся в том, что он один из интеллектуалов!

Или автор слишком поверхностно представляет то, о чем пишет, или формальную логику намеренно применяет как кувалду, да и то невпопад. В таком случае как раз Татарская АССР перестала быть собственной правопреемницей, присоединив часть Уфимской губернии, являющейся исконной этнической территорией башкир, так как превратилась в татаро-башкирскую республику! Вынужден заметить автору, он имеет полное историческое право приращивать Татарстан территорией от Астрахани до г. Касимов под Москвой, считая все это пространство этнической территорией татар, но ни пяди татарской этнической территории в Башкирии нет. Сожалею, но этот факт общеизвестен. А с Башкирской АССР такого казуса не произошло, так как вся Уфимская губерния (и не только) до последнего сантиметра – этническая территория башкир, а Уфа – город, много веков назад основанный в географическом центре Башкирии по просьбе самих же башкир. Смешанное население этой губернии, состоящее не только из башкир, а также из татар, русских, чувашей, марийцев, украинцев, удмуртов, марийцев, положения не меняет и историю не отменяет. Не перестает же Германия быть Германией из-за того, что туда переселились турки, даже если они из-за своей плодовитости в скором времени могут составить четверть населения! Ваши потуги доказывать, что в Западной Башкирии, всегда, с древнейших времен жили одни татары, а башкир почти не было, у историков ничего кроме смеха вызвать не может.

Я представляю, какую саркастическую улыбку вызывает наша с Вами, уважаемый Дамир Мавлявиевич, полемика у любого здравомыслящего читателя, особенно у русского историка. Вы пытаетесь у нас теперь отнять даже название республики. Ну, не будьте уж столь жестокосердным по отношению к меньшим своим братьям! И все это пишете Вы, тот, кто желает сделать Республику Татарстан “правопреемником” не только Казанского ханства, древних булгар, но всей Золотой Орды!

Если историк упомянул “так называемую Малую Башкирию”, то куда он дел “Большую Башкирию”? Ведь читатель может и не знать, что А.-З. Валидов кроме карты “Малой Башкирии” составил карту еще “Большой Башкирии” , куда вошла не только нынешняя территория республики, но часть сегодняшнего Татарстана, Пермской, Свердловской, Челябинской и Оренбургской областей. И в башкирских войсках, им созданных, самоотверженно служили представители всех этих регионов, в том числе такие выдающиеся татары, как Ильяс Алкин из Казани, Мустафа Шахкулов из Москвы, четыре брата мурз Терегуловых, полковник Акчулпанов, генерал Ишбулатов и многие другие. Они хотели добиться подлинной автономной самостоятельности внутри демократической России для всех тюркских народов и отдали за это свои жизни. Об этих образованных, благородных, мужественных и преданных своему народу людях стоило бы писать книги, сочинять романы, слагать песни и ставить им памятники, а не ворошить их историческое наследие, как старую ветошь, в угоду своим куцым мыслям и незрелым прожектам.

А в целом историка Д. Исхакова за его “стратегическую” статью можно и поблагодарить, так как он пролил яркий свет на подоплеку шумихи вокруг государственного статуса татарского языка в Башкортостане, постоянно инициируемого из Татарстана. Имидж “защитника всех татар”, может быть, и дал дивиденды некоторым политикам, особенно в Татарстане. Но каков “сухой остаток” всей бодяги? Вопрос о “сохранности” татарского языка и культуры в Башкортостане решается не хуже, а может быть, и несколько лучше, чем аналогичная проблема решается со всеми другими нерусскими языками и культурами, включая и башкирский. И это объясняется предельно просто: районы и города, где проживает большинство татар, в экономическом, социальном и культурном отношении наиболее благополучные, и не в последнюю очередь из-за трудолюбия, высокой культуры, приверженности к повседневному порядку во всех своих больших и малых делах самих татар. Эта прекрасная национальная черта братского народа – великая ценность и пример для всех народов республики. Нареченный “сладкоголосым философом”, я мог бы об этом петь дифирамбы часами, так как все татарское, от их бытовой чистоплотности до аристократизма языка, безмерно люблю. И мог бы даже поделиться с этим чувством с почтенным историком и посоветовать ему следующее: если он действительно хочет татарского всеединства, то он должен о появлении “Элипба” сибирских татар говорить с чувством удовлетворения, а не в тоне пренебрежения и озабоченности в связи с появлением новой “проблемы”.

А величина проблемы татаро-башкирского языка в Башкортостане равняется ровным счетом разнице между этими языками, и она меньше, чем отличие между речью северного помора и нижегородского волжанина у русских.

Богата и поучительна наша история, но она нам пока, похоже, “не по Сеньке шапка”. В ней много света. А где свет, там и тень. Наши предки, особенно поэты, это хорошо ощущали. Поэт наш общий Ш. Бабич, находясь в гуще кровавых событий Гражданской войны и борьбы за республику, не терял и чувства самоиронии и написал прелюбопытное произведение “Хыялбай”, которое, как мне кажется, очень кстати к данному разговору, так как досточтимый историк заговорил даже о каких-то типах “кантонов” для “сохранения единства татарстанского политического пространства”.

Хыялбай

Караватка барып ятты Хыялбай,
Башындагы хыялларны тыя алмый.
Менэ хэзер иреклеклэр алырбыз,
Сатылган хэммэ жирлэрне кайтарырбыз;
Тугайлардан кучеп-кучеп китэрбез,
Кымыз эчеп, рэхэт гумер итэрбез.
Татарстан, Мишэрстан янэшэ,
Казахстан йэнэ безгэ караса;
Авыл саен атаклы кантон булса,
Кэжэ абзарлары зур кантур булса;
Авыл урдэкчелэре укчы булса,
Базар чулмэкчелэре тупчы булса;
Ишаннар чептэ белэн куккэ очса,
Балыкчылар тешеп дингездэ йезсэ;
Авылдагы сукыр бер Сэрби карчык
Шинельлэр тексэ хэм дэ безгэ капчык;
Уфадан туры юл китсэ Самарга,
Самардан туп-туры китсэ Казанга;
Бу юлларны план ясап бабайлар,
Чуен юл эшлэсэ манка малайлар.
Казаннан сон китэрбез без казахка,
Казахтан сон хаман да алгы якка.
Хыялбай китте гыр-гыр йокыга,
Менэ тешлэр курэ башлый йокыда.
Сейлэнэ, кычкыра, бакыра, саташа,
(Кымызлар кыздыра - исереп маташа).
Сатылган барча жир кулга алынган,
Мэчетлэргэ йэшел байрак тагылган,
Меселманнардан куп гаскэр жыелган
Сыер менгэн батыр эскадронлар;
Киенгэннэр чабатадан, итектэн,
Коралланган сэнэктэн дэ чыбыктан.
Менэ ислам сугыш ачты урыска,
Ур-ра, ур-ра орышка да сугышка.
Каферлэрне солдатлар кырды салды,
Урыслар китте, маллары торды калды.
Сугыш беткэч, тынычландылар халыклар,
Тотарга киттелэр урдэк, балыклар.
“Тавык жигеп тишек ялгашка парлап,
Хыялбай да куып китте тызылдап...”
Хыялбайнын теше шушы жиргэ житкэч,
Хыяллары очып жэннэткэ киткэч,
Калага килде керде большевиклар,
Атышлар башланды, китте сугыш.
Хыялбайга керде мылтык йэдрэсе,
Чыкты жаны, калды уле гэудэсе.

Историк, надеюсь, прав, говоря, что “нас надуть уже невозможно”. Но существует и другая опасность, о которой нас предупреждает поэт – как бы мы сами себя не надували слишком усердно, чтобы не лопнуть самым неприличным образом. “Выстраивая нацию” по последнему слову “конструктивистов”, не забудьте и про нас, башкир. Нам тоже хотелось бы где-то с краешка составить один из “туменов” войск стратега. Но вы уж постарайтесь своевременно указать, где фронт, а где тыл битвы. А то как бы башкиры в простодушии своем не отлупили того, кого не надо. Идеи об “Идель-Уральском штате (государстве)”, о “Татаро-Башкирской республике” являются продуктом иной исторической эпохи и представляют для нас большой исторический интерес, но не могут служить планом реализации сегодня. Если в голове современных интеллектуалов пока не рождается других, соответствующих сегодняшним реалиям, планов, то и тужиться бесполезно. Остается одно – укреплять существующие республики, чтобы они и дальше были в стране образцами по социально-экономической стабильности, по разумному использованию природных ресурсов в сочетании с эффективной охраной природы, по трепетно бережному отношению ко всем языкам и культурам, по разумному сочетанию “вертикали” власти с “горизонталью” подлинной демократии, по сохранению села, корней всех наших народов. Вот уже 15 лет наши республики эту роль выполняют. Нужно наращивать! И этому будут рукоплескать все, в особенности великий русский народ. “Принуждая к дружбе” как своего оппонента, так и всех читателей, скажу: она между республиками и народами нашими должна быть такой, чтобы никто, как бы он не был глуп или подл, не смел к ней прикасаться ни при каких обстоятельствах.

А.М. Юлдашбаев

Сведения об авторе:

Юлдашбаев Амир Мурзагалеевич, кандидат философских наук, заведующий отделом по связям с общественностью администрации Президента Республики Башкортостан. Адрес: 450101, г. Уфа, ул. Тукаева, 46; телефон: (3472) 50-01-48.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru