Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

ВЕБ-ЭКСКЛЮЗИВ


ТАТАРЫ БАШКОРТОСТАНА

Фарит УРАЗАЕВ

27 ноября 2004 года татары Башкортостана в Москве провели учредительный съезд Региональной национально-культурной автономии татар Республики Башкортостан.

Почему не в Башкортостане?

ПРЕДЫСТОРИЯ: 17 июня 1996 года был принят Федеральный закон "О национально-культурной автономии", в соответствии с которым народы, населяющие Российскую Федерацию, получили возможность в местах своего компактного проживания учреждать национально-культурные автономии местного, регионального и федерального уровней. Татары России не стали в этом исключением. 20 мая 1998 года состоялась учредительная конференция Федеральной национально-культурной автономии татар России со штаб-квартирой в Казани. Даже со стороны самого многочисленного народа страны возникло желание учредить Федеральную русскую национально-культурную автономию. Интересно вспомнить письмо председателя Комитета по культуре и туризму Государственной Думы Н. Губенко, написанное 12 июня 2001 года и адресованное на имя Председателя Государственного Совета РТ. В нем, в частности, говорится: "По мнению ряда известных юристов и правозащитных организаций, эти поправки (изменения и дополнения в Закон "О национально-культурной автономии") являются юридически несостоятельными, дискриминационными и нарушающими дух и букву Конституции России. В гражданском обществе, к построению которого призывает нас Президент России В. Путин, гражданские права должны быть равными для всех граждан страны, без разделения их на коренные народы и национальные меньшинства. Существенным обстоятельством является состоявшееся 29.05.01 г. в судебном порядке признание права русского народа на Федеральную русскую НКА". Но поправки к федеральному Закону "О национально-культурной автономии" от 13 ноября 2003 года лишили русский народ права на создание своей национально-культурной автономии и разрешили учреждение НКА только малочисленным народам России. Татары в Российской Федерации составляют около 4% населения и поэтому подпадают под это законодательное поле. Сегодня, структуры национально-культурных автономий разных народов формируются в 88 из 89 субъектов РФ, и везде такая инициатива находит полную поддержку со стороны администраций субъектов РФ. Данный федеральный Закон с момента принятия не выполняется почему-то только в Башкортостане. Ведь по Конституции РБ является субъектом Российской Федерации и все законы, принятые на федеральном уровне, обязательны на всей территории республики.

С этой проблемой татары Башкортостана впервые столкнулись в 1999 году, когда в Уфе провели первый учредительный съезд Региональной национально-культурной автономии татар Республики Башкортостан. Тогда учредителями Автономии стали все республиканские татарские общественные организации РБ. Однако Правительственные структуры РБ в лице министра юстиции Ф.М. Сафина, в письме № 16-01-6587 от 17.12. 1999 г. на имя представителей инициаторов создания Национально-культурной автономии татар РБ дали следующий ответ: "Действующим законодательством Республики Башкортостан не предусмотрено создание на территории Республики Башкортостан национально-культурных автономий. В соответствии со ст.1 Закона Республики Башкортостан "О национально-культурных объединениях граждан в Республике Башкортостан", относящих себя к определенным этническим общностям, является национальное объединение граждан". Как видим, федеральный Закон "О национально-культурной автономии", принятый при вступлении РФ в Европейский Совет и обеспечивающий гражданам России международные законодательные нормы, на территории РБ не выполняется. Когда произошло приведение законов субъектов России в соответствие с федеральными, то мотивы в отказе в регистрации НКА татар РБ изменились, и сама автономия в судебных документах фиксировалась как "местная".

Главное управление Министерства юстиции РФ по Республике Башкортостан (начальник Р.Х Кильмяков), отказывая в регистрации Автономии татар в письме от 13.05.02 г. приводит следующие доводы: "В соответствии со ст.1 Федерального закона "О национально-культурных автономиях" … субъектами права на национально-культурную автономию могут быть граждане, представители этнических общностей, которые находятся в ситуации национального меньшинства на территории, где создается автономия… Между тем, татарское население в Республики Башкортостан по данным, представленным Государственным комитетом Республики Башкортостан по статистике, по своей численности находится на втором месте после русского и составляет 28%. На основании изложенного в государственной регистрации Местной национально-культурной автономии татар г. Уфы отказать".

После этого инициаторы создания НКА татар РБ 6 августа 2002 года обратились в Октябрьский районный суд г. Уфы. В жалобе указывалось, что отказ начальника Главного управления Министерства юстиции РФ по РБ Кильмякова Р.Х необоснованный и незаконный, нарушен срок рассмотрения заявления, установленный законом в один месяц. Суд жалобу руководителей НКА татар удовлетворил.

В кассационной жалобе Р. Кильмяков просит отменить решение суда, указывая на его незаконность. Но судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 17 декабря 2002 года кассационную жалобу Главного управления Министерства юстиции РФ по РБ на решение Октябрьского районного суда г. Уфы от 6 августа 2002 г оставил без удовлетворения. После трех лет судебных процессов в Республике Башкортостан была зарегистрирована Местная национально-культурная автономия татар г. Уфы.

Однако вопрос создания Региональной НКА татар РБ остался открытым.

После переписи населения 2002 года татары, проживающие в РБ, "резко уменьшились" и сегодня являются третьим по численности населением после русских и башкир. Стало быть, ссылки на то, что татары не являются в республике малочисленным народом, сегодня не могут быть аргументом, как в предыдущих судебных процессах в РБ. Сам процесс переписи населения фактически очень сильно политизировал ситуацию в Башкортостане. В свою очередь, во время выборов президента РБ такая политизация серьезно диктовала свои условия по статусу татарского языка. Каждый претендент на пост президента РБ старался манипулировать сознанием избирателей-татар по данному вопросу. Действующий президент Башкортостана в этом тоже не стал исключением.

Политизация ситуации привело к тому, что во время избирательной кампании в РБ сформировался "Народный фронт", который достаточно серьезно влиял на ход происходящих политических баталий в республике. По большому счету, предвыборная кампания в РБ была всего лишь прелюдией перед выборами Президента РФ 2004 году, разработанной политтехнологами из центра. Президент Республики Башкортостан, отдающий нефтехимические комплексы республики и приносящий 99,9% избирательных голосов населения во время выборов Президента РФ - это и есть основной результат той предвыборной кампании.

В результате татарское национальное движение, политизированное во время двух президентских выборов, опасаясь негативных последствий такой антинародной политики, объединилось в Союз общественных организаций татар РБ, куда вошло 18 татарских объединений. Президент М. Рахимов, публично пообещавший во время предвыборной кампании выступить с законодательной инициативой по приданию татарскому языку государственного статуса, в итоге отказался от своих обещаний, что заставило Союз общественных организаций татар РБ обратиться к президенту РФ, как гаранту Конституции.

Такая апелляция говорит о том, что татарские общественные объединения РБ все больше начинают опираться на общефедеральные законы, чем на региональные. Учреждение Региональной национально-культурной автономии татар Башкортостана на основе Федерального закона "О национально-культурной автономии" в Москве - тому яркое свидетельство.

После учреждения автономии татар РБ на страницах республиканских газет Башкортостана было очень много негативных откликов об участниках съезда в Москве. Но ведь они до учреждения Региональной НКА татар Башкортостана в 34 районах республики провели учредительные конференции местных автономий. В данной ситуации властным структурам Республики Башкортостан было бы целесообразнее напечатать на страницах газет официальные документы, предоставляющие помещения для учреждения местных автономий татар во всех районах, где они состоялись, чем заниматься очернительством. Тогда многим стали бы ясны истинные мотивы случившегося.

Однако приведенные выше факты говорят о том, что в одном из крупных субъектов Российской Федерации, в центре страны попираются элементарные права одного из государствообразующих народов России. Президент Татарстана М. Шаймиев во время инаугурации М. Рахимова на пост Президента РБ по данному вопросу высказался конкретно и пожелал, чтобы юридические права народов РБ соблюдались на основе Конституции Республики. Он также обратил внимание присутствующих и на общероссийские проблемы и высказал буквально следующее: "Порой федеральные законы продолжают нарушать Конституцию страны, что тоже в дальнейшем недопустимо. Приведу в пример поправки к закону "О языках народов Российской Федерации", которые грубо нарушают право народа на развитие языка, и вмешиваются в сферу исключительных полномочий республик. Мы готовы учесть конструктивные предложения, но не согласимся с попытками лишать нас права выбора путей развития родного языка. Это одно из фундаментальных прав, закрепленных многими международными документами" ("Новые Известия" 27.02.04 г.).

Подытожив ответ на вопрос "Почему татары Башкортостана не провели учредительный съезд Региональной национально-культурной автономии татар в Уфе?", можно констатировать, что в республике попираются элементарные права 1,5 миллионного татароязычного населения, и это является основным будоражащим мотивом в политической жизни республики. Нравится это кому-то или нет, но при сохранении такого положения дел этот процесс будет идти по восходящей. Чтобы не быть голословным, приведу отрывок из текста обращения участников научно-практической конференции "Против фальсификации истории Башкортостана" к Президенту Российской Федерации В. Путину, подписанного научной интеллигенцией башкирского народа (И. Илишев, М. Киекбаев, М. Кульшарипов, А Сулейманов, Р. Янгузин)

"Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! ... Великодержавные пан-татаристы объявили историю практически всех тюркских народов несостоятельной и чуть ли не искусственно придуманной для подрыва единства "великой" татарской нации. Экстремистски настроенная часть политиков и ученых Татарстана не только ставит под сомнение попытки специалистов восстановить в духе времени историческую справедливость в отношении многих народов, "забытых" во время предыдущих переписей, но и стратегически берет курс на полную татаризацию башкирского народа". Не больше, не меньше!

А ведь это лучшие умы башкирского народа!

В современном татарском мире на татаро-башкирскую проблему существует три взгляда:

первый - обывательский взгляд - "можно бить в грудь кулаками и ругать друг-друга сколько угодно и как угодно";

второй - научный взгляд - "чтобы сформироваться "татарином", необходимо присутствие рядом "башкира" и наоборот (это - этносы архетипы)";

третий - взгляд политолога - "исходя из политической конъюнктуры, татары и башкиры должны уметь, когда это выгодно обоим народам, методом самоорганизации разогревать ситуацию и ослабить, когда это им невыгодно. Если они этому не научатся, то этим будут заниматься другие силы, которые заинтересованы в конфликте и регулировании процесса извне".

Как видим, "башкирские мужи от науки" излагают свои мысли на уровне простого участника этих баталий. А жаль. Уж пора бы избавляться от излишних эмоций!

Почему не в Татарстане?

Случилось так, что когда официальные властные структуры РБ не предоставили помещение для проведения учредительного съезда Региональной НКА татар в Уфе, татары Башкортостана поехали в Москву. А почему не в Казань? Ведь исторически это было бы воспринято естественно. Тем более, начиная с перестроечных времен 90-х годов прошлого века, татарские общественные организации постоянно обращались к Татарстану в защите своих исключительных прав в области культуры, образования и языка. В 1997 г. даже был подписан договор "О дружбе и сотрудничестве между Республикой Башкортостан и Республикой Татарстан". К большому сожалению, эти соглашения остались только на бумаге и в практической жизни не нашли своего отражения. Татарские общественные организации РБ не однократно напоминали об этом властным структурам и общественным объединения РТ.

Когда в Государственном Собрании РБ рассматривались интересы татар Башкортостана по статусу татарского языка, то парламент РТ обратился к своим коллегам с просьбой учесть интересы татар. Как известно Государственное Собрание РБ тогда проигнорировало просьбу Государственного Совета РТ.

К сожалению, Татарстан также не смог оказать юридической помощи своим соплеменникам и во время переписи населения РФ 2002 года, когда в самой грубой форме нарушались права татароязычного населения на территории Башкортостана. Ни один кандидат не представлял интересы татарского населения РБ и во время выборов Президента РБ. Татарские общественные организации РБ вынуждены были тогда "плестись на хвосте" политических событий, т.к. интересы татарского населения РБ, к большому сожалению, организованно и методично никто не защищал. Все сводилось к тому, что этими проблемами занимались только на общественном уровне. Чтобы не быть голословным, приведу лишь несколько примеров: в 1999 году Татарский общественный центр РБ, учитывая "Договор о дружбе", обратился в Государственный Совет РТ с просьбой провести "Дни Татарстана" в Башкортостане. Свой отказ, (письмо от 21.06.1999 г.) тогдашний заместитель председателя Госсовета РТ Р. Харисов обосновал тем, что данный вопрос не был включен в договор и поэтому его финансирование из бюджета не предусмотрено. После этого общественные организаций татар РБ еще раз обратились в Госсовет РТ с просьбой включить в бюджет РТ на 2000 год проведение Дней Республики Татарстан в Республике Башкортостан. Как известно, данное мероприятие в РБ никто не проводил, и вопрос до сегодняшнего дня остается открытым. В сентябре 2004 года Союз общественных организаций татар РБ вышел еще с одной инициативой - "О проведении "Дней татар Башкортостана в Татарстане" – которая также осталась без ответа.

Последнее обращение от имени татар Башкортостана об оказании помощи при учреждении в Уфе Региональной НКА татар было в ноябре 2004 года.

Когда официальные власти Башкортостана отказали в предоставлении помещения в Уфе, то оргкомитет по учреждению автономии за неделю до 27 ноября 2004 г. принял решение о проведении данного мероприятия в Москве. По пути в Москву делегаты съезда планировали заехать в гг. Н. Челны, Казань и Н. Новгород. Однако официальные структуры власти Казани отреагировали на это отрицательно. Вот как описывает этот момент сайт татаро-башкирской редакции Радио "Свобода - Свободная Европа" www.azatliq.org: "Во время переговоров с большими руководителями в Кабинете Министров Р. Бигнову сказали, что проведение митинга в Казани проездом из Уфы в Москву нежелательно, так как некоторыми кругами это будет истолковано в том смысле, что все это организовали официальные органы. Более того, была высказана рекомендация, чтобы делегаты поехали в Москву, не заезжая в Казань (через Самару)".

Естественно, татары Башкортостана в дальнейшем могут вообще не беспокоить своими проблемами официальную власть Татарстана и не заезжая в Казань поехать напрямую в Москву, поддерживая контакты только с федеральными структурами. Но возникает вопрос: "Кому это выгодно?"

В основном докладе учредительного съезда НКА "О задачах общественных организаций татар Башкортостана по реализации Концепции государственной национальной политики РФ" говорится: "Даже, несмотря на то, что наши татарстанские соплеменники записали в статье 14 своей Конституции, что Татарстан будет оказывать содействие национально-культурному развитию всех татар, и мы это приветствуем, с точки зрения теории и практики правового государства, к которому стремится наша страна, это положение абсолютно незаконное и может быть оспорено в судебном порядке… Выход только один - развивать татарскую национально-культурную автономию в рамках регионов и в масштабах всей страны".

Как видим, после 12 лет существования Конгресса татар Республики Башкортостан, на данной территории эта идея как базисная - изжила себя. Ибо конкретные интересы татар и идеология Конгресса татар на земле РБ не нашли необходимую почву для татарского мировоззрения. А ведь это - практически идеология Республики Татарстан.

А со стороны Татарстана взгляд к идее НКА до сих пор не однозначный. В ней усматривают угрозу национальной государственности. Да, такие мнения иногда слышны и из уст федеральных чиновников. Например, заместитель председателя комитета Государственной Думы РФ по делам национальностей Ю. Кузнецов (фракция ЛДПР) считает национально-культурную автономию "одним из переходных этапов на пути упразднения национально-культурного устройства России" (журнал "Майдан", 2004 г., №5). Также в бытность Министерства по делам национальностей РФ создание национально-территориальных образований некоторые чиновники трактовали как авантюру большевиков, вместо этого предлагая идею НКА. Да, создание большевиками только национально-территориальных образований было большой авантюрой. Но при этом нужно сказать, что создание только НКА - это точно такая же авантюра большевиков. Ведь по большому счету, "национально-государственные образования" и "национально-культурные автономии" должны дополнять друг друга, ибо они являются двумя половинками единого целого, и каждая в отдельности не сможет обеспечить необходимые условия для формации этнонации.

На современном этапе России для татарского народа впервые за 450 лет появилась юридическая база для ведения деятельности по формированию национально-государственной системы. Это - Конституция Республики Татарстан и Закон "О национально-культурной автономии". Но возникает вопрос: "Всегда ли мы полноценно используем эту базу во благо татарского народа?"

С 1996 года, когда закон "О национально-культурной автономии" вступил в силу, татары России начали учреждать свои местные и региональные автономии. В 1998 году состоялась учредительная конференция Федеральной национально-культурной автономии татар России. В 1999 году между Кабинетом Министров Республики Татарстан и Советом Федеральной НКА татар, Исполкомом ВКТ было подписано соглашение о принципах взаимодействия по работе с регионами компактного проживания татар в области экономики, науки и культуры. С тех пор утекло много воды, но Совету Федеральной НКА татар ни со стороны федерального центра, ни со стороны официальной Казани ни разу не было оказано соответствующего внимания. А ведь со временем может случиться так, что закон "О национально-культурной автономии" в России, со стороны федеральных структур будет обозначен приоритетным. Тогда как быть?

Об этой проблеме свою озабоченность высказывает не только татарская интеллигенция регионов РФ, но и представители Татарстана. Так, заместитель председателя Исполкома ВКТ, доктор исторических наук Д. Исхаков, анализируя ситуацию на современном этапе, фиксирует следующее: "На первый взгляд с татарами все в порядке: открываются новые национальные школы, выходит масса книг по истории и культуре, да и многотомная история народа пишется, периодика и электронные СМИ на татарском языке функционируют, театры работают, концертные эстрады собирают массу людей, опять таки имеются общественные объединения, поддерживающие постоянные контакты с диаспорально расселенными группами и т. д.

Но не покидает смутное ощущение, что потеряно нечто важное, связанное с глубинным содержанием национального бытия и основным вектором развития татарского общества. Похоже, оно переживает глубокий кризис, не сводимый к социально-экономическим трудностям затянувшегося переходного периода". После этого автор задает вопрос "Существует ли татарская нация?".

Автор, Фарит Уразаев (справа), слушает выступление историка Дамира Исхакова.

На первый взгляд, вопрос кажется даже некорректным. Но сложные вопросы, особенно когда они ставятся перед самим собой, вынуждают детально анализировать процесс развития этнонации и искать конкретные ответы. Автор приходит к выводу, что после 20-х годов ХХ столетия татарская нация в своем развитии пошла по ложному пути и до сегодняшнего дня не может восстановить естественную траекторию своего развития.

Отвечая на вопрос "Является ли Татарстан татарской автономией?" Д. Исхаков пишет: "Единственным существенным нововведением последних лет в направлении усиления татарских признаков республики надо признать принятие 14-й статьи Конституции РТ, которая фактически делает Татарстан автономией более широкой этнонации, нежели той ее части, которая волею судеб сосредоточена в рамках республики. Однако данная статья, на самом деле практически остается политической декларацией, так как не подкреплена ни конкретными правовыми нормами, ни финансовым обеспечением и административно-управленческими механизмами" ("Татарская газета" 23.09.2004 г., http://tatar.yuldash.com/236.html). Можно с автором статьи полностью и не согласиться. Однако поставленные им вопросы показывают, что такая проблема существует. Чтобы не быть голословным, приведу несколько примеров. После встречи Президента РТ с лидерами татарских организаций и предпринимателями регионов РФ (22.06.02г.) было принято решение:

1. 1 п. В соответствии со статьей 14 Конституции Республики Татарстан разработать целевую программу по оказанию содействия в развитии национальной культуры, языка, по сохранению самобытности татар, проживающих за пределами Республики Татарстан.

2. 4 п. Разработать программу государственной поддержки татарских предпринимателей в регионах России.

Но, к большому сожалению, до сегодняшнего дня эти вопросы остаются открытыми.

Когда "центр" перестает выполнять свои функциональные обязательства перед "майданом", то рано или поздно появляется "новый центр". Таковы законы диалектики. Как говорится, "Назвался груздем - полезай в кузов".

Почему в Москве?

Если детально изучить резолюцию учредительного съезда татар Республики Башкортостан по созданию Региональной национально-культурной автономии, то закономерность проведения данного мероприятия в Москве становится очевидным. Приведем лишь цитату из текста резолюции для того, чтобы раскрыть суть проблемы: "Сегодняшнее руководство Башкортостана не желает решать национально-культурные проблемы татар на основе равенства прав всех народов республики, и, к сожалению, препятствует самоорганизации татар для решения своих национальных интересов на основе Федеральных законов… В сложившихся условиях, мы, делегаты съезда татар, вынужденные провести этот съезд в г. Москве, считаем, что проблемы татар республики можно решать только сорганизовавшись на основе федеральных законов о НКА и опираясь на центральные органы власти". Здесь уместно было бы так же обратить внимание на текст выступления основного докладчика Р. Галлямова. В нем в частности, говорится: "Создание национально-культурной автономии татар Башкортостана является для нас, в тактическом смысле, еще одним, может быть основным, рычагом для того, чтобы добиться главной нашей задачи - придать татарскому языку статус, равный русскому и башкирскому, преодолев тем самым ущемление прав татароязычного населения республики, в том числе и башкир, считающих родным языком татарский. В стратегическом смысле, создание национально-культурной автономии татар Башкортостана является одним из главных способов решения этнонациональных проблем применительно к татарскому народу во всей нашей стране на длительную перспективу. Национально-культурная автономия татар Башкортостана, так уж сложилось исторически, должна стать одним из основных структурных элементов и может быть самым передовым отрядом Всероссийской татарской национально-культурной автономии. Не понимать этого нельзя, противодействовать этому - преступно. Это должны понять и наши соплеменники из Татарстана…".

Как видим, татары, проживающие в Башкортостане, решение своих проблем связывают только с федеральной законодательной базой, отрицая тем самым региональные принципы законодательства. Такая постановка вопроса кардинально меняет сложившиеся до этого принципы взаимодействия в татарском мире.

Почему же региональные власти Башкортостана так упорно отрицают существование федерального закона "О национально-культурной автономии", заменяя его разными законодательными актами республиканского уровня? Ответ на этот вопрос можно найти в газете "Халык ихтыяры" (10.11.2004 г.), в статье "Жирле узидарэ - татар мохтэриятенен икътисадый нигезе" ("Местное самоуправление - экономическая основа национально-культурной автономии татар"). Здесь конкретно прослеживается мысль о том, что во время "второго передела" (закон о местном самоуправлении) собственности в стране татары, проживающие на территории Башкортостана, будут бороться за свои интересы путем самоорганизации.

Не являются ли эти процессы штрихом к портрету будущей "буржуазной революции", которая ожидает Россию в дальнейшем?

Татары Башкортостана, понимая, что власти республики РБ не хотят, а власти Татарстана фактически не могут оказать содействие в решении их насущных проблем, считают целесообразным использование федерального закона "О национально-культурной автономии" и "О местном самоуправлении" в защите своих исключительных прав на современном этапе. Учитывая возможности, заложенные в федеральных законах, метод самоорганизации на местах на сегодняшний день для них является единственной гарантией в решении своих социальных и культурных проблем.

P.S.

Что ожидает народы России в будущем?

Если изучить законодательную базу страны, то в недалеком будущем самым ощутимым ударом для населения России станет вступление в силу закона "О местном самоуправлении". После "великого" передела собственности 90-х годов прошлого века этот закон, по сути, является вторым этапом перераспределения собственности по всей стране. По задумке "проектировщиков", эта законодательная база должна обеспечить: во-первых, "прожиточный минимум" (передается 30% бюджета) населению страны, во-вторых, ослабить власть региональных "баронов" (им оставляется только 10% от бюджета) и, в-третьих, усилить центральную (вертикаль) власть (60% бюджета). Фактически, это есть попытка осуществить в стране структурирование капитала по опыту западных стран в виде крупного капитала, среднего и малого бизнеса. Единственный вопрос - кто будет владеть крупным капиталом? Законодательная база в данном вопросе облекает центрально-властьдержащих - крупным капиталом, регионально-властьдержащих - средним бизнесом, местное самоуправление - малым бизнесом (механизм самокормления).

Однако, как показывает практический опыт, региональная политическая элита, хотя и не отрицает принятые "правила игры" общефедерального уровня, в то же время и не хочет расставаться с "нажитым" капиталом, ибо это для него - собственные кровные интересы. По сути дела, в новых условиях, используя административный ресурс и наполняя "оболочку" своим местным "содержанием", региональная власть одновременно хочет сохранить за собою и власть на местном уровне. Башкортостан и Татарстан в этом не исключение.

Учитывая все эти хитросплетения российской действительности, центральная власть в целях лишения региональных элит административного ресурса, до вступления в силу закона "О местном самоуправлении", вводит новые правила игры - назначение губернаторов по представлению президента России. Такой механизм позволяет центральной власти использовать административный ресурс на местах в свою пользу. Откладывание вступления в силу закона "О местном самоуправлении" до 2006 года - тому яркое свидетельство. Ибо необходимая вертикаль "назначенцев" еще не выстроена. Такое противостояние между капиталдержащими может привести новую Россию к буржуазной революции.

Чем отличается друг от друга современная буржуазная элита в центре и на местах? Ответ прост: "Практически ничем!". Ибо первоначальный капитал был "нажит" перед глазами всего населения страны по законам дикого капитализма. Единственный вопрос состоит в том, кто и в каком объеме будет представлять крупный капитал в современной России? Борьба произойдет именно в такой постановке вопроса.

Как показывает практический опыт, в 90-х годах прошлого столетия татарский фактор для Татарстана сыграл в решении своих насущных проблем решающую политическую роль.

Возникает уместный вопрос: "Готова ли татарстанская буржуазия отстоять на современном этапе свои интересы, а вместе с ними и интересы татар России?". Если да, то в союзе с кем? Как показывает сегодняшний опыт, таких политических союзников у Татарстана практически не осталось. Об этом так же высказался в своем выступлении на расширенном заседании Исполкома ВКТ 10 декабря 2004г. и политический советник Президента РТ Р. Хакимов. В частности, он сказал: "Главный союзник Татарстана - это татарский народ, а главный союзник татарского народа - это Татарстан". Как видим, главная постановка вопроса 90-х годов прошлого века не меняется. Тогда возникает уместный вопрос: какие механизмы будут задействованы в этом процессе и будут ли они соответствовать тем требованиям, которые ставит перед нами сегодняшняя действительность?

Общетатарских организаций, которые взяли бы на себя эту ответственную миссию, на сегодняшний день две. Это - Исполком Всемирного конгресса татар и Совет Федеральной национально-культурной автономии татар России.

Первая организация по уставу должна обеспечить развитие татарского народа в мире в стратегическом плане. Вторая должна обеспечить возрождение культуры татарского народа в РФ.

Но, как показывает опыт, решение, принятое на втором съезде Всемирного конгресса татар "О переводе татарской письменности на основу латинской графики" и носящий для татарского народа стратегический характер на современном этапе развития, Конституционным судом РФ ставится вне закона. Такое положение дел говорит о том, что и другие решения Исполкома ВКТ могут быть признаны в дальнейшем недействительными. Если рассмотреть состояние дел в Совете ФНКАТ, то по объективным и субъективным причинам эта организация уже в течение 2,5 лет как политическая единица не функционирует. Тогда возникает следующий вопрос: "А смогут ли эти организации в дальнейшем взаимодействовать полноценно, обеспечивая тем самым безопасность татарской нации в целом и благополучие Татарстана в частности?". В какой-то мере ответ на этот вопрос можно найти в статье Д. Исхакова "Татарская нация в ХХI веке" ("Звезда Поволжья", 26.08.04 г.; эта статья была также опубликована под названием "ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ТАТАРСКОЙ НАЦИИ" в "Татарской газете" по адресу: http://tatar.yuldash.com/235.html). В ней, в частности, говорится: "… если дать новый импульс процессу создания в российских регионах татарских НКА, придется уточнить поля деятельности ФНКАТ и ВКТ, фактически размежевав сферы их интересов. Это важно и потому, что в условиях, когда за разными местными этнообъединениями скрываются и не только притязания их лидеров, но и групповые интересы, без уточнения функций двух обозначенных выше общенациональных структур, достичь подлинной консолидации татар на региональном уровне не удастся. Причем надо ясно осознавать, что в некоторых случаях, даже опираясь на федеральное законодательство, не удается формировать региональные НКА: в Башкортостане, например, процесс создания республиканской НКАТ опять стал тормозиться при прямом включении административного ресурса".

Как показывает анализ, общетатарский вопрос тесно переплетен с проблемами татар Башкортостана. Как же на эту проблему смотрят татарстанская и башкортостанская буржуазия? В целях обеспечения безопасности своей собственности, представители капитала обеих республик будут бороться в первую очередь за сохранность статуса республик (как национальная) и не будут вмешиваться во внутренние дела друг друга. Такой подход позволяет им, в случае возрастания давления из центра, сохранить за собой возможность союза двух национальных республик (правительственная комиссия, созданная 2004 году между РТ и РБ). С другой стороны, обе республики до 2006 года имеют "срок годности" в связи с проведением "празднования 1000-летия города Казани" и "празднования 450-летия добровольного присоединения Башкортостана к России". Однако эти возможности исчезнут, как только вступит в силу закон "О местном самоуправлении". Чтобы не допустить союза башкортостанской буржуазии с тататарстанской, центр предложит Татарстану договор "О разграничении полномочий между РФ и Татарстаном", как альтернативу. Как показывает опыт 90-х годов прошлого века, татарстанская буржуазия в своих меркантильных интересах выберет этот "безболезненный путь", оставляя башкортостанскую буржуазию со своими проблемами, а вместе с ними и проблемы татар Башкортостана на свое усмотрение.

Почему Центр опасается союза двух республик? Вроде укрупнение регионов вложено в стратегию развития России?

Вот как его трактует один из идеологов современного евразийства А. Дугин: "Укрепление… связей Татарии с Башкирией предельно опасно для России, так как южная административная граница Башкирии пролегает недалеко от Северного Казахстана, который (при самом неудачном развитии геополитической ситуации) теоретически может стать плацдармом тюркско-исламского сепаратизма… В этом смысле, ориентация Татарии на юг, попытки интеграции с Башкирией, и даже сближение Башкирии с Оренбургской областью, являются крайне негативными тенденциями, которым континентальная политика Центра должна помешать любой ценой" ("Укрепление связей Татарии с Башкирией опасно для России", "Татарская газета", №3, 22.07.2002 г., источник: А. Дугин "Основы Геополитики".). Как видим, союз двух экономически сильных республик, имеющих в руках крупный капитал, нецелесообразен для дальнейшего стратегического развития России. Отбирая финансовые источники у регионов, Россия практически перестает быть федеральной республикой. В этом деле барьерами становятся, в первую очередь, национальные республики. Вот как описывает данную проблему периодическое информационное издание "Federal Post" от 18.11.2004 г. в статье "План Кремля по уничтожению местных клик Татарстана": "Необходимость встраивания национальных республик в вертикаль власти очевидна уже всем. На заседании красноярского клуба "Молодой политик", где обсуждался вопрос объединения Эвенкии, Таймыра и Красноярского края, один из выступающих, поддержав объединение, сказал: "...это план Кремля по уничтожению местных клик Татарстана. Но, чтобы не было бунтов, начали с северных территорий".

Если через подписание договора "О разграничении…" Татарстану продлят "жизнь", то первой "жертвой" в этом вопросе может стать Республика Башкортостан.

Почему?

Потому что башкирская буржуазия в местах компактного проживания татар и башкир не смогла обеспечить, во-первых, консолидированные национально-культурные объединения двух народов (хотя такие возможности были, на примере Региональной НКА татар и башкир Пермской области и Республики Коми) и всегда работала на разрыв этих связей. Во-вторых, она не смогла обеспечить равноправные условия развития для 1,5 миллионного татароязычного населения республики, отрицая их национальные интересы в области культуры, образования и языка. В-третьих, башкирская буржуазия разными политическими манипуляциями старается исключить практическое участие татарской буржуазии Башкортостана в процессе местного самоуправления. В-четвертых, свое будущее Республика хочет обеспечить без союза с Республикой Татарстан.

Это говорит о том, что башкирская буржуазная элита основным своим конкурентом считает татарский фактор и всячески старается дистанцироваться от него, старается сблизиться с крупным капиталом из центра. У центра в этих вопросах жесткая постановка: "В руках региональных элит (тем более, национальных) крупного капитала не должно быть". Федеральный закон, запрещающий создание партий по национальному и религиозному признаку - тому яркое свидетельство.

Парадоксальность ситуации состоит в том, что центр при ликвидации Башкортостана как национальной республики на первом этапе будет использовать три фактора:

- назначение руководителя региона по указке центра;

- укрупнение субъекта путем объединения с экономически неблагожелательным регионом;

- использование внутри республики тех политических сил, которых башкирская буржуазия до этого притесняла.

А таким организованным политическим конгломератом в Башкортостане на сегодняшний день является татарский народ. Естественно, на современном этапе 1,5 миллионное татарское население при поддержке местной татарской буржуазии, методом самоорганизации, активно будет принимать участие в процессе реформирования местного самоуправления. Это, в свою очередь, приведет к практической конфронтации с башкирской буржуазией. Такое развитие процесса сделает татарское политическое сообщество Башкортостана самым главным союзником центра, и это станет горькой платой башкирской буржуазии за свою недальновидную национальную политику.

А татарстанская буржуазия в это время вплотную будет занята договорными процессами.

Ликвидация соседней республики как национальной руками татарского политического движения Башкортостана, в дальнейшем практически откроет путь для Кремля и к ликвидации Республики Татарстан, как субъекта международного права. Это говорит о том, что от политической зрелости татар Башкортостана в дальнейшем будет зависеть будущее не только Татарстана, но и татарской нации в целом. Эта совершенно новая ситуация для татарского мира. Такое положение дел показывает, что татарская элита на современном этапе своего развития находится в глубоком кризисе не только в практических делах, но и в теоретических вопросах.

Первопричинами такого положения дел в Татарстане и Башкортостане является:

- отсутствие профессионального подхода к поставленной проблеме;

- отсутствие аналитических центров, изучающих национальные проблемы стратегического характера;

- функционирование национальной буржуазии двух республик в узкокорыстных, клановых интересах.

В условиях наступления процесса глобализации выход из сложившиеся ситуации один - тюркизм, т.е. тюркская консолидация, как механизм самосохранения.

Но это уже отдельная тема.

Фарит Уразаев – сопредседатель Совета ФНКАТ, член Исполкома ВКТ.

Примечание: Текст был ранее опубликован в газете "Звезда Поволжья" №2 за 2005 г.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru