Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

ВЕБ-ЭКСКЛЮЗИВ


ХОТЯТ ЛИ ТАТАРЫ НЕЗАВИСИМОСТИ?

Вил МИРЗАЯНОВ

Этот вопрос возник у меня не после долгих умозаключений, а после простого изучения фактов здесь в Соединенных Штатах. Не буду отнимать у читателя дорогого времени, но кратко сообщу лишь, что живу здесь с 1995 года после бурных событий, связанных с моей деятельностью по разоблачению лицемерной политики военно-химического комплекса по обману мировой общественности в области запрета химического оружия и мстительным преследованием за это властями России.

Поскольку меня, как татарина, глубоко волнуют вопросы независимости моей порабощенной нации, то я всегда старался быть в курсе событий, связанных с ними. Несмотря на то, что в 1993 году мое дело было в разгаре, и я ежедневно ходил на допросы в Лефортово в Москве, где находится следственное управление КГБ (теперь он сменил вывеску на ФСБ), я старался быть в курсе дел по референдуму о суверенитете Татарстана. Конечно, в то время меня удивляло то, что такой ясный вопрос, как независимость, был подменен термином, смысл которого трудно понять и сейчас даже с помощью словаря Даля. Вряд ли здесь поможет и традиционная русская пол-литра. Дальнейшее заключение соглашения о разделении полномочий между правительством Татарстана и канцелярией президента России не смогло изменить тягостного впечатления о тщетности трудов, затраченных на это. Хорошо, хоть татарский народ показал себя на этот раз как единый в смысле носителя многовековой мечты о независимости. Однако, сейчас от этого великого энтузиазма, кажется, не осталось даже следа. Невольно возникает вопрос, а не заключался ли весь смысл долгих и нудных переговоров между чиновниками в «спускании пара», чтобы народ остыл сначала понемногу, а затем и навсегда?

Я здесь в США занялся сначала вопросом, насколько идея независимости Татарстана трогает американских татар. В результате могу лишь констатировать, что их эта проблема не волнует совершенно. Несколько ученых, к которым я обращался, ответили, что они не хотят заниматься политикой. А деловые татары, вовсе не хотят и слышать о такой проблеме. Другой вопрос, почему это так, но важен конечный результат. Не ради праздного любопытства я затеял такое исследование. Хотел создать международную организацию за независимость народов Идель-Урал, как это звучит в законе США 86-90 о порабощенных народах, принятом 17 июля 1959 года. В этом законе перечислены порабащенные народы, в том числе народы Идель-Урала и торжественно провозглашено, что Президент США уполномачивается и запрашивается издать ежегодно прокламацию о свободе вышеуказанных народов «до тех пор, пока свобода и независимость будут достигнуты для всех порабощенных народов мира». Яснее ясного.

Вдохновленной это идеей, я начал действовать. Сперва наперво, я подумал, что должен достучаться до государственных мужей США, что они позабыли о нас, что мы все еще являемся порабощенной нацией. Для этого представился хороший случай. Я получил от известного писателя президента Милли Межлис Татарского народа Айдара Халима резолюцию с обращением в ООН о деколонизации Татарстана. Прекрасная работа и пример глубокого анализа колониального состояния Татарстана. Сначала отправил с уведомлением о получении эту резолюцию влиятельным сенаторам США. Затем поехал в Нью-Йорк, чтобы не только вручить резолюцию, где просится, чтобы ООН, которая обязалась сделать 20-й век последним веком колоний, рассмотрела состояние с предоставлением независимости колониям Российской империи, но и изучить возможность сотрудничества по данному вопросу. Если с первой частью задачи у меня не возникло трудностей, то со второй частью было не так просто. Почему? Просто потому, что ни одна татарская или другая общественная организация колоний Российской империи не имеет международного статуса, т.е. они попросту не зарегистрированы в других странах, в т.ч. в США. Поэтому в известной и авторитетной ассоциации неправительственных организаций при ООН, члены которой имеют постоянный пропуск в штаб-квартиру ООН, получают пресс-материалы, присутствуют на пресс-конференциях и обсуждениях на специальных конференциях неправительственного уровня, нет ни одного татарина. А ведь представители указанной ассоциации имеют широкие связи с дипломатами и их советниками, чтобы координировать свои действия по решению заинтересованных или лоббируемых ими проблем. Иначе какой же смысл ходить туда и числиться в ассоциации. Что ж, вывод напрашивался не особенно хороший о нашей активности, хотя мы и так знаем, что неизлечимо заражены болезнью, когда тратим часы для обсуждения пустячного места вынашиваемых решений, чтобы затем пальцем об палец не ударять для их реализации. В тоже время знаем, что даже для получения дачного участка недостаточно одного решения, но абсолютно необходимо месяцами, а то и годами это решение «пробивать» и не всегда успешно. Здесь, в вопросе, который, казалось бы, затрагивает наше бытие, мы безнадежно беззаботны. Уверен, что многие татарские или другие организации принимали решение об обращении в ООН или президентам западных стран, но дело, скорее, заканчивалось их отправлением по адресу «на деревню дедушке». Потому и дело не продвинулось ни на йоту.

После того, как я официально вручил с уведомлением о получении резолюции Милли Меджлис, я поговорил с одним из дипломатов из одной из бывших колоний России, работающим в подкомитете ООН, занимающимся вопросами деколонизации. Я его спросил, обращалось ли в ООН какое-либо автономно-национальное образование России на предмет обсуждения или постановки вопроса для обсуждения его деколонизации. Он ответил, что нет, не обращался никто. Даже Чечня, настаивал я. Даже Чечня, ответил он. Бог праведный, чего же мы хотим в этом мире? Чтобы ООН догадалась о нашем положении, когда там сначала советские, а сейчас российские дипломаты промыли и промывают мозги делегатам всех стран, о том, что-де Российская империя не имеет никаких колоний, в то время как она готова содействовать освобождению колоний других стран, включая Вирджинские острова (США). Вы сами можете видеть плоды такой успешной работы дипломатов империи. Да не только дипломаты поработали, но весь ленинизм преуспел в этом. Уверен без колебаний, что большинство населения колоний России не считает себя порабощенным, поскольку-де колонии это тогда, когда они отделены от метрополии морями и океанами. Старая песня, но весьма ядовитая, как наркотик. Ею отравлены, к сожалению, многие известные деятели нашей элиты, включая и правящей. Писать так я имею основание, поскольку даже такой известный ученый Р. Сагдиев, человек, близкий к верхам Татарстана, включая его президента, уверен, что Татарстан не колония и никакая независимость ему не нужна. Он в телефонном разговоре со мной настаивал, что Россия не имеет и не имела колоний. Когда я его спросил, почему же все так называемые союзные республики, включая братьев-славян Украину и Белоруссию, убежали за одну ночь из России, он ответил, что, мол, воспользовались «бучей» и ее более не будет. Не могу согласиться с таким категорическим утверждением, поскольку процесс распада империи налицо, и мало кто возьмется утверждать обратное. Весь Кавказ является ярким тому примером. Однако не могу не согласиться с замечанием уважаемого академика Р. Сагдиева на мой вопрос о Законе США 86-90 о порабощенных народах с упоминанием народов Идел-Урал. Он мне объяснил просто, что США спустили этот закон «на тормозах». Что же, ему виднее, и я не могу ему возражать, тем более ни один госдеятель Татарстана или Башкортстана никогда официально не запрашивал Госдеп об этой проблеме. В результате, ни один сенатор США не ответил на мои письма, если не считать формальной отписки о том, что они благодарят меня за письмо и что, мол, со временем, они ответят на него. Что же, им виднее. Однако ясно, что сенаторы не будут из-за одного ученого портить отношения с Россией, тем более за ним не стоит ни одна влиятельная сила. Одно дело, когда им надо было ратифицировать Конвенцию о запрете химического оружия. Тут не было числа сенаторам, которые меня закидали письмами, одни - выступить за ратификацию, другие – против. Здесь в США под влиянием моих американских друзей я изменил свою отрицательную позицию к Конвенции и поддержал ее. До сих пор не уверен, выступи в то время я против нее, прошла бы она через Сенат. А вот использовать ситуацию для поддержки вопроса о деколонизации Татарстана не догадался и никто мне не подсказал. Вот что значит, одиночка, вот что значит, я не политик.

Как говорится, неплачущему ребенку соску не дают. Однако ясно другое, что правящая элита не хочет превращения этого вопроса в реальную проблему, т.е. выносить на повестку дня. Не хочет, чтобы он стал предметом мирового масштаба. Вот какой печальный вывод стал для меня страшным откровением. Очень хочется ошибиться, однако факты упрямая вещь и от них, как всегда, никуда не уйти. Утверждения, что мы не являемся колонией, не выдерживают критики не только из опыта начальной стадии уже состоявшегося распада империи, но и с точки зрения научного определения слова «колония». Возьмем, к примеру, словарь The American Heritage dictionary. Там слово колония толкуется как территория, управляемая дальним государством или государством на расстоянии. Точно такое определение дается в словаре Webster’s New World Dictionary. По понятным причинам я не нашел в Британской Энциклопедии точного определения термина, хотя там дается полное описание русской экспансии именно в разделе термина «колониализм». Следовательно, если есть русский колониализм, то должны быть и колонии как результат этой политики. Однако вышеуказанное толкование более определенно приводится в дипломатическом словаре Й. Лоу. Что правда, то правда, определение точного расстояния отдаленного государства от колонизируемой территории не дается. В конце концов, историки и дипломаты не являются представителями точных наук и от них нельзя требовать определения в соответствии со стандартами мер и весов. По-моему, и так яснее ясного, что под такое определение подпадают практически все т.н. автономные образования империи. Все они управляются государством русских, а не татар или башкир, и не из Казани или Уфы, а из Москвы. Думаю, что ни один русский не сомневается, что в свое время русские княжества управлялись отдаленным государством в виде Золотой Орды и они были колониями. Ну что от того факта, что Золотая Орда провозгласила русские территории своими вечными владениями и включила их в свой состав, точно так же, как это сделали русские позднее с коренными составляющими Орды, т.е. татарами, башкирами и другими тюркскими народами? Результат от этого ничуть не изменился, если только не верить сказкам русских историков, что, мол, их войны несли прогресс. Нетрудно понять, что сегодня просто ось управления повернута наоборот в результате захватнической колониальной войны. Москва в виде государства русских управляет колониями, в том числе наследниками Золотой Орды, с тяжкими последствиями для них. В этом есть сущность исторической правды и от нее не уйти. Однако суть вещей не изменилась от утверждения, что-де русская колонизация отличается от британской или французской. Даже оттого, что русские империалисты отказываются от точного определения границ метрополии. И это сегодня такой же вопрос для исследования, каковым был вопрос поиска шахты, где работал т. Н.Хрущев или армии, которой командовал пять раз герой т. Брежнев. Ясно, что это не больше чем имперский трюк. Рано или поздно придется г. Путину или другому президенту русских заняться этим вопросом. Мы с вами являемся свидетелями распада Югославии с очень даже определенными границами Сербии. К счастью сербов, им удалось сохранить хоть давно застолбленное. У наших русских даже этого нет. Уверен, что это очередное проявление высокомерия в разрешении серьезной проблемы. Пока не поздно, надо бы им определиться, а то, может, придется тяжко. Как говорили мне зеки в тюрьме «Матросская Тишина», чем раньше сядешь, тем раньше выйдешь.

Очень даже может быть, что вопрос о независимости многие понимают категорично как абсолютный отрыв от империи, нежелание быть в дружбе и союзе с русскими. Как геополитическое положение Татарстана или Башкортстана или других колоний империи, за исключением нескольких из них, а так и многовековые связи между народами не оставляют места таким подозрениям. Нет, колонии не могут переселиться на Луну или войти под покровительство других старших братьев в виде Турции или Китая, например. Тем не менее, не надо ставить телегу впереди лошади. Все разговоры о союзе, о виде союза могут вестись только между равными партнерами, а не между хозяином и его рабом. Любое демократическое государство-союз, каковым может быть предполагаемая, например, конфедерация республик бывшей (полагаю, что к моменту переговоров империя будет распущена, и колонии приобретут независимость де-факто и де-юре) может быть создан лишь на основе делегирования полномочий снизу вверх, а не наоборот. Так были созданы Соединенные Штаты, после того как колонии Великобритании объявили о своей независимости и создали союз. Годами шли споры делегатов штатов в Филадельфии (с 1774 по 1789 год), пока не была принята Конституция страны. Отмечу, Союз не имел аналога в истории, и даже отцы-создатели США полагали, что это лишь эксперимент от силы на несколько десятилетий. Интересующегося могу отослать к ставшей в этом году бестселлером книге Д.Макколоуфа «Джон Адамс» (второй президент США), где описаны все перипетии борьбы за создание, как сами созидатели выражались, «лучшего союза». Эксперимент оказался удачным, союз получился крепким, пережившим вот уже более двух столетий. Основная причина такой фундаментальности заключается, безусловно, в том, что страна была создана на основе добровольного делегирования свободными и независимыми штатами полномочий центру снизу. Нетрудно отсюда понимать, что спуск полномочий сверху вниз является абсолютным признаком деспотического режима, империи, а не демократического союза. В последнем случае демократическим союзом не пахнет вовсе.

Разумеется, другой, немаловажный вопрос заключается в том, могут ли бывшие колонии с недемократическим режимом составить демократический союз. Понятно, сам вопрос, граничащий с тавтологией, звучит неестественно. Однако, мы должны на него ответить. Ответ может быть только категорическим «нет» и «никогда». К сожалению, вопрос также не является риторическим или сверхтеоретическим. И он важен также для завоевания независимости. Могу утверждать с малой долей вероятности ошибиться, что Татарстан и Башкортстан, а также другие колонии с их недемократическими режимами сознательно или несознательно тормозят свое освобождение, поскольку для большинства их населения вопрос становится непервостепенной или даже любой важности. Пускай, мол, боссы, т.е., хозяева думают, нам, мол, нет разницы, кто будет нами командовать. Возражать такой простой народной логике невозможно, поскольку он при недемократическом режиме отключен от участия в решении коренных вопросов своего бытия. Кто бы ни избирался в Госсовет или другой орган власти, он не является носителем народной воли. Он лишь исполнитель воли главного хозяина и само название «республика» в данном случае становится фикцией. Президент М. Шаймиев несколько раз выразился про оппозицию в Татарстане, что, мол, ее нет, и все оппозиционные партии можно уместить на одном диване. В США такое заявление приводит многих в ужас, поскольку это является неприкрытым доказательством отсутствия какой-либо демократии в своей республике. Запад не остался безразличным к этому. В крупнейшей канадской газете «Глоб энд Мэйл» и выражающей мнение правящих кругов США «Нью-Йорк Таймс» появились статьи о М. Шаймиеве, правящем Татарстаном как хан и подавившем всякое проявление независимости в своей вотчине. Не надо отмахиваться от этих статей, они абсолютно точно выражают позицию Государственного департамента США. Надо ли удивляться после этого, что США начали выборочно предоставлять политическое убежище жителям Татарстана. Тут надо бы не торжествовать власть имущим, а плакать от отчаяния. Ведь любому гражданину Запада ясно, что оппозиция является одним из важнейших условий существования свободного общества. Ведь деспотический режим не обязательно есть повторение режима Сталина. Он осуществляется теперь более изощренно (мне надо тратить место в газете, чтобы разъяснять то, что всем и так очевидно), но результат тот же. Но плакать власть имущие не собираются. А зря. Еще ни одному из авторитарных режимов не удалось изолировать свой народ так, чтобы навечно закрепить господство коррумпированной элиты. Поэтому пока не поздно, не надо злорадствовать по поводу «диванных партий», а немедленно начинать создавать или поддерживать всеми средствами оппозиционные объединения, какие бы они не были неприятными для Президента и его помощников. Конечно, неприятно, когда радикально настроенные Фаузия Байрамова или Айдар Халим критикуют тебя, и порой кажется, не выбирая слов. Еще неприятнее для правящей элиты, когда они обещают устранить ее от власти. Однако, так устроена демократия. Иначе она не действует. У.Черчилль сказал откровенно и цинично по этому поводу. Да, мол, демократия неприятна, порой отвратительна, но укажите мне взамен на другой более прогрессивный строй. Удивительно, что этого не понимают ни президент, ни его помощники. Но ведь таким путем они роют сами себе яму и больше того, развращают народ, уверяя его в том, что лишь они и есть само воплощение демократии.

Оппозиция потому и действует, что хочет придти к власти. Но должна это сделать путем честных выборов. Для этого надо ее также взращивать, направлять ее по демократическому пути. Попросту надо ее и финансировать для издания своих печатных органов. В этом ничего нового нет. Ведь в ответственные моменты жизни нации она может сыграть свою роль в консолидации общества и таким образом реально помочь прогрессу своей республики. Недаром в Англии оппозиция гордо именуется Оппозицией Ее Величества, таким образом, подчеркивается ее важнейшая роль в жизнедеятельности общества. Конечно, поддерживать и работать с оппозицией значительно труднее, чем праздновать власть с подхалимами и любителями наживы. Однако так надежнее и фундаментальнее для всей нации.

Если же вместе этого какой-либо клан или группа авантюристов ухитрится использовать те же методы манипуляции выборами с помощью председателей колхозов, местных зависимых властей, что практикует нынешняя правящая элита, и завоюет власть, то яснее ясного, что взамен одному недемократическому режиму придет лишь другой. Тоже может случиться, если один из тайных ревнивцев к президенту в один прекрасный день арестует его и объявит себя президентом – спасителем. Поверьте, Москва в этом случае лишь обрадуется и ничего не предпримет для восстановления прежнего начальника республики, поскольку будет знать, что вместо одного автократа пришел другой. С чего тут ломать копья и стараться сохранить старого слугу. Сомневаюсь, что Госсовет отважится на защиту своего хозяина, поскольку выбирался не из людей, готовых постоять за демократический Татарстан, а из готовых служить столичному хозяину районных боссов. А общество, народ, конечно же, будут хранить молчание, поскольку им это будет глубоко безразлично. Если нет демократических институтов власти, то нет и их защитников. Вот чего боялись отцы-созидатели американской демократии. Вот почему они заложили такой фундамент государства, чтобы подобное исключить.

Любому читателю известно, как американские законодатели ревностно и порой отнюдь небеспристрастно критикуют своих президентов, подвергают процедуре отрешения от власти (импичменту) по причинам, звучащим просто смешно для нас. Но ведь ни один американский президент не пытался преследовать ни одного политического деятеля за это под любым соусом. Ни один из них не пытался запретить по надуманной причине, подобной, например, при «судебном» запрете газеты Фаузии Байрамовой, остановить издание журналов или газет, публикующих компромат и даже откровенную клевету на Президента США. Мне неизвестен ни один случай из истории американской демократии, когда какой-либо президент подавал бы в суд иск на клевету. Президент выше этого. Что правда, то правда, сторонники второго президента США Д.Адамса протолкнули в Конгрессе закон для преследования клеветников и один из журналистов даже просидел год в тюрьме, однако этот закон скорее сыграл против Д.Адамса и он не был избран на второй срок. Вот другой пример, на это раз из книги С.Оатса о А.Линкольне. В труднейшее время гражданской войны в 1861 году президент убедился, что министр обороны не справляется со своими обязанностями, и он уволил его. Когда он на этот пост назначил Стантона, то все окружение президента было шокировано. Всем было известно, как этот человек не стеснялся в оскорблении президента и выражения типа «сплошной дурак», «настоящая горилла» были отнюдь не худшими из них. Однако президент руководствовался не чувством мести, а интересами нации и был уверен, что только Стантон, и никто другой справится с делом. И он не ошибся, Стантон полностью реорганизовал свое министерство и был в высшей мере эффективен для выигрыша труднейшей войны. В конечном счете выиграла страна, американская демократия. Нелишне отметить, что А.Линкольн отнюдь не происходил из аристократов или богатых, а был лишь сыном бедного фермера, самоучкой-адвокатом, не закончил даже средней школы, а колледж, как он говорил, впервые увидел изнутри, когда его сын поступил в Гарвардский университет.

Мы вновь и вновь спрашиваем себя, почему наши правители не берут пример с лучших образцов, а всячески стараются дублировать Туркмен-баши или Лукашенко? Неужели наш удел заключается в существовании в подобном деспотическом режиме? Однако народ чутьем понимает, что ему не нужен худший хомут. Пусть, мол, лучше Москва, если даже она далека, но не так сурова, как местные мини-деспоты, и при случае можно искать там справедливости. Вот где ключ к пониманию народного безразличия к вопросу о независимости и демократии в нынешние времена.

Если казанские правители сознательно исключили свой народ от решения и демократической игры во власть, посчитав, что он не дорос до нее, то что же они сделали для того, чтобы реализовать результаты референдума и декларации о независимости в международном масштабе? Обратились о признании независимости Татарстана к свободным странам, послали свои делегации с разъяснением своих решений? Послали уведомление с соответстувующими решениями в ООН или в Лигу Мусульманских стран? Мне неизвестны такие шаги руководства республики, и я боюсь, что о них не знают и читатели, поскольку подобных шагов предпринято не было. Более того, когда я встречался с афганским представителем в ООН (с неталибанским ), то в ответ на мой вопрос об изучении возможности признания суверенитета Татарстана он лишь усмехнулся, сказав, что он знает, какую на самом деле Татарстан имеет независимость. К слову, афганский дипломат буквально поразил меня своим знанием истории татар, Казанского и Крымского ханств. Он прекрасно знает наших великих писателей и глубоко благодарен татарским муллам-просветителям, вложившим, по его словам, великий вклад в дело просвещения афганского народа. Признаюсь, при этом у меня с глаз потекли горячие слезы гордости и боли за мой многострадальный татарский народ. Как хорошо, что просвещенные сыны Востока судят о нас не по холуям типа сатрапа Российской империи, бывшего ее посла в Афганистане Ф. Табиева, а по Г. Тукаю, И. Гаспринскому и Валиди.

Допустим, что правители побоялись и, в лучшем случае, прошляпили благоприятный момент для судеб своего народа. Однако почему же они не предпринимают конкретных шагов в данный момент? Почему ни один депутат из Татарстана в Госдуме в Москве ни разу не выступил на тему о независимости, о деколонизации? Почему ни один правящий орган республики, включая Госсовет, ни разу не принял решения с обращением в ООН о деколонизации и не направил своих представителей туда для переговоров? Что они глупее меня, в буквальном смысле терзающегося от этих вопросов, и несмышленыши в международных вопросах? Даже здесь, в США, не сомневаются, что каждый депутат от Татарстана в Госдуме или в Госсовете республики только потому избран, что ему доверяет сам М. Шаймиев. Абсолютно уверен, что они умные и расчетливые, однако, боюсь, лишь для своего безбедного существования. С большой долей вероятности можно предположить, что их устраивает существующее положение вещей.

Этого можно видеть на примере бывшего вице-президента Татарстан Лихачева, так торжествующе, но шокирующе бездарно дающего интервью в Брюсселе с оправданием грубых нарушений Россией прав беззащитного населения Чечни в Европейском Совете. Тяжко от того, что этот холуй является другом нашему Минтимеру Шаймиеву.

Это можно наблюдать в скверах наших городов, включая Казань, где в бронзе красуются палачи татарского народа Ленин и его сатрапы. Татарские улицы все еще носят их названия. В чем, в чем, но абсолютно уверен в том, что даже московские правители не подсказали такой кошмар. А ведь каждый татарин знает, что в Германии не найти ни одного памятника Гитлеру и его сатрапам, также как в России невозможно представить памятники Чингиз Хану, Батый Хану или его наследникам. Что, татары против того, чтобы на месте чушки Ленина на его одноименной площади установить памятник Сююмбике по прекрасному проекту З. Басыйрова? Может, Москва противится такой самостоятельности?

Мне трудно предположить, какими были бы ответы на мои вопросы со стороны руководства республики. Однако они вряд ли что изменят в существе дела и факты свидетельствуют в пользу моего печального вывода. Иначе как объяснить, что даже временами поддерживаемые правительством общественные татарские организации с громкими названиями ничего конкретного не предпринимают в деле интернационализации вопроса о независимости и деколонизации? Здесь невооруженным глазом видится нежелание правящей элиты идти на конкретные, подчеркну, сугубо мирные дела. Когда ведь в свое время крепко приспичило, и Москва чуть не арестовала М. Шаймиева как соучастника (отнюдь не без оснований) большевистского путча августа 1991 года, то он ловко использовал именно эти организации для вывода народа на улицы Казани и удачно спасся.

Сегодня г. Путин, видя абсолютную покорность элиты колоний, занялся окончательной ликвидацией их даже мнимых признаков автономий. Правильно. С рабами не церемонятся. Однако уверен, он глубоко ошибается лишь в одном. Это одно заключается в попытке ограничения власти местных правителей над своим населением. Вот это «одно» в первую очередь, а не вопросы независимости и деколонизации, затронет интересы местных правящих элит. Здесь-то и может развернуться борьба. Кто же добровольно отдаст неограниченные возможности для личного обогащения и уже ставшем наследственным авторитарное правление? Тем более после того, как М. Шаймиев, согласно «Нью-Йорк Таймс» (9 марта 2000 г.) уже гарантирует «демократию» в Татарстане в лице своих двух сыновей.

Здесь также наступает момент для всяких политических манипуляций. Если г. Шаймиев два года назад перед очередными президентскими выборами империи «как всегда мудро» поставил не на ту лошадь в виде ярого большевика г. Примакова и проиграл, к сожалению, не собственную власть, то не исключается возможность его окончательного проигрыша в следующей игре правящей элиты империи. А игра предстоит серьезная и бескомпромиссная. Крестный отец двух президентов империи г. Б. Березовский недавно в своем интервью в интернете обрисовал основные положения своей новой партии, которая, как он обещает, выиграет следующие президентские выборы. Более того, он предсказывает падение г. Путина в скором времени. Если учесть, что он и есть тот человек, который привел к власти г. Путина, то следует относиться к нему со всей серьезностью. Так вот, Б. Березовский в своей программе предлагает решение сохранения России от дальнейшего распада путем создания конфедерации на принципе делегирования полномочий снизу вверх. То есть создание союза на равной основе, когда все национальные образования, включая русские (а их пока попросту нет), ведут переговоры и заключают соответствующее соглашение. Надо ли говорить, какие серьезные вызовы мы будем переживать. Однако уверен в одном, если элита татарского народа не мобилизуется и проявит инертность, то наступающий переломный момент будет нами в очередной раз прошляпан точно так же, как это произошло во времена распада империи под названием СССР. Наша старая правящая элита не способна на решительные шаги по причинам, изложенным выше. Не надо заниматься одним лишь ее бичеванием или увещеванием. Ее не изменить. Она сыграла для своей выгоды неплохо. Если она желает и дальше заниматься спасением империи, как это делает в настоящее время, то мы должны помешать этому, как говорится, выведя ее на чистую воду перед всем миром. Одной из мер в таком направлении является интернационализация вопроса о деколонизации Татарстана до уровня инициирования ее обсуждения в ООН. Для этого как нельзя лучше было бы возобновление вновь создаваемым национальным фронтом Татарского Народа сбора подписей под обращением в ООН. Еще отнюдь не факт, что мировое сообщество, ООН, западные демократии останутся безразличными к такому обращению. А там, глядишь, нагрянут и истинно демократические выборы под наблюдением представителей ООН, как это положено для деколонизируемых территорий. Я знаю отнюдь не теоретически, у нас есть друзья среди них, включая представителей правительств бывших российских колоний. Мы, истинные патриоты своей нации, сумеем донести до всего мира сокровенную многовековую мечту нашего народа о независимости, потери которой в будущем году исполняется 450 лет. Много колоний в мире, с гораздо большим стажем, уже приобрели независимость. Уверен, мы достигнем не меньшего. Если будем действовать, а не только говорить.

Вил Мирзаянов,

Лауреат Премий за проявление исключительной моральной отваги для сохранения безопасности и благосостояния Российского народа и человечества Американской Ассоциации за прогресс науки, Фонда имени Кавалло, Нью-Йоркской Академии Наук.

Примечание: Данный текст был опубликован в 2001 г. газете "Звезда Поволжья". Автор не уточнил дату публикации и номер газеты.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru