Make your own free website on Tripod.com

«ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»

№1, 26.01.1999


А НАПОСЛЕДОК Я СКАЖУ...

Не учите меня жить, лучше помогите материально.

Ирек БИККИНИН

Публикация Шамиля ДЖАЛИМОВА "Пугливые татары, чего вы так боитесь?" вызвала неоднозначную реакцию татар - от резкого неприятия администрацией Лямбирского района до восторженных откликов простых людей.

Мне сказали: "Ты злоупотребляешь служебным положением - из-за личной неприязни к Кабиру публикуешь отрицательный материал. Ты его бьешь, а у него нет возможности ответить тебе".

Я: "Любое его опровержение мы опубликуем. Со своим комментарием. А там пусть читатель рассудит".

Мне неоднократно приходилось слышать от нетатар, что "этот Кабир Альмяшев такой националист, везде продвигает своих татар". Думаю, что эти разговоры доходят и до него самого и, должно быть, это его беспокоит.

Поэтому критика со стороны татар Кабиру Абдулловичу только на пользу. Скоро выборы, а большинство населения района теперь русские, они должны оценить по достоинству позицию главы района - поддерживать межнациональное согласие в районе, в том числе за счет интересов татарской культуры. Так что наши критические замечания для К.А., как бальзам на раны.

Возможно, это наш последний номер в качестве газеты только общества "Якташлар". Возможно, следующий номер мы выпустим как бюджетная республиканская газета.

Поэтому дать этот материал о моем отношении к нынешнему главе Лямбирского района в каком-либо из следующих номеров может стать невозможным из-за этических соображений. А на сегодняшний день наша газета ни копейкой не обязана бюджету республики, и мы пока еще абсолютно независимая газета татарской общины Мордовии.

Не думаю, что и в дальнейшем власти будут диктовать нам, просто мы уже сами будем как-то корректировать себя, заниматься внутренней цензурой. Кусать кормящую руку - последнее дело.

В случае чего будет нетрудно организовать новую независимую татарскую газету. Опыт и поддержка со стороны татар есть.

Поэтому я решил в этом номере все-таки немного прояснить ситуацию, дать несколько штрихов, закрыть тему, так сказать.

Тем более, что, как мне нашептали "доброжелатели", в результате публикации этого и некоторых других материалов я стал личным врагом Кабира Абдулловича. "Меры" какие-то в моем отношении он все равно предпримет, так что лучше высказаться откровенно.

... В начале 1998 года, когда я ходил с протянутой рукой ко всем небедным татарам, кого знал, зашел и к К.А. Он всегда высказывал готовность существенно помогать нашей газете. Мало того, даже обещал обеспечить финансами написание моей кандидатской диссертации на историческую тему. Это обещание было приятным, но зная К.А., я понимал, что это всего лишь фантазии на свободную тему.

В это время я готовил к печати статью К.А. "Этнографические и этнокультурные процессы на территории Лямбирского района" для книги "Российская провинция: история, культура, наука", делал снимки достопримечательностей Лямбиря для иллюстрации этой статьи. К.А. принял очень радушно, дал в пользу газеты 250 рублей.

10 марта для меня сложилась чрезвычайная ситуация - в село Аксеново, где мы живем, приехали газовики и начали отрезать ввод газа в дома должников. Должниками мы не должны бы быть - ведь никто не отменял оплаты администрацией света и отопления для сельских учителей (моя жена учительница). Но в Аксенове за эти годы еще ни одному учителю не оплатили газовое отопление - власти и здесь грабят учителей. Нам повезло - среди газовиков оказалась наша дальняя родственница и нам дали отсрочку на неделю. У нескольких соседей, в том числе и у учительницы, газ отрезали. А ведь в марте еще холодно.

Где взять деньги - почти 1000 рублей? Жена подсказала: "Район должен нашей семье детские пособия за полгода 1996 года и весь 1997 год, итого свыше 1200 рублей. Ты с Кабиром Абдулловичем в хороших отношениях, а он многим этот вопрос решает". К.А. заверил: "Приезжай, получишь". Он подписал заявление, приписал зачем-то еще 250 рублей материальной помощи, вызвал даму, которую за глаза кличут "Министром финансов" и поручил ей проконтролировать.

Я был рад, что К.А. так четко решил проблему. Правда, тогда я не знал, что подписи начальники могут ставить по-разному - для настоящего исполнения и для тихого саботирования...

Вышли в коридор, "Министр финансов" сказала, что сейчас денег нет и попросила оставить мой телефон. Мол, завтра или в понедельник деньги появятся и она сразу позвонит.

Звоню ей сам на следующий день, 13 марта, в пятницу - денег нет.

В понедельник 16-го марта в Лямбирь с таким же заявлением о детских съездила коллега жены и на следующий день она их уже получила. Жена в панике: "Как же так? Мы 12-го подали заявление, еще ждем, она 16-го, и уже с деньгами?"

19-го звоню "Министру финансов". Она: "Что же Вы в пятницу не приехали, получили бы". Я: "Я же звонил, Вы сказали, что сами позвоните". МФ: "Идите в собес к Саадат Хамзеевне, получайте". Иду. Та ничего не знает. Иду к МФ, она звонит Саадат и снова посылает меня туда же. Долго ищут мое заявление. Не находят. МФ говорит: "Бумаги у Ибрагимова, я ему отдавала, его сейчас нет, приезжайте завтра".

Завтра бумаг тоже нет. Нахожу Ибрагимова, он говорит, что ничего насчет меня не видел. К.А. в отъезде.

Звоню ему утром домой. "Приезжай, решим вопрос". В четвертый раз приезжаю в Лямбирь.

Заявление найти не могут, МФ просит еще раз написать бумагу, теперь уже о помощи. Я: "Причем здесь помощь, речь шла о детских". Она: "Детские само собой заплатим, пишите на 250 рублей помощи". Я: "Почему же вдруг нет детских, я же не ради материальной помощи, которую, кстати, не просил, езжу сюда. К тому же Вы сами сказали, почему я в пятницу не приехал, получил бы деньги. Как же я получил бы, если Вы даже заявление потеряли?" "Ничего я не говорила про пятницу, не надо выдумывать!"

Допускаю бестактность, незаметно для себя перехожу на ты: "Что же ты так врешь, выкручиваешься? Что же так гоняешь понапрасну? Тебе что, будет лучше, если я не буду выпускать газету и снова займусь коммерцией? Да я не мог представить раньше, что из-за таких смешных сумм буду столько времени обивать столько порогов и гнуться в три погибели перед всеми!"

Она умница, сразу ухватывается за "ты" и в наступление: "Я с Вами на брудершафт не пила, чтобы ко мне на ты обращаться". Сразу становится хозяином положения. Уже как бы я виноват.

Не буду описывать процесс написания бумажки, подписания его, топтания около собесовских дверей, выпроваживания в коридор, и, наконец, получения 250 рублей не моих денег.

Прошел апрель, детских нет. При каждой встрече вежливо напоминаю К.А. о детских. "Как, не получил? Не может быть, накажу! Все, разберусь, получишь!"

В конце апреля вышла книга со статьей К.А. в моей обработке. 14 мая. Сафаргалиевские чтения, я читаю свой доклад "Татарская проблематика в историографии Республики Мордовия", К.А. читает свой доклад. С высокой трибуны К.А. говорит, даже не запинаясь, что в районной газете "Призыв" уже давно каждую неделю выходит полоса на татарском, мало того, теперь есть и республиканская газета для татар. Сам смотрит мне прямо в глаза. А что я? Пусть фантазирует. Записываю его речь на диктофон и фотографирую для газеты.

В перерыве еще фотографируемся, затем дружно идем на фуршет, устроенный К.А. Стол богатый. Кто напивается, кто наедается, кто от души общается с коллегами, в общем, все хорошо. Я решаюсь: "Кабир Абдуллович, неудобно говорить, но детские ведь я так и не получил". Он: "Все, приеду в район, разберусь".

Действительно, в конце мая происходит чудо - получаем детские. Но только за полгода 1996 года. Пособие за 1997 год так и до сих пор остается за районом. Конечно, и за 1998 год тоже. Обещанного, говорят, три года ждут. В чем здесь мораль? Не знаю.

Есть только вопрос - почему, имея реальную возможность отдать мои законные деньги, К.А. не сделал этого? В чем здесь подвох? Казалось бы, он сразу двух зайцев убивает: делает мне одолжение - ведь не каждой семье удается получить свои дет-ские; помогает "Татарской газете" - ведь часть этих денег ушла бы на газету.

В чем же дело? В бюджете района нет денег? Конечно, нет. Если и есть, все равно на всех не хватит. "Пряников всегда не хватает для всех". Кому-то хватает.

А чем я лучше тех, кому тоже не дают пособий? Ничем. Так может, лучше не надо было подписывать никаких бумаг? Так было бы честнее, чем гонять десятки раз в Лямбирь. Ну отрезали бы газ. Так ведь не отрезали же.

В масштабах района сумма детских пособий конкретной нашей семьи никак не могла повлиять на общую картину невыплат.

А конкретно для нашей семьи эти деньги имели большое значение и бюджету нашей семьи действиями администрации причинен большой ущерб, ведь даже если когда-нибудь мы получим наши детские за 1997 и 1998 годы, эти деньги будут уже совсем не теми деньгами. Они уже обесценились в несколько раз. Нашу конкретную семью администрация уже ограбила.

Зачем К.А. нужно было из-за ерунды так унижать меня? Что он хотел доказать и кому?

Если он ставил себе задачу кому-то продемонстрировать свое отношение к нашей газете через отношение к ее главному редактору, то это у него получилось. Он доказал им, что он не наш сторонник.

У читателя может сложиться впечатление, что вот К.А. не дал редактору детские, и поэтому "Татарская газета" начала так критично относиться к делам в районе. Нет, в нашей газете весьма не понравившиеся лямбирским руководителям материалы появились еще осенью 1997 года - в №2 от 15 сентября, №3 от 15 октября и №5 от 17 ноября, когда у нас с К.А. были очень хорошие отношения. Позже оказалось, что это только я так думал, что они хорошие.

Для меня Лямбирский район особенный. Я здесь родился, вырос, работал 9 лет, постоянно живу. Знаю район не понаслышке, не из интервью его руководителей. Поэтому и особый спрос с Лямбирского района.

Вообще К.А. - личность колоритная, яркая и противоречивая. Он не стесняется своего татарского акцента и, как мне кажется, иногда даже нарочито усиливает его. Он не стесняется говорить о том, что никто не снимал статус национального татарского с Лямбирского района.

Он много говорит о возрождении и развитии татарской культуры в районе, о дружбе народов, о стабильности межнациональных отношений в районе.

К сожалению, многие его слова так и остаются словами, чистой воды демагогией. Конечно, руководитель района должен уметь лавировать, учитывать интересы самых разных групп населения района. Но это не значит, что обязательно нужно говорить неправду.

Всегда лучше честно сказать, что не можешь что-то сделать и отказать просителю. Тогда человек найдет какой-то другой выход, другой способ решить свою проблему, а не будет надеяться на демагога, теряя время и возможности.

... Сейчас, 20 января, когда я заканчиваю писать этот материал, в доме денег нет совсем. Зато есть долги соседям и не оплачены телефон и газ. У кого из соседей можно было занять, у тех уже позанимали. Хлеб покупали в последний раз в пятницу 16 января. Хорошо, пока еще есть мука. Она не купленная, этот мешок муки был нам подарен. Сын-студент вечером пришел с зачета домой пешком - на полдороге в Аксеново высадили с автобуса милиционеры за безбилетный проезд - денег ему на обед и проезд дать не можем.

Но теперь я не паникую так, как это было год тому назад. Есть надежные рузаевские татары. Их поддержка по-настоящему сделала возможным выпуск газеты в течение всего 1998 года, и, собственно, их усилиями пока и держится газета.

А свои, лямбирские... Что же поделать... Такими их мама родила.


© «ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА»
E-mail: irek@moris.ru